Судьба человека

Жизнь и деятельность заслуженного строителя Чечено-Ингушетии Ахмета Цурова, достойного сына своего народа

0
Ахмет Цуров

Родился Ахмет Мусиевич Цуров в 1932 году в Пригородном районе Чечено-Ингушетии, в селении Редант, в нескольких километрах от Буро, так ингуши называют Владикавказ.

«Утопающее в зелени село, бездонное синее небо, ветер, гоняющий облака, разрывая их в клочья. Чистый воздух, наполненный пересвистом и гомоном птиц. Дом, огороженный каменным забором, с верандой: деревянные потолки, покрашенные в белый цвет». Вот таким запомнился 12-летнему мальчику свой дом, откуда его, вместе со всем народом, сослали в 1944 году в Казахстан, объявив «врагом народа».

Ахмет Цуров, как и многие его современники, вёл дневник жизни, в который записывал произошедшие в его судьбе события. В жизни сдержанные и стойкие, терпеливые и непреклонные, они находили на страницах личного дневника то самое плечо, где могли излить свои переживания, поделиться своими разрушенными мечтами и, конечно же, надеяться, что наступит светлое будущее.

С незначительными выдержками из личного дневника Ахмета Цурова нам удалось познакомиться благодаря книге Марем Цуровой, дочери нашего героя, изданной ею после смерти отца, «Ахмет Мусиевич Цуров: время, события, личность». С дозволения автора мы хотим рассказать вам не просто о профессиональном строителе, специалисте высшего класса в проектно-строительной системе советского и постсоветского периодов, но и судьбе человека, которого смело можно назвать достойным сыном своего народа, истинным патриотом, всю свою жизнь отдавшем служению народа.

Такими они были, люди старшего поколения, которыми мы по праву можем гордиться и на которых смело можем равняться.

Перед домом был сад...

Родился Ахмет Цуров в большой ингушской семье, в которой жили, как он пишет, «дедушка, бабушка, дядя Иса с женой Тоти и пятерыми детьми, и мы — отец, мать и пятеро детей. Жили не богато, как большинство ингушей». Хотя отец Ахмета, Муса, работал в райкоме партии, прокурором, был в одно время секретарём райкома комсомола, был в составе Коммунистической партии, имел высшее юридическое образование. Но в те годы чины не давали им право довольствоваться сытной жизнью, как это происходит сегодня. Они были слугами народа, и только так понимали своё предназначение.

Мама Ахмета — Лимнат Гондалоевна Цурова (Мальсагова) была из благородной семьи. Выполняла безропотно обязанности снохи, жены и матери. Всем её пятерым сыновьям имена давала бабушка, и всегда нарекала их в честь настоящих мужчин и героев, которые встречались в её жизни. Так появился первым на свет наш Ахмет, потом Бекхан, Мусост, Саварбек, Салман и Мухтар, шестой ребенок, появившийся на свет уже в годы депортации.

«Перед домом был сад, — пишет Ахмет Цуров, — в котором росли груши, яблони и много вишнёвых деревьев. За домом разбит огород. В хозяйстве было много крупного рогатого скота, коз, овец, лошадей и всякой разной птицы».

Основным добытчиком в семье был дедушка, вернее, кормилась семья за счёт большого хозяйства, в котором он был главным. Дед Хосбот был благородным, сильным и мужественным человеком. В своё время сражался с деникинцами, защищая свои земли. Настоящей подругой его жизни, и в хозяйстве, и в бою, была супруга — бабушка Хагос Тангиева, женщина высоких моральных качеств, сильная духом, стойкая и благородная. В суровые дни борьбы с деникинцами она, рискуя жизнью, снабжала бойцов патронами и ружьями с поля боя, носила защитникам провизию и помогала раненым.

Жили они дружно, в заботах, поддерживая друг друга словом и делом. По весне, когда прилетал жаворонок — «птичка пахоты» называли её ингуши, выходили все на поле и работали там до самой поздней осени: пахали землю, удобряли её навозом и илом, сажали кукурузу, пшеницу, между ними фасоль, тыкву и т. д.

Конечно же, дети, всегда оставались детьми, поэтому времени на то, чтобы поиграть, им тоже хватало. «Зажимали руку сильно в кулак, и на ямочке, которая появлялась на запястье, клали кусочек шерсти и поджигали, — вспоминал Ахмет Цуров. — Кто дольше выдержит, тот и выиграл. Но больше всего любили мериться силами с городскими мальчишками, которые отдыхали в пионерском лагере, неподалеку. Это закаляло наш характер и укрепляло мужской дух».

О бабушке Ахмета Цурова стоит сказать немного больше, так как наш герой посвятил ей много добрых и возвышенных слов на пожелтевших страницах своего дневника. Бабушка Хагос умела радоваться жизни, никогда не унывала, не ругалась, не плакала и правду говорила, какой бы горькой она ни была. Все эти черты, ее хозяйственность и истинную религиозность, ему посчастливилось потом найти в своей жене Либихан Бамат-Гиреевне Кориговой, дочери уважаемого муллы.

Хагос многое повидала в жизни и смотрела на будущее без особых иллюзий. «Не надо накапливать, не надо строить большие дома, — говорила она, — зачем разводить много скота. Достаточно вещей и добра, которые можно взять за один раз и уйти. Остальное накопление достанется гяурам (врагам)». Она так говорила из горького опыта своей собственной жизни. Ведь как только ингуши начинают налаживать своё хозяйство, говорила она, тут же находится повод назвать их бандитами, послать на кавказскую войну, сослать в Турцию, воевать с белоказаками или раскулачивать. И, несмотря на это, в любое время их могут убить, ограбить или сжечь дома.

Она словно пророчески смотрела вперёд. Так скоро и случилось.

23 февраля 1944 года рано утром к ним зашли солдаты и объявили о высылке. Всех мужчин собрали в центре на сход. Отец был в отъезде по партийным делам. Бабушка сразу же взяла ситуацию в руки. Она не стала причитать и лить слезы, а наоборот, несмотря, на то, что с годами уже стала немного сутулиться, тут уже выпрямилась, расправила плечи и запретила плакать всем, дабы не показывать врагам свою слабость. Потом схватила с кровати простыню, разложила её прямо на полу и начала собирать вещи, на ходу давая указания невесткам и детям, какие запасы следует взять в дорогу. Всё это она делала оперативно и чётко.

В последнюю минуту, прежде чем выйти из дома, она сказала всем притронуться рукой к двери и прочитать первую часть молитвы, сказав, что вторую часть они обязательно прочтут по возвращении домой.

«У ворот бабушка остановилась и оглянулась, — пишет Ахмет Цуров. — Она прощалась с родиной, которая начиналась с этого двора. С этого двора она уходила трижды и всегда возвращалась. Сейчас она уходила в последний раз. Великая женщина. «Если я умру в ссылке, мне обеспечен рай. Аллах, я думаю, отнесет мою смерть, как смерть за веру, — сказала она — Мы останемся на чужбине, но души всё равно с вами вернутся сюда».

С этими словами семья Цуровых покинула отчий дом. Умерла бабушка Хагос сразу же после высылки — в 44-ом году. Через полтора года ушёл из жизни и дед Хосбот Цуров. А ещё через два года умер отец Ахмета — Муса.

Ты самый старший, значит, тебе отвечать за семью

В депортации семья Ахмета оказалась в Рузаевском районе Кокчетавской области. Свою трудовую деятельность наш герой начал в 12 лет. Сразу же после наступления весны он устроился на работу в колхоз «Передовой пролетарий». Пахал, сажал, был на подхвате, работы не чурался и сложа руки не сидел. Как-то бороной на пахоте он получил серьёзную травму голени и долго лежал в больнице. В то время скончался его отец.

Бабушка всегда говорила Ахмету: «Ты старший, значит, тебе отвечать за семью. Помни это всегда, и не забывай, чей ты сын».

Ахмету было 16 лет, когда на его плечи легла ответственность за младших братьев. Больше всего его беспокоило то, что они могут забыть родину, о которой мало что помнили. Он держал их в строгости и дисциплине, воспитывал в них настоящих ингушей и настоящих мужчин. Благо, все они выросли достойными людьми. Чтобы мальчишки не прижились и не привыкли к одному месту, он часто менял место жительства.

Понимая, что будущее за образованными людьми, учился сам и того же требовал от младших братьев. Но работу оставить он не мог. Работая столяром в артели «Металлист» Кокчетавского ОПС, потом в Доме культуры, он параллельно ходил в вечернюю школу. Никогда не давал себе слабину, хотя был молодой и, как его сверстники, тоже хотел порой пойти в клуб, отдохнуть с ребятами или посмотреть кино.

Всегда на передовой

Вечернюю школу Ахмет Мусиевич окончил на «отлично» в городе Фрунзе, куда семья переехала в 1954 году. Здесь же он поступает во Фрунзенский политехнический институт на горно-геологический факультет. В эти годы заботу о семье разделил с ним подросший брат Бекхан, устроившись на работу водителем.

Через три года с первыми переселенцами семья Ахмета возвращается на родину, и студент переводится на третий курс в Северо-Кавказский горно-металлургический институт на горно-геологический факультет. В 1960 году он получает диплом по специальности «Разработка месторождения полезных ископаемых».

Молодого специалиста направляют на работу в Чечено-Ингушское карьероуправление на должность инженера ПТО. Но уже через два месяца, завидев, как молодой человек грамотно и ответственно подходит к своим обязанностям, руководство назначает Ахмета начальником карьера «Аргун». Здесь он работает шесть лет, повышая свои знания и опыт, получая грамоты, поощрения и заслуженные награды. В январе 1962 года он становится членом КПСС (в те годы это было высокое доверие со стороны руководства, и быть членом партии значило, что карьерный рост обеспечен).

Так, в 1966 году по рекомендации отдела строительства Чечено-Ингушского обкома КПСС Ахмета Цурова назначают начальником Управления дорожно-мостового строительства (УДМС). Это было время подъёма дорожного строительства по всей стране. Центр выделял в эту деятельность значительные средства и новейшую технику. И тот факт, что именно нашему герою доверили такой участок народного хозяйства, значил, что ему оказывает власть высокое доверие. Под руководством Цурова были проложены сотни километров дорог по всей республике, проложены трамвайные линии в Грозном, возведены мосты через реку Сунжа.

С 1980 по 1994 год Ахмет Цуров возглавляет проектно-строительное управление «Чечингражданстрой», куда входят 26 предприятий и в общей численности работают свыше 3 тысяч рабочих. Это был единственный трест в республике, во главе которого стоял ингуш, потому и работающих здесь было больше ингушей, в сравнении с другими предприятиями. Поэтому его называли между собой строители, проектировщики, геологи и другие представители смежных профессий — «ингушским».

В числе прочих работ, которые были безупречно выполнены в годы руководства Ахмета Цурова организацией, переименованной теперь в «ЧечИнгремстрой», хочется выделить несколько объектов, скажем так, особо отличившихся по сложности, технике выполнения работ и по результативности.

Историческое здание конца XIX века, в котором располагался Дворец пионеров. Это здание сильно пострадало ещё в 30-х годах ХХ столетия в результате сильного пожара, и было частично реконструировано. Но теперь оно значительно обветшало и требовало повторного вмешательства. Многие специалисты предрекали зданию «гибель». Но, учитывая историческую ценность объекта, Ахмет Цуров взялся за работу с присущей ему ответственностью. Он сохранил для горожан облик Дворца пионеров, но провёл настолько сложную работу, что проще было бы построить новое здание. Так, им были полностью убраны все внутренние деревянные перекрытия, которые пришли в негодность. Здание, готовое обрушиться в любой момент, было со всех сторон ювелирно реконструировано и укреплено. К тому же в интересах функционального использования оно было ещё и расширено.

Другой объект — уникальный бетонный козырёк необычной конструкции, позволяющий иметь лишь одну опору в качестве стены-барельефа. Ему тоже некоторые строители и проектировщики предрекали недолговечность, говорили об опасности установки «козырька» в общественном месте. Однако Ахмет Цуров верил в благополучность технических инженерных расчётов и в профессионализм своих проектировщиков и строителей. Таким образом, трамвайная остановка у средней школы № 2 стала визитной карточкой города Грозного.

Являясь начальником треста республиканского масштаба, Ахмет Цуров никогда не забывал о благополучии своей Ингушетии, которая финансировалась всегда по остаточному принципу. Он использовал любую возможность, чтобы поддержать родные города и сёла. Ахмет Цуров старался проложить автомобильные дороги даже там, где это не было запланировано, старался построить для своего народа объекты социального значения.

Так, благодаря его стараниям был построен комплекс водоснабжения длинной 38 км в станице Орджоникидзевской, ныне город Сунжа, которая снабжает качественной водой этот населенный пункт и будет работать ещё десятки лет.

В городе Назрани им был построен водопровод-перемычка длиной 4 км и диаметром 800 мм, который обеспечивает водой хорошего качества весь город и будет обеспечивать его ещё ближайшие 50 лет. Тем самым он создавал и рабочие места в республике, где всегда был избыток трудовых ресурсов.

Памятник репрессированным в городе Грозном

Среди прочих заслуг Ахмета Цурова хочется особо отметить его непосредственное участие в возведении памятника репрессированным из надмогильных камней в городе Грозном.

В годы работы Ахмета Цурова в Управлении дорожно-мостовым строительством, он столкнулся с одним вопиющим фактом глумления над могилами предков. Сегодня ни для кого не секрет, что после высылки ингушей и чеченцев их надмогильные камни использовали в качестве береговых и дорожных укреплений. Это было распространенным явлением в годы ссылки коренных народов по всей территории упразднённой Чечено-Ингушетии. Для любого здравомыслящего такое надругательство над могилами было бы выше всякого цинизма и безумия. Но видимо для тех, кто занимался этим и кто давал указания, не были писаны ни Божьи, ни человеческие нормы морали, совести и чести.

Так или иначе, занимаясь дорожным строительством, Ахмет Цуров обнаружил те самые надгробные камни вдоль дорог. Пользуясь своим положением, он организовал, под видом реконструкции, изъятие всех могильных камней по всей бывшей Чечено-Ингушетии. Далее он складировал эти памятники в одном из своих хранилищ под видом отработанного материала. Времена ещё были «запретные», но Ахмет Цуров, поставив в известность обком партии о своем намерении, осуществил задуманное. Позже, в городе Грозном на площади Орджоникидзе из этих камней будет создан уникальный по содержанию и смыслу, отражающий суть всей сталинской национальной политики, памятник репрессированным.

Общественно-политическая деятельность

Ахмет Цуров всегда был на передовой не только в своей отрасли, но и в общественно-политической жизни своего народа. Он принимал активное участие в восстановление Чечено-Ингушской республики в 50-х годах прошлого столетия. Значителен его вклад и в борьбе за возвращение незаконно отторгнутых земель и возрождении Республики Ингушетия.

Будучи в Грозном на разных должностях, он не раз избирался депутатом районного и городского совета города Грозного. После трагических событий в Пригородном районе осенью 1992 года возглавлял Фонд помощи беженцам в Назрани, где занимался размещением и снабжением обездоленных людей продовольствием и одеждой.

Ахмет Цуров внёс значительный вклад в строительство мечетей, заложенных до 1994 года. А мечеть в Джейрахе построена благодаря его личному вкладу.

После начала военных действий в Чечне он переехал в Ингушетию. Создал три строительные, благополучно функционировавшие несколько лет, строительные организации в Малгобеке, Назрани и в Сунже. В 1997 году Цуров работал заместителем директора Вознесеновского нефтеперерабатывающего завода.

До последних дней занимался активной интеллектуальной и общественной деятельностью, оптимизируя производственный процесс, участвуя в выборах в депутаты ГД РФ в 1999 году. Его предвыборная директива всегда была и оставалась однозначной и неизменной: Северный Кавказ должен стать зоной мира, стабильности и благосостояния народа. В 1997 году он осуществил самую заветную мечту любого мусульманина — совершил хадж.

Ахмет Цуров — заслуженный строитель Чечено-Ингушетии. Награжден орденом «Знак Почета» (1966), юбилейной медалью «За доблестный труд» (1970), знаком «Победитель социалистического соревнования 1973 года».

Помимо этого, в его наградном списке множество почетных грамот Президиума Верховного совета Чечено-Ингушской АССР, Главсевкавстроя, Ремстройтреста за высокие производственные показатели и за общественно-производственную работу.

Послесловие

Те, кто был знаком с Ахметом Цуровым, знал его и имел возможность хоть раз видеться и говорить с ним, отмечали его мудрый нрав, благородство, организаторские способности, степенность и терпение в делах и поступках. «Мудрый руководитель, незаменимый наставник, уважаемый коллективом и любимый семьёй. Ингушский аристократ до кончиков ногтей», — вспоминают о нём коллеги и близкие.

«За сухими датами вся жизнь: яркая, честная, бескомпромиссная, которая обнажается в дневнике закаляющегося в горнилах истории юноши, — пишет в своих воспоминаниях его дочь, Марем Цурова. — События тех смутных лет выселения перемежаются с историей становления личности. Личности, которая в памяти всех, кто его знал, слышал о нём, и любят его навсегда».

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости