За светлое будущее

В Казахстане отмечаются Дни памяти жертв политических репрессий

1
Юсуп Келигов (крайний слева)

Для многих народов бывшего Советского Союза, пострадавших от большого террора, Казахстан стал вторым домом. Мужество и терпение казахского народа в сложные годы репрессий помогли достойно пройти тяжелейшие испытания. Необходимо отдать должное и выразить сердечную благодарность казахскому народу, который принял на своей родине бессчетное количество людей, оказавшихся там не по своей воле, помог им выжить в трудной жизненной ситуации, не оставив на произвол судьбы.

Сам же казахский народ пострадал в годы массовых политических репрессий не меньше других. В лагеря были отправлены многие видные деятели науки и искусства.

Почтить вечную память всем безвинно убиенным и пострадавшим в Казахстане принято в последний день мая. Согласно указу президента Казахстана от 5 апреля 1997 года, здесь ежегодно 31 мая отмечают День памяти жертв политических репрессий. В этот день и в течение следующего месяца здесь вспоминают не только тех людей, кто безвинно погиб, исчез или пострадал от политических репрессий, лишился родного дома, будучи насильно депортированным, но и тех, кто умер от голода в годы всеобщей коллективизации, когда пострадали почти все народы, населяющие могучую державу — Советский Союз.

В память о многомиллионных жертвах на территории Казахстане в первой половине ХХ века в наши дни проводится множество мероприятий, открываются выставки в музеях, возлагаются цветы на мемориалы, публикуются новые данные.

Как сказал президент страны Касым Жомарт Токаев, руководство Казахстана проводит эти мероприятия не только из уважения к памяти жертв репрессий и голода, но и для того, чтобы те страшные дни никогда не повторились снова.

«Бережно храня память о несправедливо осуждённых, мы сможем построить светлое будущее, фундаментом которого остается наша независимость» — подчеркнул он, выступая перед собравшимися в Нур-Султане.

Политические репрессии в Стране Советов начались сразу после Октябрьской революции 1917 года. В основном репрессии проводились по социальному признаку, под который подпадали бывшие полицейские, жандармы, чиновники царского правительства, а также священники и предприниматели.

Что касается репрессий по политическим мотивам, то они продолжались и после окончания гражданской войны. Но особо массовый характер они приобрели с началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920-х — начале 1930-х годов.

Как и на территории всего Советского Союза, в Казахстане в те годы НКВД развернуло бурную деятельность с постепенным нарастанием массового характера. За три десятка лет, начиная с 1920 года, более ста тысяч человек были подвергнуты политическим репрессиям, почти половина из них были объявлены врагами народа. В национализме и шпионаже были обвинены многие видные политические и общественные деятели, писатели, работники искусства и культуры.

Как свидетельствуют дела так называемых «национал-фашистов», репрессированных в 1937-1938 гг., в число сфабрикованных дел попали и те, кто в свое время отстаивал интересы Казахстана, открыто выражал протест по поводу массовой гибели казахского населения в период голодомора.

Казахстанцам часто инкриминировалось то, что они якобы являются японскими (иногда — германскими) шпионами, что подтверждалось только собственными «признаниями» обвиняемых и осужденных при отсутствии иных доказательств в делах. Распространенными были обвинения в антисоветской агитации и пропаганде, основывавшиеся главным образом на доносах соседей, сослуживцев, знакомых и даже родственников.

В Казахстане также широко практиковались обвинения в национализме, национал-уклонизме, создании националистических организаций, добивавшихся якобы отделения республики от Союза ССР.

Многие лица были репрессированы по обвинению в подготовке и совершении террористических актов, диверсий, противодействии нормальной деятельности государственных учреждений и предприятий в целях экономической контрреволюции. Попавших в немилость обвиняли в саботаже в пользу иностранных государств, в антисоветской агитации и пропаганде. Причем судьбы основной массы «врагов народа» решались тайно, на заседаниях Военной коллегии Верховного суда СССР, на особых совещаниях НКВД и в так называемых «тройках» и «двойках». На самом деле все эти дела были сфабрикованы.

Позднее стали выявляться места массового погребения расстрелянных людей. Одно из них было случайно обнаружено под Алматы в местности Жаналык, где в 1937-1938 годах были погребены тысячи невиновных жертв тоталитаризма.

Поиск «врагов народа», нетерпимость к инакомыслию, укрепление культа личности Сталина стали результатом физического уничтожения национальной интеллигенции, руководящего состава республики, из которого порядка 22 тысяч человек были приговорены к расстрелу. Такое количество арестованных и расстрелянных для небольшой республики нанесло непоправимый вред в демографическом и интеллектуальном потенциале.

Политика давления на общественность Республики Казахстан усилилась и приняла особенно жесткий характер с приходом Ф. И. Голощекина, направленного в сентябре 1925 года на пост первого секретаря Казкрайкома ВКП(б).

Нагнетание истерии и преследование местных кадров особенно усилились в период работы Н. Ежова, назначенного заведующим организационно-инструкторским отделом Казахского крайкома партии. Таким образом, Сталин и его соратники решили разом покончить с вероятной оппозицией не только в центре, но и в национальных республиках.

Самое страшное, что в то время беда коснулась каждой семьи, в результате чего была уничтожена интеллигенция, которая могла двигать страну и всё человечество вперёд. Судьба многих людей, арестованных в 20-х годах, до сих пор остается неизвестной. В памяти народов навсегда останется эпоха сталинизма, унесшая в массовых политических репрессиях миллионы ни в чем не повинных людей.

Выступая на митинге в честь Дня памяти жертвам политических репрессий, аким Алматы Б. Байбек сказал: «Уроки истории имеют ценность только тогда, когда осмыслены и осознаны следующим поколением. Сегодня Казахстан — это страна, где главными ценностями народа являются единство, согласие и мир. Как говорят в народе: легка ноша, поднятая вместе. Пусть больше никогда наш народ не испытает подобной трагедии. Пусть всегда будет крепкой цитадель нашей независимости и светлым наше будущее!»

В начале 1930-х годов Казахстан пережил одну из самых трагичных страниц в своей истории — голодомор, который связывают с общесоюзным голодом, охватившим в этот период весь СССР в связи с политикой насильственной коллективизации. Но, как говорят историки, казахский народ пострадал от голода как никакой другой. В результате постигшего республику несчастья Казахстан понес тяжелейшие потери. От голода и связанных с ним эпидемий казахи потеряли около двух с половиной миллиона человек — это 49% общей численности казахов в те годы.

Положение с голодом усугублялось ещё жестким подавлением частями Красной армии любой попытки избежать грабительской конфискации всего скота, который являлся единственным источником пропитания и выживания. Когда некоторые аулы и роды (племена) начали откочевывать, пытаясь спасти свой скот, то на их перехват посылались отряды Красной армии для ареста и уничтожения якобы «басмаческой банды». На самом деле это были обычные мирные люди, которые пытались спастись от голода в населённых казахами территориях сопредельного Китая, или пытавшиеся мигрировать в те регионы РСФСР, где голода не было. Попытки остановить переселение в Китай активно предпринимали и пограничники, пытающиеся остановить их пулеметным огнем. Но, тем не менее, сотни тысяч казахов (иногда аулами целиком) смогли бежать от голода в соседнюю страну.

Голодомор того времени разорил Казахстан, привел к невиданным жертвам и невосполнимым потерям. И вспоминая те годы, каждый житель Казахстана должен представлять себе масштабы этой трагедии, и ее последствия для истории своей страны.

На 1930-1940-е годы пришлись и массовые депортации целых народов в Казахстан. Осенью 1937 года сотни тысяч корейцев с Дальнего Востока, поляков из западных районов Украины и Белоруссии, немцев с Поволжья, а также турок, иранцев, курдов и азербайджанцев начали переселять на безлюдные территории Казахстана.

Как мы знаем, насильственное переселение кавказских народов приняло большой размах в годы Великой Отечественной войны. Наряду с ингушами и чеченцами, сюда были депортированы крымские татары, корейцы, балкарцы, курды, турки, карачаевцы, немцы. Также в годы войны в Казахстан были депортированы греки, карачаевцы и другие народы. Их численность оценивают в 1 млн 200 тыс. человек.

Так уж сложилась история, что Казахстану именно в эти годы, помимо пережитого вместе со всей страной страшного и тяжёлого периода голодных лет и политических репрессий, выпала печальная участь стать особым местом в системе политического террора. Казахстан стал одним из регионов Советского Союза, где появилась целая сеть лагерей системы ГУЛАГ. Сюда в разные годы было отправлено свыше 5 миллионов граждан со всей страны. Таким образом, Республика Казахстан с приходом к власти Сталина была практически превращена в одну большую тюрьму.

Первоначально Казахская ССР, как отдалённый регион в составе СССР, стала родиной для многих вернувшихся из вынужденной эмиграции представителей социального класса, относившегося к разряду неблагонадёжных. Этих людей именовали враждебно настроенными по отношению к советской власти и способными на действия, подрывающие её авторитет или же вообще наносящие вред развитию молодого государства. Им, по мнению властей, оставаться в европейской части СССР, в крупных городах центра страны было не просто нежелательно, но и противопоказано.

Так в Казахстане появлялись даже новые населённые пункты из депортированных граждан СССР. При этом надзор за ними со стороны органов НКВД никогда не ослабевал. Многие из депортированных людей повторно осуждались, отправляясь уже из поселений в лагеря или же приговаривались к расстрелу.

Более трети политических заключённых так и не удалось выйти на свободу, дождавшись справедливой реабилитации. Они умирали в лагерях от голода, тяжёлой работы, болезней. Нужно отметить, что процесс реабилитации не завершён и по сей день. Продолжается работа с архивными документами, позволяющая отыскать правду пусть даже не для самих некогда заключённых, но для их детей и родственников, добившись признания того, что их предки были осуждены незаконно и несправедливо. Кто-то благодаря этому процессу вообще надеется найти хоть какие-то следы своих родных и близких, навсегда исчезнувших в ГУЛАГе.

Одним из основных и наиболее бесчеловечных механизмов репрессий стало направление осужденных в так называемые исправительно-трудовые лагеря. В 1930-х эти лагеря начали действовать в полном режиме и до 1960-х годов входили в состав единой структуры — Главного управления лагерей и мест заключения, получившей зловещую аббревиатуру ГУЛАГ. История этих лагерей горькой солью въелась в саму память земли, на которой они стояли.

На территории Казахстана находился один из самых крупных и страшных лагерей ГУЛАГа — Карагандинский исправительно-трудовой лагерь, более известный как «Карлаг». На протяжении почти 30 лет этот лагерь, простиравшийся на сотни километров и занимавший более 1,7 млн гектаров, наводил ужас и страх на заключенных, численность которых превышала далеко за миллион. Одной из целей организации «Карлага» в начале 30-х годов прошлого столетия было создание крупной продовольственной базы для развивающейся угольно-металлургической промышленности Центрального Казахстана.

На территории лагеря прежде, до прихода советской власти, находилось несколько тысяч казахских юрт и более тысячи дворов русских, немцев и украинцев, по различным причинам депортированных из мест постоянного проживания. И вот когда советское правительство решило построить здесь специальный лагерь, началось массовое принудительное выселение людей с обжитых местностей, которое совпало с раскулачиванием и конфискацией домашнего скота. Потери среди местного населения, пострадавшего в результате этого выселения были огромны, люди умирали в дороге, погибали от болезней и от голода, лишившись источников пропитания...

Не менее печально известен и Акмолинский лагерь жён изменников Родины, или сокращенно — «АЛЖИР», который с 1938 по 1953 год был специальным отделением «Карлага». Это был крупнейший советский женский лагерь. Нигде в мире не было лагерей, подобных АЛЖИРу, где в бесчеловечных условиях содержались женщины-матери.

В лютый мороз 6 января 1938 года сюда прибыла первая партия женщин. Их везли со всех концов страны: из Москвы и Ленинграда, Украины и Белоруссии, Грузии и Армении, со всего Кавказа и Средней Азии. Всего этапом через Акмолинский лагерь жён изменников Родины прошли свыше 20 тысяч женщин, из них почти половина отбывали срок от звонка до звонка.

Среди них — жены известных государственных, политических и общественных деятелей, чьи имена в лишних представлениях не нуждаются. Но попав в лагерь, они лишалась и знатных фамилий и национальности. Статус на всех тогда был один — враг народа, изменник Родины. Оказавшись за колючей проволокой, они должны были отречься от своих любимых и дорогих людей, покориться воле вождя всех народов. Теснота, тяжелый непривычный быт, строгая изоляция, не покидающее чувство голода — все это делало каждый их день невыносимым. Порой им казалось, что вся их жизнь — это беспросветный серый день, а атмосферу, в которой жили узницы АЛЖИРА, страшно даже представить современной женщине. Но эти отважные женщины остались непокорёнными.

Музейно-мемориальный комплекс, расположенный на месте бывшего лагеря АЛЖИР в Акмолинской области в данное время из-за карантина закрыт, но все мероприятия проходят здесь в онлайн-режиме. Сотрудники музея говорят, что весь Казахстан с горечью вспоминает тех, кто безвинно погиб в тюрьмах в годы коллективизации и массовой депортации. В память о них в столице республики установлен монумент, главное место в котором занимает женщина, вскинувшая руки к небу и просящая у Бога защиты для своего ребенка.

Еще одним печально известным лагерем Казахстана стал так называемый «Степлаг», или Степной лагерь, в котором находились в основном «политические» заключенные. Этот лагерь был создан на основе Джезказганского лагеря военнопленных в начале 1948 года. В нем постоянно находилось несколько тысяч заключенных. Именно здесь отбывал свое заключение главный обличитель ГУЛАГа Александр Солженицын. Если «Карлаг» специализировался в основном на сельском хозяйстве, то в «Степлаге» осужденные работали на медных и марганцевых рудниках и угольных шахтах. Силами заключенных «Степлага» после войны было начато строительство обогатительной фабрики, ТЭЦ, плотины Кенгирского водохранилища и самого города Джезказгана.

После смерти Сталина, летом 1954 года «Степлаг» стал местом одного из самых известных и трагичных в истории ГУЛАГа восстаний — Кенгирского восстания заключенных. Заключенные, взяв лагерь под свой контроль, начали требовать от администрации соблюдения их прав и наказания виновных в незаконных расстрелах людей. В восстании приняли участие более пяти тысяч заключённых, из которых меньше половины были женщины. Восстание продолжалось 40 дней, но требования заключенных так и не были услышаны. С применением военной силы, включая танки, восстание было подавлено, при этом погибли несколько сотен человек.

В середине 1950-х годов, после смерти Сталина и ареста Берии, постепенно начался процесс пересмотра и отмены приговоров в отношении невинно осужденных лиц, находившихся в лагерях. Многих стали выпускать на свободу, а уже расстрелянных и погибших — посмертно реабилитировать. Поголовная реабилитация жертв политических репрессий — это свидетельство полной несостоятельности проводившейся в 1920-1950-е годы репрессивной политики Советского государства, необоснованности и незаконности его карательной практики.

Читателям газеты «Ингушетия» хорошо знаком наш соотечественник Юсуп Келигов, который вот уже больше сорока лет живет и плодотворно трудится на благодатной казахстанской земле. Юсуп Хасанович многие годы является членом ассоциации развития культуры чеченского и ингушского народа «Вайнах», а совсем недавно он был избран заместителем председателя Ассамблеи народа Казахстана Нурсултана Назарбаева. Поддерживая с «Ингушетией» тесные взаимоотношения, Юсуп Келигов на постоянной основе держит нас в курсе событий, происходящих в Казахстане, которые так или иначе связаны с судьбой ингушского народа.

Вот и на этот раз, в связи с отмечаемым в Казахстане Днем памяти жертв репрессий, он рассказал нам, через какие испытания прошел весь ингушский народ и другие народы Страны Советов во время сталинского произвола.

«Это было страшным испытанием для всех народов СССР, и моего народа в том числе, — говорит Юсуп Хасанович. — Другими словами, это была своего рода игра на выживание с неопределенным исходом. И самое страшное в этом далеко не отнятая по непонятным причинам родная земля, территория, и даже не та неопределенность, ожидающая в будущем, а люди, сотни тысяч безвинно погибших на пути в холодные степи Казахстана».

Насильственные переселения людей и целых народов проходили в несколько этапов. Первый этап пришелся на период коллективизации. 40-е годы послужили началом третьего этапа. Так, в октябре 1943 года были насильственно депортированы карачаевцы, а 23 февраля 1944 года 650 тысяч чеченцев и ингушей были подвергнуты переселению в Казахстан и Среднюю Азию. Вслед за ними были переселены балкары, калмыки, турки, курды и другие народности.

Поставив цель навечно депортировать народы, советская власть выбрала и соответствующие средства для ее достижения. Были установлены жесточайшие меры наказания в отношении тех, кто противился этой цели и боролся с ее осуществлением.

«Наши отцы и деды пережили страшное время и, полагаю, потери были бы куда катастрофичней, если бы не толерантность казахского народа, их добродушие и гостеприимство, — делится с нами Юсуп Хасанович. — Ведь это было время, полное лишений человеческих условий и благ. И касалось это не только депортированных. Социалистическая идея переустройства мира была губительна для каждого народа, и казахи были не исключением. Но, несмотря на все тяготы и лишения со стороны властей и жесткое пресечение любого противодействия проводимым реформам, казахский народ сохранил в себе главные качества — человечность и милосердие, не ожесточив свое сердце по отношению к абсолютно чужим, во всех смыслах, людям. Казахская земля приютила нас. Дала нам хлеб и кров, в то время как сама в этом нуждалась не меньше других. Помогла устоять перед всеми невзгодами, пережить голод и холод, будучи сама растерзанной, сохранив то малое, что у нас было, и, поделившись тем малым, что было у них. Из рассказов родителей помню, что казахский курт спас не одну человеческую жизнь. Они никогда не вспоминали об этом без слез».

Все мы хорошо знаем, что без дозволения руководителей простой казахский народ не посмел бы помогать ссыльным: люди, стоявшие у власти на местах, были более склонны к проблемам и чаяниям обездоленных. По мере своих сил и возможностей, они старались обустраивать их быт и брали на работу даже подростков. А с наступлением гласности и свободы слова, благодаря правильной политике руководства Казахстана и институту Ассамблеи народа Казахстана, созданного по инициативе первого президента РК Нурсултана Назарбаева в 1995 году, когда-то обездоленные народы сейчас имеют все возможности для развития своей культуры и сохранения своего этноса. А главное — жители Казахстана имеют огромную поддержку и опору в лице друг друга, что подтверждает история этой страны тогда и сейчас.

«В те годы вся мощь карательно-репрессивной машины советского государства была направлена на осуществление жалкой цели — не просто лишить народы родных краев и земли, но и самобытности, их истории и культуры, языка, традиций и обычаев, сделав их послушной серой массой, — рассказывает Ю. Келигов. — Но, по всей видимости, Всевышний благосклонен ко всем нам. К тому же, благодаря дружному казахскому народу, который с теплом принял всех обездоленных, нам удалось устоять перед кровавой машиной тоталитаризма и не просто выжить, но и сохранить свою аутентичность и уникальность. Другими словами, мы обзавелись здесь, в Казахстане, вторым домом, второй родиной, где могли свободно развиваться, за что безмерно благодарны всему казахскому народу.

И ещё не могу не отметить, что каждый раз, посещая памятник Голодомора и всматриваясь в каждую фотографию, находящуюся в мемориальном комплексе АЛЖИРа, понимаешь, насколько велика пережитая трагедия и насколько масштабна потеря казахского и других народов в лице погубленной интеллигенции того времени. Ведь вся культурная и общественная элита ХХ века, которая внесла огромный вклад в развитие большой страны, была обругана советской властью при жизни, только потому, что представители интеллигенции отстаивали свой народ и боролись за справедливость.

Думаю, каждый из нас должен знать свою историю, помнить о ее черных днях, чтобы ценить мир и уважать старшее поколение, проявляя толерантность друг к другу, укрепляя общественное согласие и общенациональное единство».

Да, время не стоит на месте. Кажется, что стрелки на часах с каждым днём ускоряют свой привычный ход. В этом стремительном ритме жизни могут постоянно меняться обстоятельства, но есть то, что останется неизменным. Это — история нашей жизни, которая не должна забываться.

Комментарии 1

Спасибо за статью. Мир вашему народу!

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости