Немеркнущая слава

Установлены фамилии около трёхсот призывников из ЧИАССР — защитников цитадели и воинов гарнизона Бреста

1
Осман Халухаев (справа) в первые месяцы службы, 1940 год

Отражая вероломное и внезапное нападение гитлеровских захватчиков на Советский Союз, защитники Брестской крепости в исключительно тяжелых условиях проявили в борьбе с немецко-фашистскими агрессорами выдающуюся доблесть, массовый героизм и мужество, ставшие символом беспримерной стойкости советского народа

Ему было всего 23 года, когда, глядя на играющих в гарнизоне детишек, он думал, что жизнь только начинается и впереди его ждёт только счастливое будущее. Ведь даже в самом страшном сне невозможно было представить, что совсем скоро этот звонкий смех детворы и мирную тишину вероломно нарушат зловещие звуки войны.

...Накануне Великой Отечественной войны, в феврале 1940 года уроженец села Нижние Ачалуки Малгобекского района ЧИАССР Халухаев Асман (Осман) Ибрагимович в звании рядового был призван в ряды Советской армии. После распределения он попал на службу в прославленный 125-й стрелковый полк 6-ой стрелковой дивизии 4-ой армии, который дислоцировался на территории Брестской области. Вместе с Османом в этот полк были направлены многие ингуши и чеченцы, призванные в начале весны предвоенного года.

Одному из немногих выживших участников поистине героической обороны Брестской крепости вспоминать то тяжелое время войны всегда было нелегко. К горлу подступал удушающий комок, который не давал говорить. И тогда Осман Ибрагимович брал чистый лист бумаги и начинал писать, мысленно погружаясь в июньские дни рокового сорок первого года.

Бывало, писал просто так, чтобы оставить свои воспоминания о войне для будущих поколений, но не всегда ограничивался этим. И пусть не всегда и не все ему верили безоговорочно, но Осман Халухаев своим жизненным примером доказывал свою причастность к этим славным страницам военного прошлого целой страны, которые заслуженно удостоились немеркнущей памяти народа.

То, что будет представлено в этом материале — это не только история жизни одного конкретно взятого человека, а, скорее всего, история неизвестных фактов и реалий, существовавших во время самой жестокой войны, в которой, к сожалению, подвиги людей — бесстрашных воинов Отчизны — иногда забывались на многие десятилетия.

Надо сказать, что интересовавшиеся подлинной историей военного периода СССР известные на всю страну журналисты, писатели, да и просто начинающие историки-любители очень часто приезжали к Халухаеву О. И. в его родовое селение, для того чтобы пообщаться с ним и воочию убедиться в том, что есть такой ингуш, который находился в Брестской крепости, воевал там, был в плену и остался жив! И надо отдать должное многим работникам средств массовой информации послевоенных лет, которые своими публикациями пытались пролить свет на существовавшую действительность, но под строгим табу цензуры дальше рабочего стола подобные материалы не уходили. Именно поэтому заслуженное признание на официальном уровне к ветерану Великой Отечественной войны Халухаеву О. И. пришло только тогда, когда его уже не было в живых.

Как мы знаем, советская власть по-своему «отблагодарила» воинов из двух братских народов — чеченцев и ингушей: спустя три года после начала войны всех вайнахов объявили врагами народа и выслали в холодные степи Казахстана и Средней Азии. В большей части по этой причине самые первые свидетельства об их участии в обороне Брестской крепости начали появляться лишь в середине 90-х годов прошлого столетия. Также чуть позже в Ингушетии был снят небольшой документальный фильм «Забытые герои Бреста», в сценарий которого входило несколько историй о жизни и судьбе оставшихся в живых защитников Брестской крепости ингушской национальности. Но фильм этот, к большому сожалению, так и не стал доступным широкой аудитории.

На самом-то деле надо признать, что некоторые факты из истории обороны Бреста до сих пор остаются невыясненными, и поэтому требуют переосмысления военного прошлого. Помимо этого, очень долгое время после окончания войны существовало закоренелое мнение, что все защитники Брестской крепости погибли, а сам город был сдан немецкой армии.

В действительности, советский народ мог не знать о подлинном героизме всех защитников крепости, но в результате долгих, кропотливых исследований в настоящее время удалось восстановить всю полноту картины тех трагических событий, которые происходили в этом легендарном гарнизоне в первые часы необъявленной войны, названной впоследствии Великой Отечественной.

Теперь со всей ответственностью можно заявить, что не все защитники Брестской крепости погибли при её обороне. Выяснилось, что многие солдаты, оказавшись по разным обстоятельствам в плену, выжили благодаря тому, что их успели освободить до полного истребления эсэсовцами.

Но были и те, кто с первых минут начала штурма крепости оказали врагу ожесточенное сопротивление и воевали не на жизнь, а на смерть! Они дерзко и отчаянно бросались в бой, превращая небольшую крепость в камень преткновения для мощной немецкой армады. Молниеносные атаки отборных войск вермахта отбивали немногочисленные составы воинских частей, которые дислоцировались на месте, но силы сторон были настолько неравны, что за первые два дня войны в немецком плену оказались около двух тысяч человек. Оставшиеся в строю воины, в числе которых было немало ингушей и чеченцев, ещё несколько дней продолжали держать оборону Брестской крепости.

Тут необходимо отметить, что в момент нападения немцев в крепости находились лишь офицеры младшего и среднего звена: представители командования свои выходные дни решили посвятить родным и близким, и уехали домой, в город Брест. Поэтому оборонительные атаки наших солдат не были должным образом организованы, они носили спонтанный, неслаженный характер и больше походили на хаос и неразбериху. Все военные части, располагавшиеся на территории, не были развернуты по-боевому и не занимали позиций на пограничных рубежах. А некоторые части или их подразделения и вовсе находились на полигонах и принимали участие в строительстве укрепрайона.

К моменту нападения фашистской Германии на Советский Союз в крепости, по разным данным, находилось от семи до девяти тысяч советских воинов, здесь же проживало более трёхсот семей военнослужащих.

Штурмовала Брестскую крепость 45-ая пехотная дивизия и танковый полк генерала Г. Гудериана при активной поддержке авиации и частей усиления. В результате вероломного нападения фашистских захватчиков на приграничные территории страны, большая часть жизненно важных объектов была уничтожена, перестали функционировать все виды коммуникаций. Для советских войск бои за крепость с самого начала свелись к обороне отдельных ее укреплений без единого штаба и командования, без связи и почти без взаимодействия между защитниками разных участков.

В самые первые минуты войны в бой с противником вместе с пограничниками Тереспольского укрепления вступили красноармейцы 84-го и 125-го стрелковых полков на Волынском и Кобринском укреплениях. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, а в ряде случаев — и принявшие на себя командование рядовые бойцы. Именно в таком растерянном положении находились все составы частей, когда командир отделения, ефрейтор 2-го взвода 125-го стрелкового полка Осман Халухаев собрал из нескольких бойцов отряд и возглавил его.

Из воспоминаний защитника Брестской крепости О. И. Халухаева:

«Какой-то младший лейтенант в накинутом на плечи кителе, без фуражки и сапог, с наганом в руках подбежал ко мне и с ходу дал команду освободить валы возле северо-западных ворот гарнизона и занять там позицию. Держа в одной руке майку с патронами, а в другой — винтовку, я изо всех сил побежал к валам. Мои бойцы бежали за мной, доверив свои жизни неизвестному командиру.

Это была первая моя схватка с врагом и длилась она до девяти часов утра. На моих глазах осколком снаряда был убит мой односельчанин Халид Цечоев, рядовой Бисултан Эсмурзиев из Средних Ачалуков и много чеченцев, которых я лично не знал. За несколько часов боя мы достойно отбили три яростные атаки немцев, которые также понесли большие потери. Самым трудным делом для нас было доставать боеприпасы, так как входы в казематы и подвалы находились под постоянным обстрелом».

Вкратце анализируя ситуацию, сложившуюся к 22 июня 1941 года, можно сказать, что Советский Союз всё же не ждал крупномасштабной агрессии. И лишь допустив врага в самое сердце страны, Красная армия пришла в себя и стала сопротивляться более или менее организованно, развеяв миф о непобедимости гитлеровцев и вернув им чувство реальности, растерянное во время триумфов в Париже, Белграде и других городах Европы.

Многие немецкие генералы в самые первые часы войны поняли, что сценарий, разработанный и обкатанный в Западной Европе, в СССР у них не пройдет. Мужество советских солдат и офицеров заставило немцев задуматься о справедливости слов «железного канцлера» Отто фон Бисмарка, который всегда считал, что «война с Россией будет крайне губительна для Германии». А настоящим символом этого мужества среди хаоса и отчаяния первых дней войны стал подвиг защитников Брестской крепости.

Из воспоминаний защитника Брестской крепости Абдул-Кахира Шабуева:

«В октябре 1940 года, когда я был призван в армию и попал в 333-й стрелковый полк, дислоцировавшийся на территории Брестской области, там было много чеченцев и ингушей, служивших ещё с весны. Не прошло и года моей армейской службы, как началась война. На нашу страну напал враг, который был намного сильнее нас, но духом сильнее оказались мы. Это было видно на лицах всех моих однополчан, но хочу отметить, с какой дерзостью и ненавистью к врагам воевали кавказцы, показывая доблестный пример отваги и чести. Предателей и трусов среди них не было, и делились они со всеми последним куском хлеба.

Через несколько дней противостояния, когда все однозначно поняли, что помощь извне мы не получим, советские командиры начали готовить некоторые части оставшихся в живых бойцов к прорыву. Очень много чеченцев и ингушей из нашего полка и 125-го стрелкового полка во время прорыва погибли в схватке с врагом. Всех, конечно, я не помню пофамильно, но знаю точно, что более десятка вайнахов вышли из окружения живыми, побывали в немецком плену и вернулись на родину только после реабилитации репрессированных народов. Нашей группе прорыва повезло чуть больше, чем другим, которые большей частью попадались на немецкие засады и оказывались в плену. Я по сей день благодарен двум лейтенантам (фамилии их, к сожалению, не помню), которые после прорыва гнали и гнали нас, не давая ни минуты отдыха. Это я потом понял, что они знали о расположении немцев и боялись их преследований. Несмотря на усталость, мы шли и шли за своими командирами, имея одну единственную цель: добраться до Красной армии. И только через четверо суток мы догнали своих в городе Бобруйске и присоединились к красноармейским частям. Каждый раз, когда я вспоминаю этот прорыв, я с горечью думаю о тех, кто навечно остался в Брестской обители. Ни у кого из них не было никаких шансов остаться в живых, но они были верны своей воинской присяге и осознанно прикрывали отход своих боевых товарищей».

Противник имел явное численное превосходство как в живой силе, так и технике. Пользуясь внезапностью нападения, незваный враг ставил перед собой цель, захватить в первую очередь цитадель, а затем и другие не менее важные укрепления, и принудить советский гарнизон к капитуляции.

К 9 часам утра 22 июня 1941 года крепость была полностью окружена. Но в последующем некоторые здания и сооружения брестского гарнизона неоднократно переходили из рук в руки. Это говорило о том, что наши солдаты не только оборонялись, но и атаковали нашествие немцев, и поэтому немецкое командование вынуждено было направить на крепость все имеющиеся резервы.

Также немцы на протяжении всех дней обороны безуспешно передавали призывы к советским солдатам о добровольной сдаче в плен через радиоустановки и парламентёров. Распространяли немцы и листовки, в которых писали, что они уже заняли Минск. Но кто же тогда мог поверить тому, что за три-четыре дня завоеватели пройдут по нашей земле несколько сот километров, уничтожая всё на своем пути! Бойцы, защищавшие Брест, этому не верили и ждали помощи. Но, как выяснилось позже, содержание листовок от немецкого командования оказалось горькой правдой. И тем более достойны глубокого уважения павшие герои Бреста. Они до последнего верили в нашу победу и погибали с этой верой.

Основные бои в крепости сразу же приняли такой ожесточенный и затяжной характер, которого враг никак не ожидал. Упорное героическое сопротивление было на каждом крепостном укреплении, которые навечно овеяны памятью о своих самоотверженных сыновьях и медицинском персонале, сражавшихся в развалинах крепости до последнего вздоха.

Из воспоминаний защитника Брестской крепости О. И. Халухаева:

«На второй день к двум часам ночи мне было дано задание: проползти вместе со своим отрядом к зданию клуба и устроить там засаду. Одиннадцать гитлеровцев, которые пытались пробраться в здание клуба, нами были уничтожены, но долго чествовать победу немцы нам не дали: всполошившиеся фашисты пошли в наступление и атаковали нашу небольшую группу шквальным огнём. Не знаю, чем закончилось бы эта схватка, если бы на помощь не пришел тот самый младший лейтенант, который сделал меня командиром отряда. К великому сожалению, не могу сказать, как звали этого офицера, ведь мы не успели даже познакомиться, а в армии, как вы знаете, к командирам обращаются не по имени и отчеству, а по званию.

И таких сражений и атак за тот короткий период времени, что удалось продержаться нашим войскам, было очень много. Все очень стойко держались, но особенно мне хотелось бы отметить героизм женщин в эти ужасные дни. Дело в том, что многие жены командиров с первыми ударами немцев потеряли и детей, и мужей, но, несмотря на то, что неизмеримо было их горе, они меньше всего думали о себе, а все свои силы отдавали раненым. Была бы моя воля, я у стен цитадели поставил бы этим героиням памятник и вычеканил бы такие слова: «Здесь русские женщины показали, какое огромное мужество и океан любви к людям таятся в их сердцах!»

Интересный факт, но советские части, защищавшие крепость, по сути даже не знали, что началась война: объявление Сталина последовало только 3 июля, когда основная оборона Брестской цитадели закончилась. Немцы имели четкий план действий, тогда как советские бойцы не только не получали директив от высшего командования, но даже не знали, что происходит на соседних участках границы. Отбивая атаки гитлеровцев, они и думать не думали, что враг уже занял Минск, линия фронта сдвинулась на сотни километров в глубь СССР и танковые дивизии Гепнера и Гудериана рвутся в самое сердце страны.

Брестская оборона — это один из уникальных случаев в истории войны, когда стратегические и тактические интересы ушли на второй план, а на первый выдвинулись личные качества людей и воинский долг. Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов, гарнизон стойко держался и сражался с врагом.

Пример настоящего мужества среди многих сотен тысяч солдат и офицеров Советского Союза показал и наш герой Осман Халухаев. Но, как отмечали его родные и близкие, Осман Ибрагимович обладал такой особенностью в характере, которая, как горцу, не позволяла ему хвастаться и говорить о своих подвигах. Хотя ему было чем гордиться! Согласитесь, не каждый новоявленный командир в звании ефрейтора решился бы сделать такой отчаянный шаг, который предпринял О. Халухаев в самый ответственный момент, когда на седьмые сутки противостояния надо было найти выход из создавшегося положения. Изнеможённые от потери сил, к этому времени многие солдаты не могли даже двигаться: если на валах они кое-как могли ещё достать глоток воды, то теперь, находясь в большей части под завалами в разрушенных домах, такой возможности у них не было, и люди задыхались от жары и жажды. Осознанно понимая, что дальнейшее пребывание в крепости грозит им гибелью, отважный красноармеец предложил своим бойцам два варианта решения вопроса: присоединение к отряду майора Гаврилова или прорыв через кольцо немецкого окружения. Единогласно было решено претворить в жизнь второй вариант, который был намного опаснее первого. Но желание вырваться на свободу из блокированной территории было выше всякого страха перед смертью.

Учитывая то, что все проходы и мосты гитлеровцы охраняли особенно усиленно, отряд из сорока пяти человек решил сделать прорыв через расположение фашистов. Условились также, что те, кто сумеют вырваться из окружения, доберутся до так называемых «господских дворов» в шестидесяти километрах от Бреста, где находился артиллерийский полигон Красной армии. Все участники этой беспрецедентной по своей дерзости операции были тверды в решении прорвать окружение или погибнуть, унеся с собой как можно больше жизней фашистов. Разделившись на три группы по 15 человек и определив участки прорыва каждой группы по отдельности, по условленному сигналу в 2 часа ночи 29 июня они тихо подошли к пологому откосу вала. Обрушив все свои силы на вражеские позиции, отряды красноармейцев заставили немцев всполошиться, и враг не заставил себя долго ждать. В результате ответной атаки фашистов погибло больше половины наших солдат, многих ранило. Чудом оставшиеся в живых, уставшие и голодные, но не сломленные духом бойцы через болота и леса, с боями, периодически меняя маршрут продвижения, лишь на третий день добрались до условленного места и насчитали только одиннадцать человек. Вот в таком составе группа двинулась на восток и шла параллельно главной трассе «Варшава — Минск». Не имея компаса под рукой, красноармейцы ночью сильно блуждали и сбивались с маршрута. А вот вражеская разведка наоборот была хорошо осведомлена о продвижении прорвавшейся группы советских бойцов и заблаговременно устроила им засаду, в которую они попали вечером 8 июля. На предложение немецкой стороны сдаться добровольно в плен, эти изможденные солдаты ответили отказом и, не раздумывая, приняли неравный бой, который стал скоротечным. Немцы плотным огнём накрыли позицию брестцев. Из одиннадцати человек в живых остались только трое, среди которых был и Осман Халухаев. От разорвавшейся мины он получил тяжелое ранение в области грудной клетки и осколочное ранение в голову. В сознание Осман пришел в полевом госпитале в немецком плену. Сначала находился в лагерях, расположенных на территории Польши, затем его вместе с другими военнопленными этапировали в Германию.

«Словами невозможно описать то, что мне пришлось испытать и пережить в фашистских застенках, — часто вспоминал он, — это был кромешный ад! Много раз я думал: «Почему я не погиб там, в Брестской крепости, вместе с другими, почему все мои сослуживцы пали смертью храбрых, а я продолжаю эту никчемную жизнь, которая не сулит ничего хорошего?!»

В мае 1945 года Халухаева О. И. вместе с другими освобождают из плена английские войска. И надо сказать, что все его мучения в фашистских лагерях были ничто по сравнению с теми унижениями, которые ему пришлось испытать, будучи уже освобожденным. Вернувшись на Родину после столь тяжких испытаний в немецком плену, советского воина, как настоящего предателя, таскали по особым структурам и «проверяли». Но при всём старании властей в отношении О. Халухаева никаких фактов измены Родине выявить не удалось.

В августе того же года его передают советской военной администрации в немецком городе Буцев. Далее, в составе армейской группировки Осман Халухаев отправляется на войну с Японией, но на полпути их застаёт капитуляция японцев. Армейскую группировку, которая преимущественно состояла из бывших военнопленных, расформировывают и весь личный состав распределяют в различные регионы страны для восстановления разрушенных городов и народного хозяйства.

В числе сотен и тысяч солдат и офицеров Красной армии, прошедших немецкий плен, Османа Халухаева в соответствии с Постановлением ГКО СССР от 18 августа 1945 года, советские власти направляют на спецпоселение в Красноярский край. После прохождения госпроверки проживал в Бодайбо Иркутской области. Работал мастером областного треста «Лензолото», затем руководил разведкой и добычей на золотых приисках.

Казалось бы, его должны были освободить и реабилитировать, но вместо этого он получил расписку следующего содержания: «В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и выселении чеченцев и ингушей в Казахстан и Среднюю Азию», Халухаев О. И. остаётся на спецпоселении навечно».

Не менее «интересной» оказалась судьба нашего героя и после окончания войны. Как рассказал нам сын Османа Ибрагимовича — Гелани, своих сосланных в Сибирь Сталиным родных отец нашел лишь в начале 50-х годов. А помог ему в этом один случай. Дело в том, что во время ссылки ингушского народа в родовом селении Халухаевых проживали несколько семей украинской национальности, которые ещё в начале 30-х годов бежали из голодного края и оказались во многих кавказских республиках. В числе других многие ингуши тоже приняли их тогда в свои семьи и спасли от неминуемой гибели. Другими словами, это были дети, которых родители, спасая от голодной смерти, в теплушках и товарных вагонах отправляли на Кавказ. Была среди этих беженцев девушка по имени Мария, которая хорошо знала семью Халухаевых. И получилось так, что каким-то образом все письма от Османа Халухаева в адрес Ачалукского сельского совета, которые он писал в надежде выяснить адреса родных, этапированных в Казахстан, попали в руки этой девушки. А Мария как раз таки переписывалась с родными Османа, которые были поселены в одном из населенных пунктов Павлодарской области Казахской ССР, и переслала эти письма по назначению. Точно так же поступила она и с почтовыми открытками от родных парня: их она переслала Осману. Таким образом установилась долгожданная связь между Османом и его родными, благодаря которой они узнали, что Осман жив. До этого они считали его погибшим в Брестской крепости. Ведь от сослуживцев Османа, которые вернулись домой с фронта, была информация, что Осман не мог остаться в живых, так как отряд, которым он командовал и в течение недели отражал атаки немцев, во время прорыва немецкого окружения был уничтожен полностью. Но эта информация, к счастью, оказалась ошибочной.

На второй же день после опубликования Указа СССР о реабилитации репрессированных народов, Осман Халухаев уволился с работы и выехал в Казахстан, откуда вместе со всеми своими родными вернулся на Кавказ. Это было в 1957 году.

Когда наступило время перековать мечи на серпы, О. Халухаев устраивается на работу в НГДУ «Малгобекнефть» и постоянно повышает свою квалификацию. Затем он переходит в управление совхоза «Алханчуртский» и занимает здесь различные руководящие должности — от бухгалтера до заведующего отделением. Осман Халухаев имел много трудовых наград и поощрений, работал честно, передавая свой опыт более молодым коллегам. Он воспитал большую и дружную семью, принимал самое активное участие в общественной жизни республики и всегда отличался среди односельчан прямотой характера и трудолюбием.

Как мы знаем, советская власть долгие годы замалчивала факт участия чеченцев и ингушей в обороне Брестской крепости в начале войны 1941 года. Десятки погибших в стенах непокоренной крепости и в рядах брестского гарнизона были объявлены без вести пропавшими. Это была самая удобная позиция для советского Кремля.

Впервые о героизме участников легендарной обороны Брестской крепости рассказала книга-исследование Сергея Смирнова, вышедшая в свет в 1957 году. Однако в этой книге рассказана была не вся правда о Бресте. Как выяснилось, автору не удалось преодолеть цензурные препоны именно в отношении уроженцев Чечено-Ингушетии: предполагалось, что депортированный народ не мог быть героическим. Вопрос об участии этнических чеченцев и ингушей в обороне Брестской крепости всегда замалчивался, и к наградам их по известным причинам не представляли.

Так было тогда, но и в наши дни иногда создается впечатление, что некоторые историки — как профессионалы, так и любители, независимо от своего возраста, всё еще находятся во власти сталинской пропаганды относительно депортации ингушского и чеченского народов 23 февраля 1944 года. Они всё еще ставят под сомнение то, что вайнахи могли не только быть защитниками Брестской крепости, но и вообще быть призванными в ряды Красной армии. При том что на состоявшемся в сентябре 2004 года форуме «Россия на рубеже веков: надежды и реалии» Президент страны Владимир Путин сказал: «Не многие знают, что примерно одна треть защитников Брестской крепости состояла из красноармейцев, призванных на службу из Чечено-Ингушской республики». Это признание стало откровением не только для иностранных гостей, но и для отечественных журналистов, принимавших участие в работе данного форума.

В начале 90-х тему участия вайнахов в защите легендарной крепости поднял на основе документального материала известный чеченский писатель и журналист Халид Ошаев. Итогом его многолетнего исследовательского труда стала книга под названием «Брест — орешек огненный», которая пролила свет на многие доселе неизвестные обстоятельства. В ней впервые был опубликован поименный список представителей всех национальностей, выходцев из Чечено-Ингушетии, служивших в брестском гарнизоне. На страницах своей военной повести автор в числе других приводит воспоминания одного из славных защитников гарнизона, ингуша Османа Халухаева. Но для официальной пропаганды Халухаеву никак не подходила роль героя: нахождение в немецком плену, спецпоселение и т. д. Поэтому мало кто знал, что боец Ибрагимов, о котором идет речь в книге, и Осман Халухаев — это одно и то же лицо. По политическим мотивам автор повести вынужден был дать своему герою псевдоним, так как многие народы Северного Кавказа, да и не только, депортированные из родных мест, долгое время находились вне «правового поля».

Кроме этого, книга рассказала о неизвестных ранее деталях обороны Брестской крепости, о вкладе чеченского и ингушского народов в общую победу над фашизмом. Писатель во время работы над историческим изданием поставил перед собой задачу установить имена всех призывников из ЧИАССР — участников обороны Брестской крепости. Для этого он объехал десятки городов и поселков России и Белоруссии, встречался и переписывался со многими участниками и очевидцами тех событий. В результате многолетнего кропотливого труда Х. Ошаев установил фамилии около трёхсот призывников из ЧИАССР — защитников цитадели и воинов гарнизона Бреста. Надо сказать, что поиски участников обороны крепости затруднялись тем, что значительная часть архивов военного времени была уничтожена, а личные документы немногих оставшихся в живых красноармейцев чеченской и ингушской национальности, высланных со своей родины, не сохранились.

В 2014 году во время проведения анализа почтовых переписок Халида Ошаева с участниками ВОВ, любезно предоставленных ему внуком писателя для дальнейшего продолжения поисковой работы, руководитель «Поискового движения РФ по Чеченской Республике», историк и журналист Иса Сардалов наткнулся на письма, адресантом которых был некий Халухаев Осман Ибрагимович из Ингушетии. В этих исповедях, датированных 1967 годом, автор пошагово описывал все события, которые происходили на его глазах с его непосредственным участием на территории самой Брестской крепости и его окрестностях. Иса Сардалов, как позже сам признавался, к этому времени уже был «болен» темой обороны Брестской крепости. Несколько лет подряд он по крупицам собирал документы, по всей стране разыскивал оставшихся в живых защитников крепости, устанавливал имена погибших. Постепенно работа историка перестала быть просто сбором материала и превратилась в процесс помощи найденным участникам обороны крепости. Ведь многие из них прошли через фашистские лагеря, их считали не выполнившими свой долг перед Родиной. Именно благодаря Исе Алхазуровичу были воскрешены из небытия судьбы многих героев, чьи имена до недавнего времени оставались неизвестными. Но, как говорит историк, далеко не все имена наших земляков — героических защитников Брестской крепости утверждены в официальных списках участников войны. По его словам, предстоит ещё огромная работа в архивах и фондах страны и зарубежья, чтобы Родина узнала обо всех славных именах своих защитников.

Из воспоминаний И. Сардалова:

«Прочитав письма Османа Халухаева, у меня появилась мысль, что я уже слышал это имя ранее, ещё в начале 2000 года, когда изучал воспоминания участников обороны Брестской крепости. Связавшись с коллегами из Республики Ингушетия, я узнал, что разыскиваемый мною ветеран, к сожалению, умер в 1994 году. Но с помощью его сына Гелани, который в данное время живет в Грузии, мне удалось изучить и сопоставить воспоминания О. Халухаева с другими рассказами участников обороны легендарной крепости.

В результате проведенной работы, у меня, как и у других российских историков, причастных к данным поискам, не было никаких сомнений, что уроженец Ингушетии, славный сын своего народа Осман Ибрагимович Халухаев действительно воевал в Брестской крепости и является одним из выживших защитников Бреста.

Поработав в некоторых архивах Москвы и собрав первичный материал, я немедля выехал в Брест за утверждением, где мне очень сильно помог сотрудник мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Артём Брухан, который нашел в фондах музея личное дело красноармейца Халухаева О. И.

Дальше уже была проведена долгая и кропотливая работа по выявлению и исследованию документов действительных защитников Брестской крепости во всех ведущих архивах страны, в том числе и в хранилищах ФСБ и МВД по Красноярскому краю и Иркутской области, а также Чеченской Республике и Республике Ингушетия, в ходе которой пришлось перерыть несколько сотен дел репатриированных бывших военнопленных.

Я бесконечно рад, что приложил руку к делу увековечения памяти героев, чей патриотизм и верность Родине не были оценены должным образом. Очень жаль, что Осман Ибрагимович Халухаев не дожил до этого времени, когда на официальном уровне был подтвержден факт его участия в обороне Бреста. Но благодарные потомки героя будут свято чтить память своего славного предка, будут подражать ему и учиться жить...»

Надо сказать, что неиссякаемая сила воли, которой, несомненно, обладал наш герой, помогла ему в тяжелые минуты не разочароваться в людях и выстоять перед бюрократическими неурядицами тогдашней власти. Неоднократные попытки Османа Ибрагимовича донести историю своей жизни до общества в виде писем и устных воспоминаний в конечном итоге сделали свое доброе дело. Именно благодаря его переписке с писателем Халидом Ошаевым на поверхность всплыли факты, которые стали основанием и почвой для работы чеченского исследователя Исы Сардалова. В течение двух лет (с 2014 по 2016 гг.) историк собирал все необходимые документы на имя непризнанного героя и представил их для изучения в научно-экспозиционный отдел мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», на основании которых решением методического совета от 12 августа 2016 года уроженец Ингушетии Халухаев Осман Ибрагимович, 1918 года рождения, был признан и утвержден защитником Брестской крепости (посмертно). Так, спустя десятилетия, была восстановлена историческая справедливость в отношении преданного сына Родины.

Многие наши земляки, героически защищавшие легендарную крепость, пройдя через все круги ада, остались в живых и вернулись к своим родным очагам и достойно дожили до своей старости. Участие уроженцев Чечни и Ингушетии в обороне Брестской крепости не говорит о какой-то исключительности этих бойцов, несших ратную службу наравне со всеми народами СССР, отстаивая свободу, честь и независимость нашего Отечества. Все дело в человеческой памяти. Они воевали и погибали. И мы должны это помнить! Вечная слава этим бесстрашным воинам, чей подвиг является наглядным примером для подрастающих поколений.

Комментарии 1

Я хорошо знал и помню этого человека. Они с моим отцом были близкими друзьями - в детстве учились в одном классе. Он был замечательным человеком.

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости