Воин-интернационалист

Тархан Костоев — кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством»

1

Мы смотрим фильмы, читаем книги, очерки в СМИ о жизни замечательных людей. Но есть среди нас и «простые» герои, которые живут рядом с нами, делая мир счастливее. С одним таким человеком судьба свела случайно, но оставила очень яркие впечатления от общения с ним.

Тархан Алиханович Костоев. 3 июля 2019 года Указом Президента России В. В. Путина за номером 312 он награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Тархан Костоев замечательный человек, верный друг, ответственный работник, хороший сосед...

О своем детстве он говорит, что все было обычно, как у всех в Назрани в 60-70-х годах прошлого столетия. Школа, ансамбль «Асса», куда ходил заниматься народными танцами под руководством прославленного хореографа Магомеда Гапархоева. Всё, как у всех, но не всё.

Его отец, Алихан Ахметович Костоев, — ветеран Великой Отечественной войны, беззаветно любящий свою Родину, дошедший до Берлина и раненый во время боев. Рассказы отца о сражениях и фронтовых буднях, о госпиталях и друзьях-однополчанах, о преданности своей Отчизне и о великом известии — победе над врагом, формировали юношу как истинного патриота и гражданина. И это его отношение к жизни, к долгу перед семьей, своим народом и Родиной ярко проявились в годы службы в армии.

Тархана призвали в Вооруженные силы СССР в ноябре 1978 года. Новобранец сразу попал в морской порт города Николаева, где солдаты были заняты на погрузке судов. Оттуда после сержантской школы был отправлен в Венгрию. В городе Сомбатхее на общевойсковой службе был отмечен командиром и получил звание старшины роты. Об этом периоде он рассказывает очень скупо, потому что самые незабываемые воспоминания о службе в армии начали свой отсчет в декабре 1979 года.

Тархан Костоев был переброшен в узбекский город Термез для дальнейшего пересечения границы с Демократической Республикой Афганистан. Две недели усиленной подготовки в сформированной здесь части, а дальше — «за речку». Так в тот период говорили об Афганистане. Той речкой была Аму-Дарья, а за ней была совсем другая жизнь. Жизнь, в которой каждый день был подчинен воинскому долгу перед Родиной, выполнению боевых задач, а в реальности — борьбе за выживание.

Военный конфликт в Афганистане развязался после свержения монархии, когда к власти пришла Народно-демократическая партия, провозгласившая Демократическую Республику Афганистан. Страна начала строить социализм, но столкнулась с начавшимися вооруженными мятежами, организуемыми радикально настроенными силами. Афганское руководство обратилось за помощью к Москве.

Формальной причиной ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан стали неоднократные просьбы руководства страны, а фактически эти действия должны были предотвратить угрозы иностранного военного вмешательства.

Охрана стратегических объектов и мест дислокации, активные широкомасштабные боевые действия, реорганизация и укрепление вооруженных сил ДРА, противодействие доставке оружия и боеприпасов из-за рубежа. Эти и множество других задач решало советское командование в течение десяти лет.

Стычки с душманами проходили даже не ежедневно, а ежечасно. Особый урон наши войска терпели в равнинной части страны: внезапные набеги боевиков, прятавшихся в горах, приводили к большим потерям. Потому и были созданы батальоны для горной местности.

После месяца подготовки Тархан Костоев в составе горного батальона был переброшен на границу с Пакистаном. Там, в горах, таких непохожих на родные горы Кавказа, он вместе с однополчанами постигал азы ведения боя.

На тот момент теоретические наработки военных действий в горной местности еще не были описаны в учебниках. Офицеры и солдаты постигали тактическое искусство борьбы с афганскими моджахедами ценой собственного здоровья, собственных жизней.

Долгими неделями передвигался отряд Костоева по каменистой местности, где днями палил зной, а ночами свирепствовала стужа, освобождая и защищая пути прохода бронетехники и продовольствия на равнине. Опыт рождался в боевых операциях: общались знаками, учились находить укрытие, пути обхода врага. Ходили группами, контролируя территории: одна группа обследует местность слева, другая — справа.

Враг не дремал, первыми устраняли командиров. Поэтому офицеры были без знаков отличия, даже визуально нельзя было показать, что ты старший, все команды подавались ясно и четко, без лишних движений. Если натыкались на группу боевиков, превышающую собственные силы, сразу по рации информировали командование, следили за передвижениями противника.

Ни при каком раскладе врагу нельзя было дать уйти. Отряд делился на группы так, чтобы не попадать под собственный сектор огня. Пока шел обстрел, «духи» старались уйти в образовавшуюся брешь, и именно там их встречали, сидящие в засаде.

Во время зачисток кишлаков от боевиков и поисков схронов оружия военнослужащие Советской армии узбеки или таджики вели переговоры с жителями. Если из кишлака раздавался хоть один выстрел, в дело вступала артиллерия. Если стрельбы не было, с ночи кишлак окружали дугой, оставляя свободный проход для беглецов, которых встречала бронетехника.

Продовольствие «горнякам» доставляли вертолетами и скидывали в мешках, по форме напоминающих мячи для регби. Даже здесь была своя особенность сбора груза. Новобранцы на радостях бежали за катящимся мешком, который, достигнув определенной точки, разворачивался и катился в другую сторону, приводя солдат в недоумение. Постоянно не хватало воды. Периодически отряд спускался на равнину, чтобы привести себя в порядок, запастись боеприпасами, пополнить личный состав, да и то на очень короткий срок. Нередко отряд уходил в горы, на новую опасную операцию, не успев отдохнуть.

Все эти и многие другие подробности о военных действиях в Афганистане я впервые узнала от Тархана Алихановича. «Да, — говорит он, — потери были. Их называли двухсотыми», что в официальных сводках звучало как «Груз 200». Были и трехсотые — это раненые. Был ранен и командир взвода, в котором служил Тархан. На старшину Костоева, получившего звание младшего лейтенанта и показавшего высокий боевой дух, лидерские качества и понимание военной тактики, возложили обязанности комвзвода.

Ответственность перед командованием была значительной, но ответственность перед боевыми товарищами — еще выше. Необходимо было обучать их, особенно новобранцев, воевать в этих непростых условиях и, желательно, без ущерба для здоровья и жизни. Эту ответственность за более слабых и нуждающихся в помощи он несет до сих пор.

Самыми напряженными были месяцы с марта по август 1980 года, пока не отшумела московская Олимпиада. В этот период Костоев был награжден медалью «За боевые заслуги». Потом было еще много наград за доблесть, мужество, интернационализм: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За ратную доблесть», «От благодарного афганского народа», медаль Президиума РФ «Воину-интернационалисту», знак отличия «Боевое братство», юбилейные медали к 25-летию, 30-летию вывода советских войск из Афганистана...

Но эта, первая, самая ценная, даже помогла однажды. В 1981 году, когда он уже демобилизовался, поехал с братом в Грозный проведать родственников. Как полагается, в военной форме. Шли по Бароновке расслабленные и наткнулись на патруль. «Ну, все», — подумал Тархан, глядя на приближающихся военных и судорожно стараясь застегнуть пуговицы на вороте. Офицер, увидев медаль, уважительно спросил: «Из-за речки?» — и отдал честь.

В Нефтяной институт имени академика Миллионщикова Т. Костоев пришел поступать, когда приемные экзамены уже закончились. Ректор, посмотрев военный билет и сопроводительные документы, позволил сдать экзамены, которые Тархан благополучно прошел и поступил на механический факультет.

Он был старше и опытнее многих своих одногруппников, поэтому как-то незаметно стал для многих из них опорой в перипетиях студенческой жизни. После окончания вуза работал конструктором на заводе «Красный молот» в Грозном, механиком на Назрановской нефтебазе, стоял у истоков открытия аэропорта «Магас», где был начальником службы ГСМ, последние 19 лет работает в ООО «РН «Ингушнефть», начальником смены, а ныне оператором.

Сорок лет пролетело с тех пор, как он вступил в свою взрослую жизнь на горящей земле Афганистана. Не склонив головы перед смертельным врагом, перед трудностями войны, достойно трудясь на благо своего народа, он и сегодня представляет свою активную гражданскую позицию еще и на общественной работе.

Костоев Тархан Алиханович — член правления Ингушского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», зампредседателя общественного совета города Магас, член общественного совета при Министерстве культуры и архивного дела Ингушетии. Он много общается с молодежью, учит подрастающее поколение патриотизму и интернационализму.

Тархан Алиханович женат. Имеет двоих детей. Дочь Мадина по профессии врач, сын Магомед — студент, будущий капитан гражданского флота. Супруга, Льянова Аза Магомедовна, преподает немецкий язык в Ингушском госуниверситете. Все складно в этой семье. Но есть одна нерешенная проблема: отсутствие собственного жилья. 16 лет семья кочевала с одной съемной квартиры на другую, пока ректор ИнгГУ А. М. Мартазанов не предоставил место в общежитии. Не думал Тархан Алиханович, когда вернулся из Афганистана, что его, воина-интернационалиста, родное государство оставит без квартиры, хотя о помощи ветеранам-афганцам говорится на протяжении уже сорока лет. Он отдал свой воинский долг Отчизне, пора бы властям республики обратить внимание на нужды человека, который служил в «горячей точке», там, где каждый день мог стать последним.

Так и живет наш герой. Настоящий Герой — человек большого сердца.

Светлана Сапрыкина

Комментарии 1

Тархан и его семья очень хорошие люди! Дал аьттув бохкалб шун

Новости