На пути к подвигу

Руслан Нальгиев: воспоминания о событиях 17 августа 2009 года

0

В тот злополучный день, 17 августа 2009 года, у здания на утреннем разводе находились большое количество сотрудников милиции. С утра уже было понятно, что день будет знойным. Руслан только двинулся к своей служебной машине, чтобы выехать на участок, но решил немного охладиться. Раковина была здесь же, во дворе. Он повесил автомат на крюк, кепку и...

— В эту секунду я услышал удар, — вспоминает Руслан Нальгиев, — как будто протаранили ворота машиной, что были с левой стороны от меня. Обернувшись, увидел «Газель» жёлтого цвета в нескольких метрах от себя. Сводка была уже с 15 августа, и мы проверили десятки таких машин. Сомнений, что это нападение, не было.

Далее всё шло как в замедленном кадре боевика. Расстояние от Руслана до «Газели» было около 20 метров. На раздумья ушли доли секунды. Он на ходу хватает автомат АКСУ, прицеливается в водителя и даёт короткую очередь по лобовому стеклу. Во дворе ажиотаж, все бегут, занимают свои позиции, кто-то из сотрудников не замечает Руслана и на бегу ударом в плечо буквально разворачивает его на 180 градусов, что создаёт ему помеху и мешает произвести прицельный огонь в террориста-смертника.

Но всё же Руслан, на полуобороте интуитивно производит короткую очередь. Потом, как выяснилось, он не промахнулся и, оказывается, поставил даже крест по лобовому стеклу машины, которая, свернув бесцельно направо, врезалась в припаркованные автомобили сотрудников. Расстояние от Руслана до машины было всего 3-4 метра, когда раздался взрыв...

А взрыв был таким мощным, что после него осталась огромная воронка (5.2×2.4 метра). Масло в огонь подлили и стоявшие во дворе ёмкости с горючим. Всё кругом было охвачено пламенем. Сгорело полностью само здание РОВД, серьёзно пострадал расположенный рядом пятиэтажный жилой дом, в остальных домах, что стояли рядом, были выбиты стёкла и сорваны крыши. Десятки припаркованных автомобилей буквально разлетелись в сторону от мощной взрывной волны.

Как потом уже показала экспертиза, Руслан всё же успел поразить цель. Пробитый им двигатель «Газели» заглох, а сражённый террорист-смертник не успел произвести самоподрыв. В результате взрывной механизм был запущен на семь секунд позже намеренного, уже дистанционно, боевиками, что не позволило углубиться террористу-смертнику вглубь двора ещё на 12-15 метров, то есть от расчетной точки нападающего. Эти семь секунд и стали решающими. Их хватило, чтобы его сослуживцы могли рассредоточиться. Жертв оказалось на много меньше, чем могло быть.

— Машину, протаранившую ворота, пытались остановить и другие ребята, не только я один, — говорит Руслан, — по автомобилю сотрудниками милиции открывался огонь. Но вот так получилось, что я оказался ближе всех и успел поразить цель. Меня потом уже раненого, заваленного кирпичной стеной, освобождали ребята, помню нестерпимую боль в ноге...

Когда Руслан очнулся в госпитале МВД г. Москвы, куда вывезли его и других раненых, он понял, что ногу ампутировали. Было очень жутко, вспоминает он, но боль от того, что произошло, боль от потери товарищей всё же преобладала над другой, не менее горькой правдой. Но он быстро справился с этой потерей (на тот момент Руслану было 29 лет).

— Низкий поклон всем нашим врачам, всем московским врачам, — говорит Руслан, — всем медицинским работникам, которые приехали в этот день в назрановскую больницу со всей республики, как по команде, кто после суточного дежурства, кто с отпуска, кто с больничного. Весь народ объединился, стал единым целым.

Видимо, правы те, кто говорит, что героями не становятся, героями рождаются. Подвиг не бывает случайным. Это порыв души, а не результат каких-то вычислений. Его совершают не потому, что «надо», не для какой-то выгоды, а просто потому, что человек сильной воли, мужественный и самоотверженный не может поступить иначе.

Видно, судьба готовила его к этому подвигу, потому что вся его сознательная жизнь была борьбой за выживание, за своё достойное место под солнцем. Когда ему только исполнилось 12 лет, его родное село в Пригородном районе Северной Осетии оказалось в гуще событий осени 1992 года, после чего его семья вынуждена была ютиться в небольшом домике, который предоставили им для временного проживания родственники в селе Экажево в Ингушетии.

Время было тяжёлое, и Руслан вместе с братьями ходил на железнодорожную станцию разгружать вагоны, чтобы как-то помочь семье выкарабкаться из постоянной нужды, в которой в это время оказались многие семьи беженцев. Деньги он приносил и отдавал родителям, отчитывался за каждую копейку. А если нужны были средства иногда на личные расходы, то надо было объяснить, зачем, почему, для чего. Вот такая дисциплина была в их семье. Хотя отец никогда не повышал голоса на детей, ему достаточно было просто взглянуть. Несмотря на все тяготы, наш герой хорошо учился и выделялся среди своих сверстников каким-то взрослым благородством и ответственностью.

После окончания школы Руслан сдал документы в Военный институт пограничных войск в городе Галицино, но по независящим от него причинам он не прошёл. И вот на следующий год, в один из мартовских дней, по дороге домой он встретил односельчанина Ису Торшхоева, который собирался поступать в Юридический институт МВД России, или как его называют «Школу милиции». Он так заинтересовал Руслана, что у него уже не осталось сомнений, где он будет учиться. На следующий же день он стал собирать документы и готовиться к предстоящему отбору по физподготовке.

— Каждый вечер мы с другом делали пробежку длиной четыре километра, подтягивались и отжимались, — вспоминает Руслан, — в общем, готовились очень серьёзно. Поступил я без проблем в Ставропольский филиал Краснодарского юридического института МВД России по специальности «Правоохранительная деятельность». Подготовка в вузе была сильной. Годы, проведённые в Ставрополе, мне дали многое. Мне импонировало там всё: и требовательность профессорско-преподавательского состава, и сама военная система, военная дисциплина, и ещё то, что ты находишься в постоянной физической форме. В шесть утра у нас был подъём, потом пробежка, разминка. Занятия пропускать нельзя было ни в коем случае. Требовательность к внешней форме военная — воротнички чистые, всегда опрятный, аккуратный, подтянутый. Расхлябанность, безответственность, малейшее неповиновение были наказуемы. Всё строго, как и должно быть в нашем деле.

После окончания института, с 2003 года в звании лейтенанта милиции МВД России Руслан Нальгиев проходит службу в Ингушетии в должности старшего инспектора ДПС по Назрановскому району. В те годы, можно сказать уверенно, что каждый выход на работу, каждое дежурство сотрудников правоохранительных органов были, своего рода, подвигом. А о Руслане так вообще ходили всякого рода легенды. Он слыл отчаянным, мужественным парнем, отличался стойкостью духа и неприступностью. Был таким эпическим героем. Много служебных моментов было у него за время работы, не все они зафиксированы официально, не всегда могли и поверить в то, что происходило, потому Руслан, да и многие ребята в те годы не думали об их учёте, а просто рассказывали о случившемся друг другу. Время действительно было «военное», непредсказуемое, и истории чаще всего оставались объектом внимания молодых ребят и сослуживцев. Сегодня, слушая Руслана, понимаешь, что практически человек находился на поле боя.

— Однажды в семь часов утра я выехал с поста «Радуга 131», — вспоминает он одну свою историю, — въезжая на главную дорогу, метрах в ста от поста я увидел стоявшую в стороне «девятку» с тонированными окнами. Я понял ситуацию, загнал патрон в патронник, опустил полностью стекло на водительской двери и принял готовность номер один. Манёврами мне удалось обхитрить водителя «девятки», который, не справившись с управлением, вылетела в кювет. Покушения и нападения на нас, сотрудников милиции, в те годы совершались чуть ли не каждый день.

Вспоминал Руслан и как спасал раненого полковника Иващенко, вытаскивая его из горящей машины, которую только-только обстреляли боевики. Он в это время проезжал неподалёку и, заслышав стрельбу, поспешил к месту происшествия. На обочине стояла машина УАЗ, где, как, оказалось, сидел раненый полковник и двое погибших — водитель и майор Внутренних войск. Руслан едва успел их вытащить и потушить загоревшуюся машину, набирая руками снег. Благо снега в эти дни было предостаточно.

Сослуживцы Руслана вспоминают, что часто на ночных дежурствах, в случае ориентировки на определённый вид транспорта, он, не раздумывая, первым подходил к остановленной патрулем машине, оставляя их для прикрытия.

— Неужели смерти не боялся? — спрашиваю у него.

— Как это не боялся? — отвечает он. — Страх — это обычное явление. Нормально мыслящий человек не может не бояться смерти. И холод леденящий охватывал порой так, что слышал биение собственного сердца. Всё было, но не давал страху завладеть собой, не подпускал я его к себе. В минуты напряжения просто действовал так, как это мне подсказывало моё подсознание. Я, почему-то был уверен, что меня смерть просто так не возьмёт. Может, потому, что всегда перед выходом из дома читал молитву «Аятал-курси», что делаю и сегодня. Так нас учили родители. Всегда был убеждён, что эта молитва защитит меня от всех бед. А смерть я воспринимаю как неизбежность, от неё не убежать, когда она постучит. Надо жить с такими установками, и не думать о том, что страх может спасти тебя. Не сможет, если только не наоборот. Самое страшное для мужчины — это жить в страхе и стать рабом страха. Вот моя, так сказать, философия. Можно часами рассуждать на эту тему, — говорит он, как бы отмахиваясь, — но всё равно не знаешь, как поступишь в тот или иной момент, решение приходит молниеносно, в самые напряжённые секунды ты действуешь инстинктивно, это что-то сверх тебя, что-то руководит твоим сознанием.

Да, подвиг не появляется на пустом месте. Мужество и стойкость, свойственные Руслану, проявились ещё в 2004 году 22 июня, когда было совершено нападение боевиков на сотрудников милиции. Он как раз был дома, после смены, но услышав о нападении на РОВД, бросился на помощь своим сослуживцам. Руслан вспоминает, как, пытаясь прорваться к зданию, лицом к лицу он столкнулся с боевиками.

— Сначала я подумал, что если люди в форме, то это свои, требовал пропустить меня, пошла перепалка с бранными словами. И тут над моей головой просвистели пули. Пять-шесть метров я уходил медленным шагом, в ожидании пули в спину. Но что-то меня тогда спасло, не знаю, что им помешало, думаю, моя молитва.

Руслану удалось в эту ночь пробраться к оружейному складу и несколько часов вместе с дежурным отражать неравный бой с боевиками.

Руслан не считает свой поступок подвигом, говорит, что действовал по обстановке. Но это и есть венец его внутренних моральных установок, венец духа настоящего мужчины. В те решающие секунды у него не было никакого страха, и даже мыслей о том, что он идёт на смерть. Он спасал своих товарищей.

Взрыв унес жизни более 20 молодых ребят, достойных сынов нашего народа, мужественных и самоотверженных. Но он не смог поставить их на колени.

— Звезда на моей груди — это награда не только моя, — говорит Руслан, — это награда всех, кто погиб в это утро, кто выжил и не сломался, это награда всего ингушского народа, который выдержал эти тяжёлые испытания. И я горд тем, что с честью и благодарностью могу носить её.

20 июня 2012 года в Москве в Государственном Кремлевском дворце Президент России Владимир Путин вручил Руслану Муратовичу Нальгиеву знак особого отличия «Золотую Звезду» Героя Российской Федерации.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости