Быть воспитанной, чтобы воспитывать

Профессор Лидия Мальсагова принимает поздравления в честь дня рождения

2

На днях профессор Ингушского государственного университета Мальсагова Лидия Дошлуковна отметила свой очередной юбилей. Славной дочери ингушского народа исполнилось 90 лет.

Одна из первых ингушских женщин-ученых Лидия Мальсагова родилась 23 марта (по другим данным 16 мая) 1930 года в сельском поселении Гамурзиево Назрановского района Ингушской автономной области. Как и все ингуши, в четырнадцатилетнем возрасте Лидия разделила горькую участь репрессированных и в 1944 году оказалась в ссылке, но это не помешало ей учиться, так как с детства тяготела к знаниям. Естественно, сказывалось то, что девочка родилась и воспитывалась в семье первого ингушского ученого-языковеда и знатока ингушской филологии Мальсагова Дошлуко Доховича.

Невзирая на холод, голод и незавидное положение ссыльных, родители Лидии сумели обеспечить своей семье достойное существование и дали детям возможность учиться. Сколько себя помнит Лидия Дошлуковна, вопрос «куда пойти учиться?» никогда не стоял перед ней, и когда она получила аттестат зрелости, выбор будущей профессии ею был сделан однозначный. После окончания средней школы, она поступает в Киргизский педагогический институт и в 1953 году блестяще оканчивает его.

Став дипломированным специалистом, Лидия Мальсагова принимает предложение остаться работать в том же институте в качестве ассистента кафедры русского языка и литературы. В этой должности она проработала вплоть до возвращения ингушей на историческую родину.

В 1957 году семья Мальсаговых возвращается на Кавказ. Учитывая то, что основные государственные учреждения образования располагались в Грозном, решено было остановиться в столице ЧИАССР. В том же году Лидия Мальсагова устраивается в Чечено-Ингушский пединститут, где заведовала кафедрой современного русского языка на протяжении 15 лет. Здесь она проработала до начала военной кампании в Чечне.

Защитив кандидатскую диссертацию в Тбилиси в 1972 году, Лидия Мальсагова становится кандидатом филологических наук, а в 1988 году ей было присвоено высокое звание «Заслуженный учитель ЧИАССР».

В 1994 году в связи с обострением ситуации семья Мальсаговой перебирается в Ингушетию. Свою педагогическую деятельность Лидия Дошлуковна продолжила в Ингушском государственном университете, с которым она сотрудничает до сих пор. Несмотря на почтенный возраст, Лидия Мальсагова по сей день продолжает давать уроки и, используя свой богатый опыт и знания в подготовке квалифицированных специалистов для республики, самоотверженно трудится во благо будущего нашей нации. Причем, как отмечает наша героиня, желание работать у неё еще есть, а это главное.

Необходимо отметить, что где бы ни работала Лидия Мальсагова, она всегда с честью и совестью относилась к своей профессии и вкладывала в своих студентов душу. «Иначе и нельзя, — говорит она, — ведь учитель может дать только то, что у него есть. И при этом всегда должна присутствовать душа...»

Филолог, языковед с 65-летним стажем работы, чьи научные интересы обширны и разносторонни, осознанно подходит к тому, что без таких исследовательских работ, которые были написаны ею в разные годы, сегодня невозможно представить современное русское и ингушское языкознание. Вполне объяснимо и то, что ее монография «Сравнительная типологическая характеристика сложного предложения русских и вайнахских языков» была включена в координационный план научно-исследовательских работ Министерства вузов СССР по русскому языкознанию в высших учебных заведениях.

Профессор кафедры русского языка Ингушского госуниверситета Мальсагова Лидия Дошлуковна является автором более 50-ти научных статей, учебных пособий и учебников для вузов и средних образовательных заведений.

Родина высоко оценила труды ученого: за многолетнюю педагогическую и научную деятельность в сфере образования и науки Мальсагова Л. Д. удостоена почетного звания «Заслуженный деятель науки Ингушетии». Также она награждена медалью «Ветеран труда». А в 2005 году за выдающиеся заслуги в подготовке квалификационных специалистов, Мальсагова Л. Д. награждена ингушским орденом «За заслуги».

Как мы знаем, в стенах родного университета и в Грозном Лидия Дошлуковна воспитала не одно поколение филологов, которые отзываются о ней с теплотой и благодарностью, отмечая её доброту и справедливое отношение к людям. При этом с её именем всегда ассоциируются такие качества, как трудолюбие, ответственность, любовь к профессии и порядочность.

Все, кто знаком с Лидией Дошлуковной, особенно те, кому посчастливилось у неё учиться или вместе работать, говорят не только о её деловых качествах, но и личных отношениях этой женщины к коллегам, друзьям и многочисленным родственникам, которые во многом способствовали повышению уровня культурного развития такого понятия, как «эхь-эздел».

Как и подобает потомственному интеллигенту, дочь первого ингушского профессора филологии Дошлуко Мальсагова через всю свою жизнь высоко пронесла честь не только своей семьи, но и честь всего ингушского народа. В качестве примера того, какой след Лидия Дошлуковна оставила в сердцах людей, мы хотели бы привести сокращенный вариант очерка Розы Орстхо, который автор разместила на своей страничке в соцсетях.

«Когда в аудиторию вошла стройная темноглазая девушка, одетая в белоснежную кофточку и темную юбку, поначалу даже не верилось, что это наш педагог. Она выглядела почти нашей ровесницей. Чуть позже мы узнали, что Лидия Дошлуковна, закончив филфак Киргизского педагогического института, до самого возвращения на родину проработала ассистентом кафедры русского языка в том же институте. Несмотря на свой довольно молодой возраст, наш куратор помогала нам не только в решении бытовых проблем, например, получении места в общежитии или в вопросах стипендии, но и в адаптации студентов в вузовском социуме. Это была одна из главных задач ее воспитательной работы. Она знала о каждом из нас все, вплоть до сердечных привязанностей.

Никогда, ни при каких обстоятельствах Лидия Дошлуковна не повышала голос. Эту черту она всецело переняла у своего отца, Дошлуко Доховича. Наверное, уважительное отношение к окружающим, интеллигентность — их фамильная черта.

В нас, ее бывших студентах ЧИГПИ набора 1959 года, оставшихся в живых после двух страшных войн и послевоенных лишений и которым уже далеко за 70, по-прежнему жива юношеская влюбленность в своего педагога-куратора Лидию Дошлуковну Мальсагову. А она по-прежнему готова прийти на помощь каждому из нас даже сейчас.

Когда в ноябре 1964 года погиб мой отец и нас, пятеро детей, остались на хрупких плечах матери, мы поняли, что потеряв единственного кормильца, практически лишились средств к существованию. К тому же у нас в семье одна сестра была инвалидом с детства. А мама из-за того, что за ребенком-инвалидом, прикованным к постели, нужен постоянный уход и присмотр, не могла ходить на работу. Одним словом, положение в нашей семье было удручающее, и единственным спасением я видела свое трудоустройство после сдачи зимней сессии.

Узнав о моей личной трагедии, Лидия Дошлуковна поняла, что в данный момент для меня не важно, какую оценку я получу, сдам или не сдам сессию. Мягко вытянув из моих рук билет, она, не глядя, перевернула его и потянулась за зачетной книжкой. Затем, что-то написав в ней, закрыла её и протянула обратно. Она, конечно, видела мое психологическое состояние, поэтому не отпустила сразу, а говорила со мной минут десять.

Это были времена махрового шовинизма. Мои поиски работы (педагог с незаконченным высшим образованием) ни к чему не приводили. Ни в одном из четырех отделов народного образования меня никто с распростертыми объятиями, разумеется, не ждал. Мало того, ни в одной из почти шести десятков школ города Грозного для меня работы не было тоже. Вообще никакой.

Аргументы, что родилась в Грозном, что живу в Грозном, в семье, которая осталась без кормильца, в которой двое несовершеннолетних братьев и сестра-инвалид, а мать пенсионерка, никакого воздействия не имели. И тогда я решила обратиться за помощью по адресу, который написала мне на листочке Лидия Дошлуковна.

Очень робко, если не сказать со страхом, я переступила порог школы № 57, которая находилась позади железнодорожной больницы, на улице Окружной. У меня не было никакой уверенности в успехе своего дела. Поясню, почему. Пройдя все отделы народного образования, много школ и внешкольных организаций, я уяснила одно, что молодая девушка в платочке — это не тот контингент, который нужен был в советской школе. Ведь в советские времена нас, чеченских и ингушских девушек и женщин, называли «горянками». А посему: «Добро пожаловать в горы, в аулы!»

«Якуб Дошлукович где-то наверху с завхозом. Жди», — сказала мне секретарша, и где-то минут через 20-30 в кабинет вошел высокий плотный человек и предложил мне сесть. Разговор был кратким: «До конца учебного года будешь воспитателем в группе продленного дня. А с нового учебного года возьмешь первый класс и доведешь его до десятого. Согласна?»

Я думаю, что вы догадались, кем для нашего куратора был директор этой школы. Да, он был её родным братом. И надо сказать, что Якуб отличался от отца и сестры своим темпераментом и резвостью. При этом он был человеком очень тактичным, отзывчивым.

Школа была огромная. Только первых классов — пять. Соответственно, и педагогический коллектив немаленький. К моему удивлению, в этой школе к тому моменту уже работало трое чеченцев.

Мой первый «б» размещался в самом конце коридора. Просторная классная комната, огромные окна, новенькие парты и матово-черная доска. Сказать, что я волновалась, значит, ничего не сказать о моем эмоционально-психологическом состоянии. Когда я шла на первый урок, сердце буквально выскакивало из груди.

Прошли годы. Жизнь сложилась таким образом, что я переехала в другой город и довести свой первый «б» до десятого класса так и не смогла. Но благодаря Лидии Мальсаговой и её брату Якубу Дошлуковичу вся моя последующая трудовая деятельность была связана с начальной национальной школой. Именно с их помощью я разрабатывала свою методику обучения детей русской разговорной речи с опорой на родной язык. Это и стало в дальнейшем темой моих научных исследований.

Таким образом, члены семьи первого ученого-лингвиста среди ингушей Мальсагова Дошлуко Доховича стали для меня очень близкими людьми. В совершенно разных жизненных ситуациях они протягивали мне руку помощи и становились ближе, чем родные по крови«.

И таких благодарственных отзывов в адрес Лидии Мальсаговой очень много. Это говорит о том, что знатная женщина из знатной семьи нашла свое призвание и никогда не изменяла ни своим, ни чужим принципам.

Дорогая, многоуважаемая Лидия Дошлуковна! Коллектив газеты «Ингушетия» от лица всех своих читателей сердечно поздравляет Вас с таким красивым и почтенным юбилеем! Желаем Вам на многие лета крепкого здоровья, больших жизненных сил и терпения. Пусть никогда Вас не огорчают жизненные трудности. Счастья Вам и благополучия во всём.

Комментарии 2

"Лидия Дошлуковна,выслушайте меня пять минут, и если Вас не устроит сказанное мною ,я выучу все лекции,которые не посещала из-за того ,что не могла оставить учеников на месяц без учителя ".Мы беседовали около 2 часов,в зачетке давно значилось "отл",но мне так не хотелось уходить...С Днем рождения, Человек,Педагог,Женщина!Помню и восхищаюсь!

Наверное у такого отца, не могло быть другого продолжения. Много слышал о Дошлуко Доховиче, Считаю его легендарной личностью. Спасибо и отцу и дочери за то, что они сделали в плане развития и изучения ингушского языка, в развитии Ингушского народа. Я считаю это подвиг. Дошалкъаг1 дал гешт долд, Лида дал дукх йоахйойл.

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости