Покой ему только снится

Профессор ИнгГУ Шамсутдин Хашегульгов считает, что возраст — это не повод сдаваться

0
Заслуженный деятель наук, профессор, педагог Шамсутдин Хашегульгов

Принято считать, что счастливые люди, невзирая на прошедшие годы, в душе остаются всегда молодыми, да и выглядят они намного моложе своих сверстников.

Независимо от возраста, люди с большим сердцем, открытой душой и неиссякаемой энергией ни под какими невзгодами не теряют самообладания и блеска в глазах: они всегда опрятно одеты, подтянуты и, несмотря на то, что им очень многое пришлось пережить на своем жизненном пути, смотрятся так, что можно даже немного позавидовать.

Главный секрет такого состояния, наверное, заключается в требовательном отношении человека к самому себе. Жалость — плохое чувство, а вот стремление стать лучше, через какие бы трудности ни пришлось пройти, делает человека сильным и достойным.

Именно такими словами можно охарактеризовать и почетного жителя г. Сунжи, заслуженного деятеля наук, профессора, педагога с большой буквы Хашегульгова Шамсутдина Бексултановича, которому недавно исполнилось 80 лет. Но, глядя на него, совсем и не скажешь, что этот жизнерадостный мужчина разменял уже девятый десяток.

Восемьдесят лет — это много или мало? Если, не торопясь, вспоминать год за годом: напряженную преподавательскую работу, бесконечные встречи, воспитанных и поставленных на крыло молодых людей, выполненные задачи, полученные награды — то много! А с другой стороны, если у юбиляра по-прежнему молодой задор в глазах, если он, как и прежде, оптимистичен, активен и общителен, то 80 лет — это не возраст! Это просто опыт, мудрость, навык решать сложные задачи и привычка брать ответственность на себя.

В том, что с этим человеком можно сидеть часами и, не уставая, слушать его, мы убедились воочию, когда посетили гостеприимную чету Хашегульговых, где нас радушно встретили, и мы беседовали за большим хлебосольным столом. Внимательно выслушав наш вопрос, который в большей степени касался нравственной стороны нашей жизни, Шамсутдин Бексултанович после продолжительной паузы, сказал: «Осознание того, что ты не забыт, очень поддерживает в жизни, дает силы оставаться, что называется, на плаву и желание приносить пользу людям». В качестве некоего подтверждения своим словам хозяин дома показал нам поздравительное послание в свой адрес от Главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматова, в котором была выражена огромная благодарность за честный и многолетний труд проректору ИнгГУ, почетному работнику высшего профессионального образования РФ, профессору Ш. Б. Хашегульгову.

Родился Шамсутдин Бексултанович Хашегульгов 8 марта 1940 года в селе Базоркино (ныне Чермен) Пригородного района СОАССР. Он выходец из простой крестьянской семьи. Четырехлетним мальчишкой познал и испытал на себе все тяготы и невзгоды, нависшие над ингушским народом по воле Сталина, который одним росчерком пера с корнями выдворил всех вайнахов из Кавказа и на верную погибель выслал на бескрайние степи Казахстана и Средней Азии.

Но наш народ выстоял, выдержал и, преодолев все муки ада, вернулся на свою историческую родину. На примере каждой семьи, каждого ингуша можно говорить об этой небывало жестокой и ничем неоправданной трагедии, которую стойко и мужественно перенес наш народ, равно как и другие народы, подвергшиеся ссылке.

Шамсутдин Бексултанович мало что помнит из этого далекого прошлого, ведь ему тогда было всего ничего. Но первые годы жизни на чужбине ему запомнились хорошо. Несмотря на голод, холод и леденящую душу тоску по родине, выжившие после долгой дороги смерти люди, не потерявшие при этом свой человеческий облик, поддерживали друг друга и заботились о тех, кто больше всех в этом нуждался.

Отец Шамсутдина был уважаемым человеком в обществе. Как рассказывали очевидцы тех событий, когда люди толпами умирали от голода, он спас не одну жизнь от верной смерти. И детей своих он учил быть добрыми и сострадательными друг к другу. С детства прививал им любовь к труду. Наверное, поэтому Шамсутдин рос очень трудолюбивым и крепким парнем, помогал взрослым по хозяйству и очень ответственно относился к учебе.

Этот мальчик своей шалостью, сам того не понимая, в первое время после прибытия в Казахстан помог всем своим домочадцам в каком-то смысле спастись от голода. Как оказалось, в ночь перед высылкой вместе с костяными игрушками он в тряпочку завернул все мамины золотые изделия, которые брал украдкой, чтобы поиграть, и положил себе в карман штанишек. А обнаружила их мама мальчика только после прибытия к новому месту назначения. Обменивая эти золотые изделия на хлеб и другие продукты, родителям Шамсутдина удалось прокормить свою семью в самый трудный период ссылки.

В 1948 году Шамсутдин пошел в первый класс акмолинской средней школы № 32, которая находилась в трех километрах ходьбы от дома. В Казахстане холода наступали очень рано, в сентябре уже надо было одеваться потеплее, а в 40-градусные морозы зимой и вовсе приходилось укутывать себя в лохмотья, так как нормальной одежды ни у кого не было. Было трудно, но стало ещё труднее, когда не стало мамы Шамсутдина: она умерла от продолжительной болезни спустя неделю после того, как её любимый сыночек пошел в школу.

«Это было 8 сентября, — вспоминает Шамсутдин Бексултанович. — Никогда не забуду этот день, когда всё вокруг казалось чёрным. Да и отец после матери прожил недолго. Он умер в 1954 году, и мы остались круглыми сиротами».

Родители Шамсутдина похоронены в Акмолинске. Там же нашли свой вечный покой и два его родных брата.

После окончания средней школы в 1958 году Шамсутдин устроился на работу грузчиком в одно из крупнейших производственных объединений «Казахсельмаш».

«Это был огромный завод, который выпускал запасные части и детали для сельскохозяйственной техники, — рассказывает Шамсутдин Бексултанович. — И работа грузчика была одной из самых тяжелых на этом заводе, ведь тогда всё делалось вручную, не то что сейчас. Ящики, которые мы тащили на спине, весили по 120-160 кг. Было очень трудно, но, несмотря на это, я должен был после школы отработать два года, чтобы поступить в вуз. Таковы были условия тех лет. А учиться очень хотелось».

Необходимо отметить, что во время учебы в школе юноша усиленно занимался спортом, и именно это обстоятельство и огромное желание стать образованным человеком помогло ему преодолевать непомерные физические трудности на заводе. Не переставая посещать тренировки, Шамсутдин после тяжелого рабочего дня ходил ещё и в вечернюю школу, дабы не забыть пройденный учебный материл и школьную программу. Здесь наш герой по прозвищу Математик частенько исправлял ошибки учителей, преподающих этот предмет, так как он с математикой был на «ты» ещё со школьной скамьи. Странно даже, что он не пошел учиться на физико-математический факультет, хотя все педагоги сулили ему именно такое будущее.

И сегодня, несмотря на такой большой промежуток времени, Шамсутдин уверен, что знает математику на уровне учителя старших классов, и смог бы её спокойно преподавать.

После объявления реабилитации репрессированным народам Шамсутдин один поехал на Кавказ, чтобы прозондировать обстановку и выбрать для себя подходящий вуз. С помощью знакомых, уже вернувшихся домой из Сибири, он обосновался у родственников в Назрани, потому как в родительский дом не пускали жить осетины, которые считали, что это их собственность.

И в 1960 году, имея на руках двухлетний стаж работы и аттестат зрелости с отличием, Шамсутдин становится студентом Северо-Осетинского Горского сельскохозяйственного института (ГСХИ) в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ), который он блестяще окончил в 1965 году. Все годы студенчества Шамсутдин являлся комсомольским вожаком и учился без каких-либо серьезных замечаний.

Как мы знаем, в этот вуз после возвращения из ссылки поступали многие наши соотечественники, потому как город Орджоникидзе был ближе к нам, чем Грозный, да и чувствовали ингуши себя здесь как у себя дома. Но далеко не многие выпускники оставались здесь работать после защиты диплома. Шамсутдин Бексултанович стал исключением из правил, и ему была оказана такая высокая честь.

«Если честно, то в студенческие годы я и думать не думал, что стану педагогом, — говорит профессор. — Даже когда защита диплома была совсем близка, я подумывал о работе где-нибудь в сельской местности или на крупном производстве. Но ректор института Г. Г. Джанаев смог убедить меня в том, что мое истинное предназначение — это работа в вузе, из стен которого должны выходить грамотные, знающие свое дело сельхозспециалисты. Должен заметить, что Георгий Георгиевич был исключительно порядочным человеком, и он очень сильно уважал ингушей. И поэтому я знал, что плохого он мне не посоветует».

Без пяти минут педагог дал свое согласие остаться в родном институте в качестве ассистента кафедры разведения сельскохозяйственных животных, но при этом выдвинул ректору два обязательных условия, которые для него были принципиально важны. Первое условие заключалось в том, что ректор ГСХИ через два года работы в институте направляет Хашегульгова в целевую аспирантуру Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. Согласно второму условию, вместе с Хашегульговым преподавателем этого института должен был работать ещё один ингуш, в прошлом тоже выпускник ГСХИ. Почему для Шамсутдина Бексултановича было это так важно? Да потому, что во всем списке преподавательского состава сельхозинститута не было ни одного человека ингушской национальности. И он считал это не иначе, как расовой дискриминацией. Таким образом, Макшарип Баркинхоев, который годом раньше окончил тот же вуз, тоже стал преподавать в родном институте.

Через два года, как и было обещано ректором ГСХИ, Хашегульгов едет в целевую аспирантуру самого престижного и, по сути, самого главного вуза отрасли — Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева, и попадает к профессору Е. Борисенко.

«Это был светило в сфере аграрной политики, — вспоминает Шамсутдин своего бывшего руководителя Ефима Яковлевича Борисенко. — Я бы даже сказал, что такие люди рождаются только раз в сто лет, вот настолько он был эрудированным и толковым просветителем. Более того, мой профессор очень хорошо знал военную историю ингушей, любил, ценил и уважал ингушей и всегда с восхищением отзывался о видных военачальниках царской и современной России из числа ингушей, о которых, к моему большому стыду, не знал даже я. Ефим Яковлевич был родом из Моздока, может, поэтому ему в жизни довелось не раз сталкиваться с ситуациями, когда представители нашего незапятнанного народа достойно показывали пример храбрости и мужества».

К началу первых занятий в аспирантуре молодой педагог с Кавказа ещё не знал, через какие трудности ему придется пройти, но, какие бы жесткие условия ни были выдвинуты против него, упертый и хваткий ингушский парень знал, что назад дороги нет и отступать некуда.

Вспоминая этот период своей жизни, Шамсутдин Бексултанович говорит, что невозможно описать словами, с каким чувством ответственности он пошел на этот серьезный шаг и стал аспирантом. А уж о серьезности и требовательности ученого совета академии при защите кандидатской диссертации и говорить не приходится. Тем более в те годы, когда ученую степень можно было получить только за знания, имея за плечами определенные навыки и достижения в той или иной области науки.

Среди аспирантов Тимирязевской академии Ш. Хашегульгов был на хорошем счету. Проводил опыты в Ярославской области, где показывал блестящие знания и добивался хороших результатов работы.

Когда подоспело время защиты кандидатской диссертации, на первом же заседании ученого совета, на котором присутствовало пять членов высшей аттестационной комиссии (ВАК), функционировавшей при Совмине СССР, Ш. Хашегульгов выступил так, что у экзаменующих не осталось ни одного безответного вопроса. Наверное, кто имеет ученую степень, знает, что очень редко бывает так, чтобы соискатель защитился сразу после первого же заседания ученого совета, но Шамсутдин Бексултанович ровно через 27 дней после подачи диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук получил этот диплом.

Даже сам ректор ГСХИ Г. Г. Джанаев был несколько удивлен, когда узнал, что Хашегульгов смог не только досрочно подать свою кандидатскую диссертацию, но и защитил её с первого раза, потому как обладал совсем другой информацией о своем педагоге. Злые и завистливые «благодетели» нашептали ему на ухо, что Хашегульгов не учится, пьянствует и ведет в Москве разгульный образ жизни. Поэтому Георгий Георгиевич и представить себе не мог, что Шамсутдин так успешно окончит академию. Но всё выяснилось, когда коллеги встретились и поговорили начистоту.

Конечно, и после аспирантуры ректор сельхозинститута никуда не отпустил своего лучшего преподавателя. Через три года учебы в Москве, как и водится в таких случаях, молодой, но очень перспективный ученый возвращается в свой родной вуз и начинает учить тому, чему научился сам. Вскоре Хашегульгова утвердили в качестве доцента института, а затем его сделали заместителем декана и деканом зооинженерного факультета ГСХИ.

Таким образом, Шамсутдин Хашегульгов, изо дня в день повышая свою квалификацию, прошел в этом институте трудовой путь длиною в 28 лет. Его уважали и ценили как высокопрофессионального работника, честного и беспристрастного педагога, прямого и добропорядочного человека. Для многих молодых педагогов он был добрым и мудрым наставником. В большом многонациональном коллективе Горского сельскохозяйственного института Шамсутдин Хашегульгов пользовался непререкаемым авторитетом. Все знали, насколько Хашегульгов принципиален в любых вопросах, за это ему и доверяли.

Общаясь со многими выпускниками ГСХИ, и сегодня можно убедиться в том, что Шамсутдин Бексултанович искренне верил в своих наставников и делал всё, что было в его силах, для того чтобы студенты не тратили время зря, а учились. Поэтому, со временем, взрослея и мужая, они поняли, кем для них был Шамсутдин Хашегульгов. Бывшие его студенты, которые словно птицы разлетелись по всей стране и работают на самых ответственных участках, никогда не упускают возможности увидеться с ним, или через знакомых передают привет и справляются о его здоровье. По словам Хашегульгова, это и есть наивысшая награда за его безупречный труд.

Известные трагические события осени 1992 года в Северной Осетии разделили многие человеческие судьбы на «до» и «после», и самым негативным образом повлияли на жизнь ингушей, испокон веков живших на своей исторической родине — в Пригородном районе. Семью Хашегульговых постигла та же участь.

В момент начала этого кровавого конфликта они проживали в центре города Орджоникидзе недалеко от мединститута. Как страшный сон вспоминает Шамсутдин Бексултанович невыдуманные эпизоды из того времени: «Несмотря на то, что я уже накануне слышал какие-то разговоры о том, что между осетинами и ингушами начнется война из-за Пригородного района, верить в то, что это произойдет на самом деле, и что с нашим народом поступят так жестоко, не хотелось. Такой поворот просто не укладывался в голове. Но когда рано утром первого дня конфликта к нам в дверь начали беспрерывно стучать и что-то выкрикивать на осетинском, стало ясно, что шутить они с нами не собираются. Пригрев меня прикладом по голове, целая дюжина военных из местной комендатуры «галопом» прошлась по квартире, а после обыска и погрома эти налетчики увезли всё, что им приглянулось. Дома в тот момент находились я, жена и двое детей. Две наши средние дочери были в то время в Москве, и им очень повезло, что не увидели весь этот ужас».

Как боеспособного мужчину, главу семейства Хашегульговых сразу же взяли в заложники и увезли в неизвестном направлении. Какое-то время его, вместе с другими захваченными, держали в подвале мединститута, но потом увезли в село Майрамадаг, хорошо известное своей «горькой славой». В такой безвыходной ситуации Шамсутдин думал только о жене и детях: «Что же с ними будет? Привезут ли их сюда, или с ними справятся по-другому?» Страшные мысли не покидали его голову ни на одну минуту, пока среди ночи он не заметил в толпе новой партии заложников, идущую по трапу в подвал, свою жену с девочками. В жутких нечеловеческих условиях держали их здесь почти неделю. На седьмые сутки их обменяли.

«Можно назвать настоящим чудом то, что мы остались живы и воссоединились со своей семьей, — говорит Шамсутдин. — А ведь оттуда, где мы находились, мало кто вернулся живым и невредимым. На наших глазах людей десятками выводили из подвала. Аресты, беспрерывная стрельба, крики женщин и детей, стоны стариков, захваченных в плен — всё это, как эпизоды из боевого детектива, долгое время не уходило из моей головы. Поэтому трудно рассказывать об этом, такие горькие воспоминания душу давят, но и не говорить о таком тоже нельзя. Подобные исторические факты нельзя предавать забвению».

После высвобождения из плена семья Хашегульговых какое-то время жила у брата Шамсутдина в Сунже. У Юсупа был дом из четырех комнат, и в каждой проживало по одной семье. Но, как бы трудно ни было, они довольствовались тем, что остались живы и без потерь смогли вырваться из такой горячей точки.

«Я, конечно, знал, что не останусь без работы и смогу обеспечить свою семью кровом, — говорит Шамсутдин, — но обстановка на политической арене тогда стояла неутешительная, поэтому жена моя очень сильно переживала. Зажавшись в угол, она часто плакала и говорила, что не уверена в завтрашнем дне и не знает, как быть. Но я успокаивал её и говорил, что пока я жив, кусок хлеба и крыша над головой у нас будут».

Так и случилось. Один близкий родственник Хашегульговых, после того как узнал, в каком положении находится семья Шамсутдина, дал им деньги для приобретения дома. Такой поступок во все времена считался благороднейшим, но тогда эта помощь имела особое значение.

«Не могу без волнения говорить об этом парне, который в самую трудную минуту протянул нам руку помощи, — говорит Шамсутдин Бексултанович. — В знак благодарности за то, что я когда-то помог его родной сестре, когда та училась в Осетии, Алихан Якубович Хашагульгов (так звали этого парня) все свои сбережения отдал мне и сказал, что эти деньги он дает не взаймы, а в безвозмездное пользование. К несчастью, через три месяца после этого его не стало. По пути домой из Дагестана он попал в автомобильную аварию и погиб. Алихан Якубович за свою короткую жизнь оставил яркий след на земле, не только мне, но и многим, кто с ним встречался, он запомнился очень добрым и благородным человеком. Мы его никогда не забудем».

К тому времени, когда не стало Алихана Хашагульгова, у семьи Шамсутдина был уже свой дом, который они приобрели благодаря помощи хорошего родственника. В этом доме они проживают и поныне. Правда, со временем они благоустроили двор, чтобы спокойно принимать детей и внуков.

По словам Шамсутдина Хашегульгова, он всю жизнь мечтал построить дом там, где жили его предки, и для этого выкупил участок земли в Базоркино, на котором когда-то стоял дом, построенный руками его родителей. В течение нескольких лет он собирал строительный материал, и в середине 90-х планировал начать стройку, осуществляя тем самым свою давнюю мечту. Но, как известно, ему не довелось этого сделать. На его памяти уже второй раз Шамсутдину пришлось расстаться с местом, где проросли его родовые корни.

С образованием ингушской государственности и формированием органов власти Республики Ингушетия Ш. Б. Хашегульгова одним из первых приглашают принять участие в создании основных базовых структур в области сельского хозяйства и продовольствия. В начале 1993 года его назначают начальником отдела животноводства, а затем заместителем министра сельского хозяйства РИ. В этой должности он проработал два года.

Решение правительства самого молодого субъекта России об открытии в Ингушетии государственного университета в 1994 году было воспринято Хашегульговым с большим воодушевлением и энтузиазмом, хотя к этому времени внутренне для себя решил больше в преподавательскую деятельность не возвращаться. Но обстоятельства складывались так, что он, после очередного приглашения в университет не смог отказать ректору Азамату Мальсагову. Таким образом, возвращение в привычную студенческую среду для преподавателя с солидным опытом и стажем работы стало как бы источником для второго дыхания, и Шамсутдин Бексултанович с головой ушел в организационные вопросы, став полноправным участником открытия ИнгГУ, особенно создания аграрного факультета.

«Организация нового факультета в новом вузе была сопряжена с массой проблем, и дело это было не из легких, — вспоминает профессор, — так как приходилось заниматься и подбором педагогических кадров, и материально-техническим обеспечением. Тем более мне после такого переломного момента возвращаться в студенческую аудиторию было не просто. Дело в том, что за годы работы со студентами, я никогда не изменял своим принципам и усвоил одно твердое правило, которое обязывало знать свою дисциплину «от» и «до», ни в коем случае не садиться перед студентами и, что немаловажно, выглядеть на работе, как говорится «с иголочки». Люди моей эпохи знают, что это были золотые правила, и я всю жизнь старался соответствовать этим неписаным законам. И своих студентов я учил быть такими же».

В Ингушском государственном университете Хашагульгов Ш. Б. работает и по сей день. Он преподает дисциплины «Генетика», «Разведение с/х животных» и «ТПППЖ». Здесь, в одном из ведущих вузов страны, профессор Ш. Хашегульгов в течение 26 лет прошел славный путь от заведующего кафедрой до проректора, уделяя особое внимание воспитательной работе со студентами.

Хашегульгов Ш. Б. активно занимается научной, учебно-методической работой, им опубликовано более 120 научных статей, учебно-методических работ и пособий по технологическим приемам выращивания молодняка крупного рогатого скота на мясо и совершенствованию технологии производства мясомолочных продуктов в современных условиях хозяйствования.

Ученый проводит консультации, дополнительные занятия с отстающими студентами, посещает занятия других преподавателей, а также читает лекции и проводит лабораторно-практические занятия.

Являясь членом ученых советов университета и координационного совета по агропромышленной политике при правительстве Республики Ингушетия, академик МАЭП Хашегульгов Ш. Б. активно участвует в профориентационной работе в школах республики, периодически выступает с научными докладами по развитию сельскохозяйственного производства на предприятиях, подведомственных Министерству сельского хозяйства и продовольствия РИ.

Трижды принимал участие в работе совета учебно-методического объединения Российской Федерации и неоднократно проходил курсы повышения квалификации. Сегодня он считается лучшим преподавателем ИнгГУ и поэтому пользуется заслуженным авторитетом среди студенческой молодежи и профессорско-преподавательского состава. Да и в ГСХИ он считался лучшим. Лишним подтверждением тому являются благодарные отзывы его бывших воспитанников.

Добрым словом вспоминает своих учеников и их маэстро. «Я горжусь своими воспитанниками, — говорит Шамсутдин Бексултанович. — Перечислить их поименно я не смогу, потому что их очень много, и на это уйдет много времени, но я помню каждого, кто прошел через меня за 55 лет работы. И самое главное — это то, что я сегодня могу уверенно сказать, что за все эти годы не обидел ни одного студента. Просто я хотел, чтобы они учились, чтобы они были умнее меня, грамотнее меня, и поэтому был требовательным к ним, призывал их к благоразумию и говорил, что без знаний у них не будет нормальной жизни. Я понимаю, что не все становятся учеными, академиками, и не всем даны такие способности, чтобы тяготеть к определенным наукам. Но я считаю, что каждый человек, даже по окончании учебы, должен стремиться получить самые основные жизненно важные знания и навыки, которые могут пригодиться в жизни, что бы ни случилось».

Надо отметить, что ученого Хашегульгова Ш. Б. уважают и ценят в обществе не только как отменного работника и высокопрофессионального педагога, но и как хорошего человека и заботливого семьянина.

«Для каждого из нас семья — это главное достояние, — говорит профессор, — и очень важно, чтобы в этой маленькой, но такой необходимой ячейке нашего общества, всегда царили мир, спокойствие и любовь. Только на взаимопонимании, доверии друг к другу можно построить крепкую и сплоченную семью, за которой можно чувствовать себя как за каменной стеной».

По всему видно, что Всевышний с лихвой наделил нашего уважаемого профессора всеми этими качествами благополучного семейства. Вместе с супругой Марьям Юнусовной Гадаборшевой они воспитали четырех прекрасных дочерей, которые души не чают в своем отце. Всем девочкам родители с детства сумели привить любовь к учебе и труду, воспитали их в духе национальных традиций, где уважение к старшим всегда было на первом месте.

Следует заметить, что не во всех семьях найдешь юношей и девушек, которые окончили вузы на красные дипломы. А в семье Хашегульговых все дочери отучились на отлично и сегодня работают в различных сферах жизнедеятельности. Старшая дочь Мовлотхан пошла по стопам папы и преподает на экономическом факультете в ИнгГУ. Она студентка самого первого выпуска нашего университета и с тех пор преподает в нем, многократно признавалась студентами своего факультета любимым преподавателем. Райхант и Зарема стали врачами в разных востребованных областях, прошли ординатуру в Москве и Санкт-Петербурге, работают в государственных и частных клиниках по специальности, и обе живут в Москве. Все они обзавелись семьями и подарили нашему герою одиннадцать прекрасных внуков. Самая младшая дочь и любимица Шамсутдина Бексултановича, Тамара, имеет три высших образования: одно юридическое и два экономических. После семи лет работы в Администрации Главы Ингушетии, куда она была приглашена как краснодипломник, Тамара перешла на работу в филиал ПАО «Россети — Северный Кавказ» — «Ингушэнерго» и в данное время работает начальником отдела управлениям делами.

«Как мы знаем, дети — это наше будущее, — говорит профессор. — И в этом плане я могу сказать, что мои дети оправдали мои надежды. Я не помню, чтобы они поступали так, чтобы мне пришлось за них краснеть. Несмотря на лишения, потери и разочарования, мы прожили достойную жизнь, и у меня с женой есть что передать детям, внукам и даже правнукам. А что может быть прекраснее?!»

Наших ветеранов стариками назвать нельзя. А в восемьдесят люди становятся мудрецами, подающими своим потомкам пример, как нужно жить и трудиться во славу народа. По этому поводу Шамсутдин Бексултанович отметил: «Оглядываясь на прожитые годы, я хотел бы сказать такие слова: не жалейте о том, что стареете, многим в этом было отказано. Жизнь дается всем, а старость — только избранным».

За многолетний и профессиональный труд Ш. Б. Хашегульгов неоднократно был отмечен высокими правительственными наградами и грамотами, но самыми дорогими для него являются первая в его жизни медаль «За освоение целинных земель», которой он был награжден, будучи в ссылке в далеком 1956 году, и орден «За заслуги» РИ, врученный ему в 2017 году.

Трудовой путь академика МАЭП был отмечен медалями «Ветеран труда» и «За трудовую доблесть». Почти ежегодно его награждают почетными грамотами Минсельхоза РФ, правительства Ингушетии, Администрации Главы республики и почетными грамотами Народного собрания Ингушетии.

За этими многочисленными наградами, званиями и титулами стоит большая кропотливая работа профессора Хашегульгова, который и сегодня полон сил и желания служить любимому делу и своему народу.

Несомненно, многолетняя и добросовестная деятельность Ш. Б. Хашегульгова на благо Республики Ингушетия заслуживает глубокого уважения. Только ответственный подход к работе, высокий профессионализм и преданность делу позволили ему на протяжении долгих лет успешно справляться с поставленными задачами. Так пусть же его всегда будет окружать атмосфера добра, искренности и взаимопонимания, а также любовь и поддержка родных и близких людей.

«Человека можно назвать по-настоящему счастливым, если он сумел воспитать достойных преемников, — признался Шамсутдин Бексултанович в завершение беседы, — и я с гордостью могу сказать, что мне это удалось. Я благодарен судьбе за то, что она была ко мне так благосклонна, и людям, которые меня окружали, за то, что являлись для меня мерилом добра и честности».

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости