Влюбленный в жизнь

Поэт, журналист и педагог Амир Плиев отмечает в эти дни свое 82-летие

0
Амир Плиев

«Там, где словам тесно, мыслям — просторно». Такими короткими словами может охарактеризовать свой довольно длинный жизненный и творческий путь один из самых известных и талантливых современных ингушских литераторов Амир Абазбекович Плиев, который отмечает в первые сентябрьские дни свой очередной день рождения.

Родился будущий поэт в семье служащего в селении Плиево Назрановского района Чечено-Ингушской АССР. Начиная с раннего детства, пришедшегося на военное время и депортацию 1944 года, на его долю выпадали нелегкие испытания, которые он с честью перенес вместе со своим народом. И поэтому поэтический дар Амира Плиева, равно как и его сверстников, проявился как зеленый росток сквозь толщу бетонной тверди.

Когда мальчику исполнилось пять лет, умер его отец, а спустя год, будучи шестилетним ребенком, Амир, как и все его соотечественники, был объявлен врагом народа и выслан в Казахстан, где испытал все тяготы обездоленной жизни. Если сказать, что жизнь его была нелегкой, значит, ничего не сказать. Оставшись круглым сиротой, он мог поддаться многим вредным влияниям и обрести недостойные привычки. Однако огромное желание сохранить в себе человеческую суть и пример порядочности близких спасли его от множества роковых ошибок.

В поселке Бановка Федоровского района Кустанайской области Казахской ССР, куда в статусе спецпереселенцев привезли их семью, от голода и холода сначала умирает старшая сестра Амира, Калипат, а через год после смерти любимой дочери ушла из жизни и мать. В результате этого несчастья восьмилетний мальчик вместе с четырехлетней сестрой Лейлой остаются круглыми сиротами. Неизвестно, как бы распорядилась ими судьба, если бы их не забрал к себе родной дядя, обосновавшийся тогда недалеко от города Алма-Аты.

«В детстве я стремился быть похожим на своих предков: на прадеда, деда, отца, мать и на своего дядю, Плиева Хамурзу Умаровича, который в самое критическое время для всего ингушского народа, в мрачные годы выселения воспитал меня и мою младшую сестру после смерти родителей, — вспоминает Амир Абазбекович. — Именно благодаря повседневной заботе дяди Хамурзы и его жены Марем мне удалось пойти в школу и в 1957 году получить аттестат зрелости».

К сожалению, Амир Абазбекович не относился к тем счастливчикам, знавшим своих дедушек и бабушек. Все они ушли из жизни молодыми. Поэтому ему всегда недоставало их тепла и внимания, хотя они всегда являлись для него эталоном подражания.

Детские годы, проведенные в родовом селении Плиево, Амир Абазбекович помнит очень смутно. Но зато хорошо помнит, как любил природу и окружающую среду. Бывало, в детстве он подолгу вглядывался в горы и любовался зелеными холмами. Не меньше будоражили его воображение весьма интересные и поучительные рассказы и сказки, которые им на досуге читали старшие. Они открывали ему доселе неизведанный, удивительный мир, по-детски легко заставляя сопереживать вместе с героями фантастических повествований.

Слишком тяжелым морально-психологическим испытанием стала для него, как и для многих сотен тысяч ингушских детей, высылка из родного дома в холодную Сибирь. На всю жизнь Амиру запомнились мрачные картины того времени: темень предрассветной ночи, солдаты, ворвавшиеся в дом с оружием в руках и грозными выкриками, плач беспомощных женщин и детей, и страх в глазах стариков. В эту февральскую ночь слились воедино и жалобный лай собак, и мычание коров, и гул грузовиков, увозивших их в суровую безвестность.

Не успев повзрослеть, Амир стал очевидцем десятков смертей. Самые близкие и знакомые ему люди умирали почти ежедневно, не в состоянии переносить тяжести испытаний, холод, голод и болезни. После смерти старшей сестры Амир, чувствуя ответственность за жизнь матери и младшей сестры, ходил далеко на конеферму и в стойлах конюшни собирал остатки сена и соломы. Но по дороге домой сильный порывистый ветер срывал и уносил больше половины собранной им охапки, и единственный из продуктов питания — промёрзший картофель так и не получалось приготовить.

В посёлке Калинина, где жил дядя Амира, было намного спокойнее. Вдоволь было еды, и от горестных воспоминаний по потери матери и сестры его отвлекало добродушие дяди и членов его семьи.

В пятом или шестом классе Амир посвящает своей маме свое первое стихотворение, которое понравилось учителям. Со слезами на глазах они поместили эти строчки в стенгазете и сказали мальчику, что из него выйдет настоящий поэт. Так и случилось. Серьезной литературой Амир начал увлекаться относительно рано. Еще в начальных классах он страстно полюбил сказки Пушкина, а затем перечитал почти все русские и казахские народные сказки. Будучи старшеклассником, Амир по-настоящему пристрастился к творчеству Лермонтова, который безумно любил Кавказ и всё, что было связано с этим удивительным краем.

«Если поэзия Александра Сергеевича Пушкина для меня являлась как бы романтическим идеалом, связанным с утверждением светлого начала, творческой свободы, — говорит Амир Абазбекович, — то к Михаилу Юрьевичу Лермонтову я стал относиться, как к творческой личности, у которого лирика показывала неразрешимый конфликт между собственной судьбой и эпохой».

По словам А. Плиева, любовь к Лермонтову у него появилась ещё и по той причине, что великий русский поэт был истинным знатоком обычаев, нравов и духа кавказцев. С тех самых пор, как однажды один их родственник, работавший в школе учителем, прочитал им, ингушским подросткам, произведения Лермонтова «Мцыри», «Валерик» и «Беглец», объяснив, что эти произведения написаны о чеченцах и ингушах, Амир долго лелеял мечту быть таким же грамотным и красноречивым, как автор этих полюбившихся произведений.

В то время, как мы знаем, нелегко было достать художественные книги, но Амир и его друзья умудрялись находить нужные произведения и зачитывались ими взахлёб, передавая друг другу после прочтения. Любимыми поэтами и писателями молодежи той суровой поры, кроме Пушкина и Лермонтова, были хорошо известные нам Есенин, Некрасов, Алексей Толстой, Шота Руставели, Дюма, Джек Лондон, Майн Рид и другие.

Бесспорно, величие этих людей, у которых учились и продолжают учиться многие поколения поэтов и писателей, заключается в том, что их творения не уходили вместе с ними, а продолжали жить, пробуждая в человеческих душах самые лучшие качества. Они были совестью нации, властителями дум, выразителями народных чаяний.

Хорошо понимал это и наш герой. Именно у таких великих мастеров слова учился он писать и творить, а чуть позже, уже повзрослев, начал живо интересоваться ирано-таджикской классической поэзией. Часами, неотрывно он мог читать бессмертные творения Рудаки, Хайяма, Саади, Хафиза, Фирдоуси и других великих поэтов Востока.

По словам поэта, ему всегда особенно близко по духу было творчество Омара Хайяма, который умел в крохотном четверостишии отразить целый духовный мир и образно выразить глубокую мысль человека.

А из кавказских писателей Амир Плиев всегда отдавал предпочтение творчеству великого сына Дагестана Расула Гамзатова и ингушского гения литературы Джамалдина Яндиева, произведения которых никого не могут оставить равнодушными.

«Каждый раз, когда я беру в руки книги этих авторов, мне кажется, что я вхожу к ним в класс для получения очередного урока, — говорит Амир Абазбекович. — Это говорит о том, что учиться хорошему и светлому никогда не поздно».

В конце 50-х, когда репрессированным народам в связи с хрущевской оттепелью разрешено было возвращаться на свою историческую родину, Амир Абазбекович приезжает в родное селение Плиево, где вместо родительского дома обнаруживает одни развалины. Однако он не стал падать духом и решил, во что бы то ни стало, учиться. Будучи уверенным в своих знаниях, он с первой же попытки выдержал вступительные экзамены в Чечено-Ингушский государственный университет, после окончания которого устроился на работу школьным учителем.

Но вскоре продолжил заочную учебу уже в стенах Чечено-Ингушского пединститута, во время учебы в котором начинающий поэт публикует на страницах газеты «Сердало» свое первое стихотворение «Бутт» («Луна») на ингушском языке. И вот тут, для того чтобы усовершенствовать свои знания по родному языку, молодой педагог обращается к творчеству уже широко известных тогда ингушских поэтов — Xаджи-Бикара Муталиева, Джамалдина Яндиева, Хамзата Осмиева и других.

В результате полученных таким образом познаний в области литературы, у Амира Абазбековича появляется тяга к самовыражению — написанию очень коротких, но прямолинейных, назидательных и запоминающихся стихов в виде афоризмов. Но такое пристрастие к коротким фразам вовсе не мешало будущему поэту обращаться к серьезным вещам, хотя издаваться так, как хотелось бы ему, не всегда получалось. Об этом говорит и тот факт, что первый сборник стихов А. Плиева под названием «Тешам» («Доверие») вышел в свет только в 1969 году, хотя печататься в периодических изданиях поэт начал намного раньше.

В последующие же годы такой пробел им был восполнен с лихвой: поэтические сборники на ингушском языке у него начали выходить с завидной периодичностью. Это такие издания, как «Даьй ловца», «Цхьоаг1о», «Вахара илли», «Вахар — са безам», «Сатемза уйлаш», «Вахарах йола уйлаш» и другие. Кроме этого, его произведения были включены в состав нескольких изданий «Антологии ингушской поэзии», вышедших в свет в разные годы.

Начало нового столетия для творчества Амира Плиева было ознаменовано тем, что в свет вышел сборник его стихов на русском языке о Назрани. «Моя республика цветет» — так назвал его поэт. В своей книге автор как бы между строк порицает низменное в человеке, а также ненавидит жажду к наживе и насилие. Относясь, как к святыне, к своему народу, любимому краю и природе, поэт находит самые подходящие душевные слова, чтобы воспеть их и донести до читателя в первозданном виде. В то же время поэт тяжело переживает трагедии, происходящие в Ингушетии, и не может равнодушно проходить мимо собственной беды.

Одним словом, эта книга, как и ранее вышедшие в свет, повествует о возвышенном и прекрасном. Стоит отметить, что на некоторые его стихи, например, «Любимой девушке», «Днем и ночью» и т. д., композиторами республики написаны песни, которые стали популярными в народе.

Необходимо отметить, что публицистические труды А. А. Плиева на поприще журналистики в разные периоды трудовой деятельности, вышедшие в газете «Сердало» и других районных печатных изданиях, также представляют сегодня определенный интерес для многих пишущих. В них автор полно отражает суть земного бытия и находит ответы на многие животрепещущие вопросы, которые приходится задавать не только окружающим, но и самому себе.

Тем не менее, нельзя сказать, что Амир Плиев только и делал, что всю жизнь занимался сугубо литературной деятельностью. В разные годы он работал школьным учителем, корреспондентом газеты «Сердало», старшим редактором отдела Чечено-Ингушского Госкомитета по телевидению и радиовещанию, ревизором-контролером управления АТП Республики Ингушетия, инструктором Малгобекского горкома партии, заведующим отделом культуры Малгобекского района и т. д.

И везде, где бы он ни трудился, Амир Плиев оставил за собой честный и чистый след. Знающие его близко люди говорят о нём, как об очень дисциплинированном, пунктуальном и справедливом человеке, который терпеть не мог фальшь и лицемерие. Таким он остался и теперь: твердым, правильным и честолюбивым.

От всей души и от всего сердца хочется пожелать А. Плиеву здравствовать ещё долгие годы и не переставать писать, ибо произведения таких талантливых людей всегда учат нас по-настоящему любить жизнь и беречь то, что нам предначертано свыше.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости