Помогаем, чем можем

Магомед Горбаков: «Главное — мы помним подвиг погибших ребят»

0
Председатель совета ветеранов Управления Росгвардии по Ингушетии Магомед Горбаков

Лихие 90-е. Как же точно подобрано название эпохе. Да-да, эти годы стали целой эпохой в жизни нашей страны. Невозможно без содрогания, осознания того, что мы прошли через какой-то жуткий период в своей жизни, вспоминать то время.

Развал Страны Советов, растерянность старшего поколения, поставленного перед фактом ничтожества его идеологических ценностей, морально-нравственных убеждений и рухнувших надежд, разгул бандитизма, поднявший голову шовинизм, запустивший маховик межнациональных конфликтов — всему этому «беспределу» (неологизму, появившемуся в этот период) мы стали свидетелями.

Самое обидное, что всеми упомянутыми разрушительными процессами манипулировали извне те, кто прикидывался нашими «друзьями», желавшими нам лишь добра. И, увы, пришлось пройти через невообразимые беды и страдания, чтобы скинуть с них маски лицемерия и увидеть их истинные лица.

Вместе с тем для значительной части молодого поколения, только-только ступившего на многосложный жизненный путь, все эти несчастья явились лишь фактором его закалки и укрепления понимания, что борьба за «светлое завтра» — в их руках. Во многом благодаря именно этим ребятам наша страна — обновленная Россия — не свалилась в пропасть небытия и, вопреки предсказаниям проплаченных оракулов, ожила, укрепилась и сегодня уверенно строит свое будущее, хотя и в окружении тех же знакомых врагов...

— Очень сложное было время, — вспоминает председатель регионального отделения общероссийской общественной организации ветеранов войск правопорядка по Республике Ингушетия Магомед Горбаков. — Люди вроде бы «освободились» от оков тоталитаризма, задышали вожделенной свободой. Но... Все же в воздухе витало какое-то осязаемое, безотчетное напряжение. Вскоре оно вылилось в «отчетное».

После службы в армии, а служил Магомед в ракетных войсках в Прибалтике и Иркутске, он устроился на работу на знаменитый завод «Электроинструмент» в родной Назрани.

— Завод к концу 80-х постепенно пришел в упадок, не у дел оказались сотни рабочих, кормивших свои семьи, работая на этом легендарном предприятии, — продолжает он. — После возрождения нашей республики я подал документы в структуры МВД. Помните эти вагончики на нынешней улице Чеченской? Именно в них и формировалось министерство молодой Ингушетии.

Позже, в 1999 году, перешел служить в только что сформированный полк 49-й бригады внутренних войск МВД России, дислоцировавшийся рядом с прокуратурой в Назрани (сегодня там сплошные ряды рынков), был начальником службы обеспечения ГСМ.

Многие ребята из Ингушетии устроились в этот полк, и огромную помощь на первых порах в этом нам оказал полковник Умар Харсиев, являвшийся командиром полка, а потом ставший начальником штаба. Его огромный опыт пришелся очень кстати нам: все до мелочей он объяснял молодым ребятам. Умар служил в одном из регионов России и приехал на малую родину в самое сложное для нее время. К слову, набор в полк шел не абы как, а с предъявлением многих жестких требований. Это и физическая подготовка, и отсутствие судимости, и прохождение срочной службы. Мы были благодарны за такое доверие и добросовестно исполняли свои обязанности по охране общественного порядка.

Постепенно начали появляться первые потери. Нет, ребят убивали не в ходе боестолкновений, в открытом противостоянии. Стреляли подло — в спину. Во Владикавказе, на территории бригады сегодня стоит памятник, на котором выбиты имена ребят. И первым в списке — Тимур Арчаков, награжденный орденом Мужества...

Семь лет назад Магомед уволился со службы и с тех пор занят оказанием помощи семьям погибших сослуживцев, будучи председателем совета ветеранов Управления Росгвардии по Ингушетии.

— В наших списках имена 22-х вдов, с которыми у нас налажено тесное взаимодействие, — говорит он. — Помогаем им с лечением, поездками в санатории и т. п. Погибших ребят, конечно, больше. Но многие вдовы с детьми или еще не вышли на контакт с нами, или живут в других регионах. Безусловно, без огромной поддержки бывших сослуживцев, коллег-офицеров один я ничего бы не смог сделать. И. о. начальника Управления Росгвардии по Ингушетии Александр Нечипуренко, полковник Башир Алимов, Алексей Мажеев, Алексей Чикараули, Ася Обаянская из финансовой службы, Салима Сампиева из пресс-службы — они и многие другие готовы в любую минуту откликнуться, протянуть руку помощи мне, а значит, и семьям погибших ребят. Постоянное внимание к себе мы чувствуем и от Главы Ингушетии, боевого офицера Юнус-Бека Евкурова. Недавно по его указанию семьям погибших была оказана финансовая помощь по 5 тыс. рублей. Тесное сотрудничество у нас и с коллегами-общественниками из других регионов, в том числе Северной Осетии, где живет несколько вдов, которые находятся в списках нашей организации. Мы периодически встречаемся, проводим различные мероприятия, в том числе 8 ноября, когда отмечается День памяти погибших при исполнении служебных обязанностей сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации и военнослужащих внутренних войск МВД России. Мы помним подвиг погибших ребят, не забываем об их семьях. А это — главное.

Добавить комментарий

Новости