Передохнем или передохнём?

Казусы современной грамматики

0
Памятник букве Ё

Что есть основа грамматики любого языка? Правильно — алфавит, или совокупность букв данной конкретной системы письма.

Если руководствоваться словарём Брокгауза и Ефрона, «алфавит является последним явлением в истории письма». Этим словом обозначается «ряд письменных знаков, расположенных в известном постоянном порядке и передающих приблизительно полно и точно все отдельные звуковые элементы, из которых составлен данный язык».

Историки предполагают, что первый в истории официальный алфавит в наиболее понятном для современного человека виде появился у финикиян, когда они заняли дельту Нила и познакомились с египетским письмом. И было это лет эдак 2000 до нашей эры. От финикиян переняли алфавит греки: они оставили (без резких перемен) форму финикийских букв, сохранили их звуковое значение, даже их название и порядок, в котором следуют друг за другом. При этом «некоторые знаки оказались излишними и, напротив, некоторые звуки греческой речи не могли быть передаваемы финикийскими знаками».

Всё в том же словаре Брокгауза и Ефрона отмечается, что «от греческих взяли начало италийские алфавиты», в том числе латинский. «Сначала они почти ничем не различались от греческих, но со временем стали больше приноровляться к местным требованиям языка и вместе с тем по форме и значению букв удаляться от греческого первообраза; потом же все пропали, кроме латинского... С другой стороны, греческий алфавит дал начало еще албанскому (глаголица) и обоим церковно-славянским (азбука, глаголица, кириллица)... Латинский алфавит с течением времени распространился по всем частям света».

Примерно в 863 году (точная дата неизвестна) по приказу византийского императора Михаила III братья Кирилл и Мефодий из Солуни (Салоники) упорядочили письменность для славянского языка. Таким образом, современный русский алфавит произошёл от кириллицы старославянского языка, которая была заимствована у болгарской кириллицы и получила распространение в Древнерусском государстве. Как предполагают историки, на то время в старославянском алфавите было 43 буквы. Позже к ним добавились ещё четыре новые. А ещё позже (в разное время) за ненадобностью были исключены 14 старых букв. В таком виде русская азбука пребывала до реформ Петра I (правда, церковнославянская и поныне такова). В период с 1708 по 1711 год были ликвидированы надстрочные знаки (в результате чего, кстати, на какое-то время исчезла буква «й»). А после перехода на арабские цифры и упразднены многие так называемые дублетные буквы, использовавшиеся для записи чисел. Некоторые из упразднённых букв впоследствии ещё не раз восстанавливались и отменялись вновь. Так, к примеру, к 1917 году алфавит состоял из 35, а по сути — из 37 букв (поскольку «ё» и «й» отдельными буквами не считались). Последняя крупная реформа письменности была проведена в 1917-1918 годах.

Алфавит русского языка, в соответствии со статьей 68 Конституции РФ и Федеральным законом № 53-ФЗ от 1 июня 2005 года, признан государственным на всей территории современной России. А современный русский алфавит состоит из 33 букв. История одной из них началась 233 года назад — 29 ноября 1783 года.

В тот поистине ставший историческим для русской письменности день состоялось одно из первых заседаний Академии российской словесности, созданной Указом императрицы Екатерины II. Кстати, первым президентом академии была княгиня Екатерина Романовна Дашкова (1783-1796 гг., урождённая графиня Воронцова, подруга и сподвижница императрицы Екатерины II, одна из заметных личностей российского просвещения, стоявшая у истоков создания Академии словесности). В составе членов академии были Денис Иванович Фонвизин (1745-1792 гг., литератор, создатель русской бытовой комедии, секретарь главы русской дипломатии Н. И. Панина, статский советник) и Гавриил Романович Державин (1743-1816 гг., русский поэт эпохи Просвещения, государственный деятель Российской империи, сенатор, действительный тайный советник).

С участием этих трёх государственных особ и проходило обсуждение проекта «Полного толкового славяно-российского словаря», впоследствии известного как «Словарь Академии Российской». Как утверждают историки, часть из которых ссылается на мемуары самой княгини, Дашкова «спросила, может кто-либо из них написать слово «ёлка». Ученые мужи, посчитали, что княгиня решила пошутить. Та же, написав слово «іолка», задала вопрос о правомерности «изображать один звук двумя буквами», заметив при этом, что «выговоры сии уже введены обычаем, которому, когда он не противоречит здравому рассудку, всячески последовать надлежит». Новую букву Екатерина Романовна предложила употреблять «для выражения слов и выговоров, с сего согласия начинающихся, как матіорый, іолка, іож, іол», иными словами, предложение заключалось в том, чтобы заменить обозначение звука «io» одной новой буквой — «ё». Доводы княгини Дашковой светлым умам просветителей екатерининской эпохи показались весьма убедительными, и предложение президента Российской академии словесности было утверждено общим собранием вердиктом «быть посему».

Кстати, именно Державин в личной переписке первым начал использовать букву «ё». Первое же печатное издание, в котором встречается «ё», вышло в свет гораздо позже — спустя 12 лет после исторического заседания Академии российской словесности. Это книга «Мои безделки» (1795 год, И. Дмитриев).

Однако новая буква по-прежнему мало и редко использовалась в печати. И лишь в 1797 году Николай Михайлович Карамзин (1766-1826 гг.) при подготовке в печать одного из своих стихотворений решил заменить две буквы в слове «слiозы» на одну — «ё». Так с лёгкой руки Карамзина буква «ё» вошла, наконец, в состав русского алфавита. В связи с тем, что Карамзин был первым, кто использовал букву в печатном издании, вышедшем довольно большим тиражом, именно его некоторые справочные издания (и, в частности, Большая советская энциклопедия) ошибочно указывают, как автора буквы «ё».

С приходом к власти большевиков в декабре 1917 года один из первых декретов советской власти употребление буквы «ё» признал «желательным, но необязательным». Декрет подписан народным комиссаром просвещения РСФСР Анатолием Васильевичем Луначарским (1875-1933 гг.). Тем самым статус буквы «ё» стал неопределённым. Предполагалось, что по умолчанию понятно, когда «е» в написании читается как «е», а когда — как «ё», хотя, как известно, это далеко не всегда очевидно. К примеру, написание некоторых географических названий (Сущёвка, Хорошёвка, а не Сущевка или Хорошевка) или фамилий (Королёв, Семёнов, а не Королев, Семенов).

В обязательную практику употребления в школьной практике буква «ё» («Ё») была вновь введена в декабре 1942 года приказом № 1825 наркома просвещения РСФСР В. П. Потёмкина. А поводом для этого (по некоторым данным) послужил инцидент, когда Сталин весьма резко отреагировал на документ, представленный на подпись управделами Совнаркома Я. Чадаевым. В постановлении 5 (6) декабря 1942 г. фамилии ряда генералов оказались напечатанными без буквы «ё» (в некоторых источниках называют даже фамилию, которую невозможно было прочитать: то ли Огнев, то ли Огнёв)... Именно с этим, как утверждают историки, и связан факт очередной реабилитации буквы «ё». Чадаев известил редактора газеты «Правда» о том, что главнокомандующий желает видеть «ё», и в печати в том числе. В результате очередной номер издания от 7 декабря 1942 года вышел с буквой «ё» во всех соответствующих словах во всех статьях.

И вроде бы всё по-прежнему в государстве азбучном, да только вот незадача: в последние годы «ё» всё чаще выходит из употребления. Из-за чего нередко в произношении тех или иных слов, на первый взгляд абсолютно не сложных, но, ввиду того, что их написание на манер «е» вместо «ё» всё же представляет некоторую сложность в правильном прочтении, возникают казусы. В качестве примера приведу лишь один из недавних случаев: в одном из телеэфиров ведущая произнесла слово углубленный с ударением на второй слог ( -у-), из чего несложно сделать вывод, что в печатном варианте озвученного текста в данном слове буква «ё» отсутствовала. А между тем, всё до банальности просто:

углублённый, но не углубленный

так же, как и

новорождённый, но не новорожденный

(«Русский орфографический словарь Российской академии наук», отв. ред. В. В. Лопатин).

На различных форумах специалисты в области словесности излагают разные предположения по поводу того, почему буква «ё» чаще не используется, нежели употребляется в написании (письменном и печатном). Кто-то объясняет всё тем, что при письме для написания точек над «ё» нужно оторвать руку от непрерывного написания слова, что представляет некоторые неудобства, а на клавиатуре буква «ё» расположена неудобно (далеко) для пользователей. Лично мне близка следующая точка зрения, некогда изложенная одним из филологов: «С одной стороны, это — банальная лень! Легче написать ежик, елка, чем куда-то «лезть» за буквой «ё». А с другой стороны, это вина тех, кто отвечает за орфографию, но при сдаче работы в печать не подчеркивает слова, где вместо «ё» написано «е».

Кстати, отсутствие этих самых точек над «ё» создаёт довольно серьёзные трудности для тех, кто только начинает изучать русский язык. Речь идёт об иностранцах. И в моей практике бывали случаи, когда представителю иностранного государства, обладающему минимальными навыками владения русским языком, приходилось объяснять, почему надо читать «ё», когда написано «е». И надо признаться, довольно нелепая ситуация возникала, поскольку иностранцы (особенно дотошные европейцы) в принципе не могут допустить возможность пренебрежения основными правилами орфографии.

Судите сами, есть ли разница в словах: все — всё, весел — вёсел, заем — заём, небо — нёбо, мел — мёл, осел — осёл, слез — слёз, совершенный — совершённый и так далее. Или вот ещё пример: «Все поем?», «Все поём?», «Всё поем?», «Всё поём?».

В 1952 году вышло в свет второе издание «Справочника по орфографии и пунктуации для работников печати» под редакцией К. И. Былинского и Н. Н. Никольского. В нём, в частности, чёрным по белому излагается: «Букву «ё» в печати обычно заменяют буквой «е»... Рекомендуется обязательно употреблять «ё» в следующих случаях: 1) когда необходимо предупредить неверное чтение слова, например: «узнаём» в отличие от «узнаем»; «всё» в отличие от «все», «вёдро» в отличие от «ведро»; «совершённый» (причастие) в отличие от «совершенный» (прилагательное); 2) когда надо указать произношение малоизвестного слова, например: река Олёкма; 3) в словарях и орфографических справочниках, в учебниках для нерусских, в книгах для детей младшего школьного возраста и в других специальных видах литературы».

Эти же пункты повторяются и в «Правилах русской орфографии и пунктуации» 1956 года: если от непостановки двух точек облик слова искажается, букву «ё» следует писать в обязательном порядке. Если же ненаписание «ё» к ошибкам при чтении не приводит, вполне допустима замена на «е». Кстати, это правило до сих пор является официально действующим.

Стоит также помнить, что употребление буквы «ё» обязательно в текстах с последовательно поставленными знаками ударения, в книгах для детей младшего возраста (в том числе учебниках для школьников младших классов), в учебниках для иностранцев. В обычных печатных текстах «ё» пишется в тех случаях, когда возможно неправильное прочтение слова, когда надо указать правильное произношение редкого слова или предупредить речевую ошибку. Букву «ё» следует также писать в собственных именах. В остальных случаях употребление «ё» факультативно, то есть необязательно.

Одним словом, всё — по аналогии с одним из крылатых выражений, употребляемом для описания двух взаимоисключающих возможностей: «Казнить нельзя помиловать». Перестановка всего одной запятой меняет смысл фразы на противоположный.

Нужен пример? Пожалуйста: в произведении А. Н. Толстого «Пётр I» есть такая фраза: «При этаком-то государе передохнем!»... Это — дословная фраза из печатного издания. Правда, в авторском варианте имелось в виду «передохнём», о чём неискушённый читатель может и не догадаться.

Добавить комментарий

Новости