Памяти «Руслана Муртазара»

Капитон Чахкиев творил и не представлял себе жизнь без малой Родины

0
Капитон Чахкиев

Поэт и художник Капитон Чахкиев родился 5 сентября 1924 года в семье Османа Муртаз-хаджи Чахкиева и Тучи Тоховны Наурузовой. Семья их жила в селе Мочкхий-Юрт (Базоркино) Пригородного района Ингушской автономной области и была достаточно состоятельной — огромное хозяйство, роскошный дом, в котором позже открыли школу для детей, мельницы в родном селе и Ачалуках и многое другое.

Исламское имя первенцу дал дед, совершивший хадж в Мекку, которое было записано на русский лад — Капитон. В 1929 году в селении Базоркино мальчик пошёл в школу. С детства обладал он пытливым умом, был наблюдательным. Он был старшим из семи детей. Младших братьев звали Юсуп, Султан, Юнус, и были три сестры (сегодня из них жива одна — Макка). Ему исполнилось десять лет, когда семью сослали в Узбекистан. Шел 1935 год.

Наурузов Иналк — дядя по матери, начальник железнодорожного вокзала, помог им собраться в дорогу. Перед ссылкой во дворе поселили солдат, которые их же потом и выселяли. Выгрузили их в безлюдном месте, в открытой степи. Увидели таких же брошенных на произвол судьбы людей.

1936-1937 годы были особенно тяжёлыми. Кругом степи. Люди строили жильё из камыша, стены мазали глиной, покрывали полы циновками, сделанными из тростника. Крыши накрывали глиной. В дождь слякоть проникала в помещение. После дождей затирали все щели, сушили вещи. Комары, скорпионы, насекомые, змеи держали людей в напряжении. Дети умирали от укусов. Местные жители научили их класть шерстяные верёвки вокруг дома, чтобы змеи не переползали. Пороли мешки и шили одежду. Одним словом, выживали.

«Ели мы всё, что растёт под солнцем, — говорит Макка, — а воды не было совсем, каждая капля была на вес золота».

Вода соленая. Рыли колодцы. Осман чистил колодцы, искал воду. Он исполнял завет своего отца — Муртаз-хаджи, умершего в Базоркино, который перед смертью сказал ему: «Милостыню после моей смерти давай так: делай мосты, чтоб облегчить их участь, добывай воду, иди навстречу и помогай несущим воду». И всю жизнь Осман так и поступал. Был честным. Никогда ничего чужого не брал.

В тех безлюдных местах, где они оказались, были ещё две ингушские семьи — Мамиловых и Цицкиевых из села Балта. Были ссыльные и из других регионов. В одной семье была бабушка, и семья Чахкиевых каждый четверг навещала их. Жили дружно.

Родители старались дать детям ингушское воспитание. Этикет соблюдался в доме строго. Уважали старших, заботились о младших. Так и жили. На Мархаш (Ураза-байрам) всегда шили что-то новое — из мешковины, но шили.

Бывало из тех мест люди сбегали, за что их сурово наказывали. Капитон был старшим из детей. Его вместе с братиком Султаном решили родители отправить домой, в село Мочкхий-Юрт (Базоркино), где жила бабушка по матери Саги (тётя поэта Джемалдина Яндиева). Договорились с одним грузином и отправили. Он помогал через Сырдарью перебраться и затем на поезде отправлял домой. Если б узнали о побеге, то могли посадить на три года.

По дороге сопровождавшие их ушли, к тому же украв деньги.

Приехали на Кавказ, где тут же детей забрали в милицию. Старший Капитон, которому было 13 лет, смекнул и сказал, что они выехали из Мочкхий-Юрта и заблудились, назвав имя бабушки Саги. Не разобравшись, милиция отвезла их в село. Следом уехал на Кавказ Юсуп. Так и стали они жить снова в своём селении, скрывая историю своего бегства из ссылки.

Но родители ничего не знали об их судьбе и переживали. Вскоре мать с младшей девочкой отправилась вслед за мальчиками. С отцом осталась Макка. Посадили отца — из-за того, что жена убежала. Макка — одна. Но вскоре отпустили его как честного человека и труженика.

В 1939 году мать забрала двух мальчиков и снова отправилась назад к мужу. Но когда они находились в Баку, двое — Капитон и Юсуп снова убежали в Базоркино.

Капитон был очень талантливым. Рано начал писать стихи. Его первые произведения появились в газете «Сердало». Несмотря на то, что его семья была без вины наказана, он любил свою родину — большую и малую. И это находило отражение в его произведениях. Капитон имел и художественный дар и время от времени писал картины.

В 1941 году началась война. 1944 год — депортация. Вместе с родственниками Капитон оказался в Акмолинске Казахской ССР. О семье своей долго ничего не знал, спустя время нашёл её в Киргизии. Мама не сразу узнала Капитона. Он сидел перед ней в натянутой на глаза шапке, всё спрашивал о жизни, детях. Приподнял шапку — это был её Капитон. Мама не верила своим глазам, ведь она столько плакала по нему. Повзрослевший, с бельмом на глазу от раны, полученной в детстве.

Снова стали жить вместе. Капитон был грамотным и потому быстро находил работу. А сам, между тем, всё время писал стихи на родном языке. В них жила тоска по родным местам:

«Греза сердца сбылась бы, когда наконец
Сад расцвел, тот, что вырастил я.
Как струна золотая, касаясь сердец,
Вечно в мире звенела бы песня моя» (перевод М. Синельникова).

Он писал, рисовал, мог бы стать известным художником. Но не было средств, а комендатура не позволяла уезжать из поселений. И всё же Капитон как-то сорвался и поехал в Ташкент. Он поехал всего лишь за красками для работы, но его настиг «чёрный ворон» и увёз на 25 лет каторжных работ ГУЛАГа, где он основательно подорвал своё здоровье. Заключённые занимались самыми тяжёлыми работами на рудных источниках. Голодали. Радовались болезням, чтобы скорей покинуть этот мир.

...Как-то началась забастовка. Их выстроили в ряд и стали требовать приступить к работе. Послышались залпы. Люди стали падать один за другим. Упал и измождённый Капитон. Врач, обходивший тела убитых, узнал, что он жив, что перед ним кавказец. «Лежи как мертвый, ночью заберу», — только и сказал он чуть слышно. Врач был грузином по национальности, имя которого так и осталось для нас безвестным.

Капитон прожил у него в подвале три года, писал картины. Затем тот подготовил для него документы и отправил его во Фрунзе. Родные не верили своим глазам. Из архивных данных, предоставленных архивистом Берснако Газиковым, мы узнали, что документы для Капитона были подготовлены на имя Дафкцевели Капитона Романовича. Так дважды возвращался Капитон в свою семью из небытия, дважды заново рождался.

В числе первых отправилась семья Османа Чахкиева домой, на Кавказ. Но в 1955 году в районе Астрахани им объявили, что в ЧИАССР не пустят, так как в Грозном идут забастовки. Всё, что было отправлено на поезде домой, Чахкиевы потеряли. Пришлось ехать обратно в Киргизию. Осман, отец Капитона, сразу по возвращении в Киргизию умер от разрыва сердца.

Позже семья все же вернулась на родину, стала жить в Грозном.

Трудовую деятельность Капитон начал рано. Ещё до депортации он был переводчиком и диктором в радиокомитете (1942 год), работал в культмассовом секторе совхоза в Ташкенте (1944-1947 гг.), художником в Калужской области (1947-1950 гг.), художником в Ташкенте (1952-1957 гг.), в газетах, на студии радиовещания Чечено-Ингушетии.

Чахкиев Капитон был одним из тех, кто учился у плеяды первых ингушских поэтов и писателей — А. Озиева, Х. Муталиева, Т. Бекова, Дж. Яндиева, С. Озиева. И всё же сумел выработать свой стиль в поэзии и прозе. Он любил читать классику, знал произведения многих российских поэтов и писателей, зачитывался ими подолгу, посвящал им стихи.

Первый и единственный опубликованный при жизни сборник стихов Капитона «Нана-Наьсаре» вышел в свет под псевдонимом Руслан Муртазар. Его стихи стали появляться в 1957-1960 гг. в газетах «Сердало», «Ленинец», «Ленина никъ», в альманахе «Утро гор», вошли в сборник «Молодые сердца».

Стихи Капитона стали перекладываться на музыку и зазвучали песни, часть из которых популярна и сегодня. Его стихи глубоко патриотичны и полны благородства, добра и сочувствия. Богато использует он в своих стихах образы устного народного творчества и тем они близки нам всем. Это «Даьхенга» (Отечество), «Нана-наьсаре» (Мать-Назрань), «Уйла» (Мысли), «Са даьй г1алаш» (Башни моих отцов), «Сув» (Княгиня), «Лоаман уйри» (Утро в горах) и др.

Отношения братьев и сестёр Чахкиевых до самой смерти были самые тёплые. Как старший в семье, Капитон всегда находил нужные слова, делал мягким тоном наставления младшим. В одном из писем он пишет сестре Макке: «Жизненно важный вопрос решать может только тот, кто совершает действие... Прежде чем что-то предпринять, обдумай всеми силами своей мысли. Не забывай, родная, что самая добрая душа любит тебя для себя, а не для тебя, поэтому учись видеть».

И сам он тоже учился жизни и мыслил наперёд, опережая возраст и годы. «Человек должен быть хозяином своей судьбы и достойно нести своё звание», — говорил Капитон. Чувства чести и достоинства были близки и понятны ему, столько раз проходившему через испытания за свою короткую жизнь.

Он знал, что серьезно болен, и потому не женился, не создал свою семью. Морозным днём 9 января 1960 года Капитон, как обычно, рисовал. В какой-то момент карандаш выпал из рук. К нему поспешил на помощь знакомый. «Не бойся, — благодарно заметил Капитон, — я закончу рисунок». Положил на бумагу последний штрих и умер. (Дала къахетам болба).

После смерти Капитона его личные вещи перевезли к брату. Мама Тучи и братья долго хранили его рукописи в сундучке, берегли его рабочие предметы — киноленту, печатную машинку, приемник, рукописи с портретами, нарисованными Капитоном, и многое другое.

В архиве лежали готовые к изданию рукописи романов, написанные Капитоном. В одном из них речь шла о юноше Бембулате, который остался в горах во время депортации. Капитон писал о горькой правде из жизни народа. Роман «Кремневые горы» был посвящён традициям и обычаям народа.

В 90-х гг. брат Юсуп многократно пытался издать оставшиеся труды Капитона, но не оказалось средств. Спустя годы, в начале ХХI века, главный редактор журнала «Литературная Ингушетия» Абу Мальсагов опубликовал роман «Кремневые горы» в журнале. Он же издал сборник произведений Капитона «Баьте зоахалол».

Я полюбила поэзию Капитона Чахкиева всем сердцем. Многие знаю на память. Читаю и перечитываю. Снова и снова вчитываясь в историю жизни и судьбы Капитона и его семьи, как и судьбы его народа, сострадаю, ценю и дорожу памятью этого необыкновенного Человека, его бесконечной любви к своей земле и Отечеству.

Произведения Чахкиева ждут ещё своего исследования. Из года в год они будут всё более востребованы, их будут читать, учить, переиздавать. С ним было интересно общаться всем, и сам он очень любил людей, любил жизнь...

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости