Имена из прошлого

Историческое наследие Мурада Базоркина (к 118-летию со дня рождения)

0
Мурад Муртузович Базоркин

Профессиональный историк и учёный Мурад Муртузович Базоркин родился 6 сентября 1902 года в селе Базоркино Пригородного района в семье потомственного военного Муртуза Бунухоевича.

Дед его — Бунухо Байсангурович, был первым ингушским генералом, командиром отдельного Его Императорского Величества иррегулярного Ингушского полка, героем русско-турецкой войны 1877-78 гг. на Балканах. Отец Мурада, Муртуз, был командиром Уланского казачьего Его Императорского Величества кавалерийского полка, служил в Германии, Польше, с 1912 года — на границе с Турцией. Мать историка — Грета — дочь швейцарца французского происхождения, инженера Луи де Ратце. Луи де Ратце был известным горным инженером, работавшем в России от фирмы «Нобель» на исследованиях в горах Северного Кавказа по приглашению царского двора.

Эта семья дала народу двух гениальных людей: Мурада — основоположника исторической науки, и Идриса — всеми любимого народного писателя. Бабушка Мурада и Идриса Базоркиных была кузиной (двоюродной сестрой) последнего императора Германии кайзера Вильгельма II. Генетически впитывали братья основы западноевропейской, русской и ингушской культур.

В 1917 году Мурад окончил городскую гимназию во Владикавказе. Времена были не самые простые, и уже в 1918-ом, в 16-летнем возрасте, он вступил в ряды самообороны Владикавказа, затем в Ингушскую народную армию. Мурад участвовал в боях против армии Деникина.

Рано остались Мурад и Идрис без родителей. Отец Муртуз эмигрировал в Турцию, мать умерла в 1923 году.

В 1925 году Мурад Базоркин поступил на рабфак, после окончания — в Горский педагогический институт, затем в аспирантуру, которую окончил в 1936 году, и начал работать научным сотрудником Ингушского научно-исследовательского института, занимая должности от научного сотрудника до учёного секретаря. Эти годы были заполнены огромной работой как в стенах самого института, так и участием в археологических экспедициях в горах Ингушетии. Общение с именитыми кавказоведами И. Щеблыкиным, Л. Семёновым, Е. Крупновым, Н. Яковлевым было особенно важным в становлении его как историка. Вместе с ними были Орцхо Мальсагов, Хаджибекар Ахриев, Заурбек Мальсагов и другие.

Мурад Базоркин был предельно мягким человеком. Интеллигентом в высшем понимании этого слова. Умел ценить личность в самом малом и взрослом человеке. Но этот добрейший человек становился решительным, если дело касалось отстаивания исторических фактов и вопросов, касающихся истории его народа. С огромным пиететом и уважением относился Мурад ко всему, что создано народом — его духовной культуре, материальным памятникам. По крупицам собирал он свои научные исследования. Был предан исторической науке. Владел несколькими языками. Имел огромный талант научного исследователя. И уже в 30-х гг. ХХ века создал уникальный исследовательский труд «Хетто-вайнахская проблема, или Происхождение ингушей», которому не скоро было дано увидеть свет.

В этом исследовании впервые в ингушской исторической науке сделана научная попытка проникновения в тайны древней истории и происхождения ингушского народа. И это всего лишь после 20 лет разгадки тайны письменности хеттской цивилизации австрийским профессором Б. Грозным.

М. М. Базоркин вел обширную переписку с выдающимися историками того времени, уточняя факты, относящиеся к древним цивилизациям Малой Азии. Переписывался с исследователем хеттской цивилизации Б. Грозным, договаривался о встрече с ним в Тбилиси в 30-е годы XX века. Но она так и не состоялась.

Высокая оценка работе «Хетто-вайнахская проблема, или Происхождение ингушей» была дана А. Куркиевым, глубоко изучавшим историю народа.

«В данной работе, на основе обширных археологических, лингвистических, культурно-исторических, фольклорных данных об ингушах и хеттах, автор постулирует этногенетическое родство и прослеживает всесторонние связи между ними, разворачивая на глазах читателя грандиозную историческую панораму, дающую наглядное представление о близости двух древнейших народов, населявших тот обширный регион от Кавказа до Шумера, и от Египта до Индии, который известен ученым, как колыбель цивилизации», — писал он.

Вслед за этим трудом Мурад пишет серию работ: «Происхождение ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках», «Дорога заговора и крови», «Серго Орджоникидзе в борьбе за установление советской власти на Северном Кавказе в 1918-1920 гг.», «Ступай! Победа! Слава! Слава!» (о Суворове; 1942 год).

Работа «Происхождение ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках» открывает нам огромный период в истории цивилизации ингушского народа III в. до н. э. — XVIII в. н. э.

«Материалы Вахушти, собранные из предшествующих ему данных всей грузинской истории, — являющейся наиболее точной на Кавказе, как обладающая древнейшей национальной письменностью, создавшая обилие хроник, летописей и т. п. — дают для ингушской истории ценные фонды», — писал М. Базоркин.

«М. М. Базоркин серьезно и довольно успешно занимался вопросами истории Ингушетии... История ингушей, при всем ее богатстве, к сожалению, бедна письменными историческими свидетельствами, особенно ранее ХIХ века. Поэтому каждое слово, написанное кем-либо об ингушах в древности, включая ХVIII век, конечно же, имеет для нас неоценимое значение. До М. Базоркина никто серьёзно не занимался проблемой анализа материалов по истории, зафиксированной Вахушти. ...Особенное внимание М. Базоркиным уделено «дзурдзукам» и «Дзурдзукетии». По отдаленности от нас и бедности источников — это темнейшая часть нашей истории, по имеющимся, хотя отрывочным и фрагментарным, сведениям большой значимости Дзурдзукетии в истории центрального Кавказа — это ярчайшая часть нашей истории. ... Древней историей наш народ может только гордиться. Тут весьма уместны слова автора, сказанные им в начале своей работы, что его основной задачей является «углубить и расширить развитие родной истории Ингушетии».

Конечно же, с этой задачей М. М. Базоркин справился весьма успешно. Покоряет большая эрудиция автора в ареале своего исследования, его фактографичность, проработанность до мельчайших деталей. Имя М. М. Базоркина должно занять своё достойное место в нашей исторической науке», — говорил профессор И. Дахкильгов.

«Работа «Происхождение ингушей по известиям Вахушти» необходима для студентов, преподавателей и любителям истории края», — считал все эти годы историк Х. Акиев.

Труд «Дорога заговора и крови» (о выселении в Турцию) показывает всю трагичность выселения народов, в том числе и ингушского. Автор показал в ней переживание и боль людей, покинувших свою родину, привел в пример песню, которую они исполняли на чужбине:

«Птицы крылатые, летите вы в Гечиху.

Гехичинскому народу поклон снесите и скажите:

В ночном сумраке родных лесов

Унылый крик филина заслышав,

Пусть вспомнят о нас, без поста и молитвы

Бродящих по пустыне и не видящих исхода!

Бывало, волк холодной ночью воет,

Мы думали: «Он с голоду воет».

Нет, он от стаи оторвался — вот причина!

Не походим ли и мы на этого волка,

Оторванные от родины и родных могил?

(Базоркин М. История происхождения ингушей. Нальчик. 2002. С. 172)

«Документы безжалостно и неопровержимо свидетельствуют о величайшем горе и неисчислимых бедствиях, постигших мухаджиров, устремившихся к своим братьям по вере. Не ведали и не знали они, что «братья» сначала голодом и болезнями скосят их половину... С болью читаются документы о несчастиях, постигнувших обманутых людей. Многое может забыть народ, но никогда — землю своих предков», — оставил в записях свои впечатления от этой работы И. А. Дахкильгов.

«Рукописи «Происхождение ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках» и «Дорога заговора и крови» весьма обширны. К сожалению, до сих пор опубликована лишь ничтожная часть из его работ, и имя этого блестящего историка, по существу, ни в республиканской, ни в нынешних научных кругах практически неизвестно. Между тем даже беглый анализ двух указанных исследований этого ученого не оставляет никаких сомнений в несправедливости подобного забвения», — писал в 1996 году известный историк Т. Муталиев.

Работа «Ступай! Победа! Слава! Слава!» (о Суворове; 1942 год) была написана к военным событиям, происходившим в годы Великой Отечественной войны под Москвой. Для поддержания духа советских солдат Мурад Базоркин обращается к таланту великого патриота и полководца России — опыту Суворова.

Но труды историка Мурада Базоркина долго оставались неопубликованными. Мурад собирал архив и знал, что наступит его время. Оно ещё было далеко.

С 1943 года он работает в Чечено-Ингушском краеведческом музее старшим научным сотрудником. 22 февраля 1944 г. он назначается директором Чечено-Ингушского краеведческого музея, а 23 февраля весь ингушский народ депортируют в Казахстан и Среднюю Азию.

День депортации остался в памяти Мурада чёрным днём.

«Не песня, а горестный стон

Из каждой груди раздавался...

Под грохот вагонов и звон

Ревел паровоз, надрывался!» — напишет он сердцем потом.

В семье Мурада было пятеро детей. В 1943 году умерла мама, оттого и много сложней ему было, что функции и матери и отца он концентрировал в себе. Учёный, он до конца остаётся им. Вот и в день высылки вместо продуктов и одежды каждый из детей брал в руки стопку бумаг и папки и выходил из дома. Это были официальные документы, карты, рукописи. Папки, папки, папки. Среди них были и те, что он смог сохранить из фонда краеведческого музея.

«Историю надо сохранить для народа», — говорил отец детям. Он как будто бы чувствовал, что вслед за их выселением в Грозном и Владикавказе книги и рукописи, редчайшие фолианты древности, прозаические и поэтические сборники писателей Ингушетии и Чечни, фольклорные книги, архивы будут уничтожать. И дети знали, если говорит отец, это правда. Мёрзли в Казахстане, голодали, вместо подушек подкладывали под детские головки драгоценные папки с бумагами, жили в тяжелейших условиях, но сохраняли архив, как дорогую реликвию. И, только повзрослев, узнают они, что каждой крупицей и документом отец думал о своём народе.

В ссылке работать по своей научной профессии не разрешили. Пришлось работать каменотёсом. Рукоделием он всегда отличался, да и талант художника давал о себе знать. С особой красотой создавал он свои изобретения из камня. С любовью и глубокой благодарностью к памяти Хусена Зязикова (отца Багаудина) он высек из камня гранитный надмогильный камень. В первое время семья Мурада Базоркина жила у Хусена Зязикова. «В нём столько было благородства. Хусен был эталоном эздел», — вспоминает сегодня Алаудин Мурадович.

Историк и патриот в Мураде жил всегда. Это подтверждают его документы и письма в Президиум ЦК о судьбе народа. Ответственность за судьбу народа интеллигенция сама брала на себя в далёкой депортации. Вместе с Дошлуко и Орцхо Мальсаговыми, Б. Зязиковым, Х. Муталиевым, Мурад с Идрисом проводили долгие вечера за рассуждениями о судьбе народа. Некоторое время Мурад Базоркин работал в пединституте в городе Фрунзе при госуниверситете заведующим библиотекой. В это время в институте преподавал Дошлуко Мальсагов. Вместе со своими единомышленниками Мурад Муртузович пишет в Москву письма и обращения с настоятельным требованием восстановить ликвидированную автономию чеченского и ингушского народов и вернуть народы домой, на свою историческую родину. Тоска по родине в нём жила всегда.

«И вернётся к саклям милым

Из чужбины наш народ,

Помянёт отцов могилы

Жертвой встречи каждый род.

Оживут везде аулы.

Расцветут сильней сады —

Весь Кавказ услышит гулы

Джигитовок и пальбы...», — верит он в 51-ом.

Время шло. Дети росли под пристальным вниманием отца. Поначалу он сам шил для них одежку, готовил пищу, читал книжки. Он был энциклопедией для своих детей. На вопросы отвечал не поверхностно, а глубоко и гораздо шире, чем интересовались они.

После возвращения на родину Мурад Муртузович работал с 1958 года по 1962 г. в Чечено-Ингушском республиканском историческом музее старшим научным сотрудником. В 1960 году М. Базоркиным была проведена большая работа по созданию отдела Гражданской войны в музее с. Мужичи. Его огромный вклад в дело восстановления музея был отмечен почётной грамотой Президиума Верховного Совета ЧИАССР.

Жаннета Зязикова, личность неординарная, директор Республиканского музея краеведения ЧИАССР ценила Мурада Базоркина, знала его научный потенциал. Тех, кто интересовался историей края, она направляла к нему. Так и Саиду Чахкиеву, собиравшему материал о личности Идриса Зязикова, она порекомендовала обратиться именно к Мураду Базоркину.

«Он встретил меня как близкого знакомого человека, хотя виделись с ним впервые. Рассказал мне много интересного из истории ингушского народа. Назвал ряд имен выдающихся личностей ингушской национальности, и дал мне текст своей статьи по истории Гражданской войны на Северном Кавказе, — вспоминал Саид — Это был высокий, спокойный и добродушный человек».

Огромный архив Мурад Базоркин привёз с собой домой. Им пользовались те, кто приходили к нему за тайной сокрытых научных исследований о народе. Сам он продолжал работать над исследованиями. В его трудах идеи мира и согласия между народами на Северном Кавказе шли доказательно и правдиво. Но свои главные труды он так и не мог издать.

При жизни он успел издать небольшие работы: «Памятники архитектуры горной Чечено-Ингушетии», «Борганы в Присунженской долине», «Кто такие сунженские казаки», «Появление гребенских казаков в низовьях Терека».

Мурад и Идрис Базоркины поддерживали и ценили друг друга. Они рано остались без родителей и очень дорожили друг другом. Они могли поведать друг другу всё. То, что невозможно было написать в науке, через художественное творчество Идрис мог поведать миру. Работу «Дорогой заговора и лжи» о выселении народа в Турцию издать не позволяло время. Но братья должны были сказать правду о народе, его тернистом пути. И переселение горцев в Турцию появляется в романе «Из тьмы веков» с реально действовавшими в тот период лицами.

Эпизод из романа «Из тьмы веков» всегда производил на меня особое впечатление. Как, покидая родину, главный герой романа Турс передаёт только что родившегося долгожданного сына Калоя своему брату Гараку со словами: «Я отдаю ему моё сердце, которое бьётся в нём. Оно остаётся с вами здесь, на этой земле!..» Сила родства и чувство родины сливаются здесь воедино в сознании и делах, как и в жизни этих двух братьев — Мурада и Идриса Базоркиных.

Мурад рано ушёл из жизни. Детям своим он завещал, как бы трудно им ни пришлось — сохранить архив. И они помнили завет отца: «Издать книги и довести архив до народа». Дальше всю меру ответственности дети несли на себе.

Архив Мурада Базоркина переезжал 34 раза. Последний раз архив был вывезен из-под бомбёжек Грозного в 1995 году. Список огромный. 78 папок с рукописями, около трёх старинных книг, карты, переписка с видными историками и кавказоведами.

В музей Грозного Алаудин Базоркин сдал в октябре 1988 года эскизы настенных украшений, войлочных ковров-истингов и многое другое из архива М. Базоркина. Описанные копии тех орнаментов Алаудин Мурадович подарил мне в 2002 году. Создание этих орнаментальных композиций по описанию было предметом нашего обсуждения и работы с художником Х.-А. Имагожевым.

Сколько дорог и кабинетов исходил Алаудин Базоркин в надежде издать труды отца! На этом пути были и понимание, и дежурные обещания. И, наконец, время пришло. В 2002 году, к 100-летию учёного М. Базоркина директор Ингушского НИИ А. Б. Куркиев как научный редактор подготовил его труды к изданию. В изданную книгу «История происхождения ингушей» вошли три работы историка: «Хетто-вайнахская проблема, или Происхождение ингушей», «История ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках», «Дорога заговора и лжи».

Книга М. Базоркина «История происхождения ингушей» пользуется широким спросом. Остаётся сожалеть, что нет её в библиотечных фондах Ингушского государственного университета, где учатся студенты исторического факультета. Ждут своего издателя и остальные труды М. Базоркина.

Вспоминая этих двух гениальных братьев — Мурада и Идриса Базоркиных, учёные и творческая интеллигенция отмечают, что их жизнь была нелегкой. В тяжелейшие годы они умели чувствовать друг друга, быть полезными людям. Для них вопросы материального достатка никогда не были важными. Они были богаты внутренним духовным миром и оставили огромное наследие своему народу.

Годы прошли, как не стало Мурада Базоркина, но труд, вложенный им во имя служения народу, живёт в благодарной памяти потомков, подтверждением чему является награждение в 2002 году М. М. Базоркина посмертно высшим орденом республики «За заслуги».

Мурад Муртузович Базоркин, потомок дворянского рода, историк, ученый оставил за свою короткую жизнь богатое наследство, которое будет вдохновлять историков на многие годы вперёд.

Будут появляться новые талантливые историки и исследователи, но вряд ли кому-то ещё придётся проделать путь Мурада Базоркина, длиною в жизнь и после неё, преодолевать столько препятствий до признания всей его глубины научного таланта и глубокой любви к своему народу.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости