В карантине

Газета «Ингушетия» более двух недель работает в дистанционном режиме

0

Газета «Ингушетия» уже больше двух недель работает в удаленном режиме. На рабочем ритме это никак не отразилось. Процесс дистанционного управления и взаимодействия руководства и сотрудников издания, которое выходит в печатной и электронной версиях, был налажен давно, и особых перемен в рабочем режиме коллектив не почувствовал. Но так как полный переход на дистанционную работу был связан с карантинными мерами и самоизоляцией в связи с распространением коронавируса, мы решили опросить своих сотрудников и выяснить, как такой контекст влияет на их КПД, и что они вообще об этой ситуации думают.

Мадина Оздоева, корреспондент:

— У меня маленькие внуки, они часто болеют, и это была основная моя тревога в последнее время. Но уже полтора месяца, как у нас стабильность в плане здоровья, долго лечились, народное лечение подключали, надеемся, что все это укрепит здоровье моих внуков.

Что касается ситуации, сложившейся в связи с коронавирусной пандемией, скажу следующее. Быть оторванным, изолированным от общества, от внешней среды, в которой ты привык обитать, конечно, это непривычно, нелегко, непросто для психологического состояния. А еще этот бесконечный поток информации вокруг нас, из разных источников и совершенно противоречащих друг другу — это первый шаг к созданию внутренней паники у человека.

Мы сами этого можем сразу и не заметить, но к концу дня, когда мы можем увидеть по ТВ, услышать по радио или прочитать на страницах газет, в соцсетях только об этом коронавирусе и пишут, трезвонят, и только ленивый не говорит об этом... У всех на слуху тема этой вирусной инфекции. И самое обидное то, что простые люди, которые ничего не понимают в политике, в экономике, в социальных сферах — они далеки от всего этого, но они связаны со всем этим единым социумом. И они страдают от этих панических атак, связанных с сообщениями о том, что экономика падает, что уровень их жизни падает, что мир катится к глобальному кризису...

Для простых людей, которые живут в постоянной тревоге о завтрашнем дне, думают о том, как выживать в этих условиях — для них это самый сильный удар. Они воспринимают вот эту всю информацию — положительную, отрицательную, как губка впитывают ее в себя, пытаются разобраться в ней и теряются. Простые люди в растерянности и не знают, кому и чему верить. И вот, по моему мнению, самое большое зло, для людей, находящихся в изоляции, — это растерянность.

Кто-то называет это положение карантином, кто-то самоизоляцией. Я думаю, что между этими определениями есть какая-то юридическая разница. Думаю, неплохо было бы начать официально информировать людей с таких вот разъяснений. Вот этот карантин, самоизоляция — не думаю, что это синонимы. Между этими терминами, наверное, есть какая-то юридическая разница. Простые люди этого тоже не понимают, думают, что это одно и то же. Юрист мог бы это разъяснить. Это вот мое мнение по ситуации.

Сейчас скажу за бытовые сложности, возникающие в моей семье в связи с карантином. У меня дети взрослые, а внуки маленькие. И вот вам ситуация — закончились памперсы. Самый такой больной вопрос для грудничков. Магазины промтоварные закрыты, работают только продуктовые. В ближайших аптеках они тоже закончились, так как активных поставок, как раньше, нет. И вот что нам делать в возникшей ситуации, например?

Люди не могут все закупить впрок и обеспечить себя всем необходимым на длительный срок. Во-первых, не у всех людей есть на это средства, а многие живут на деньги, заработанные во время сезонных работ или на частных стройках и ремонтах. Кроме того, в самый разгар посевного сезона ты ничего на рынке не можешь взять. Эти моменты тревожат людей и надо бы их как-то решить.

Конечно, не хочется верить в то, что происходит в Европе, как людей косит новый опасный вирус. Но это не дает нам право расслабляться. Мы должны соблюдать гигиену, вести здоровый образ жизни. Это закономерности, присущие любому здравому человеку в подобных условиях, да и вообще по жизни. Поэтому, будем соблюдать все меры предосторожности.

Аза Саутиева, главный бухгалтер:

— В первую очередь желаю, чтобы эта ситуация в стране и в мире, связанная с распространением нового инфекционного вируса, разрешилась наилучшим образом, чтобы все были живы и здоровы, и все у нас сложилось бы хорошо. И чтобы в дальнейшем не было больше таких испытаний.

Считаю, что мы эти испытания проходим достойно. Нас так воспитывали наши родители, на долю которых выпало еще больше испытаний. Мы так воспитываем своих детей, чтобы они были стойкими. Я надеюсь, что и они своих детей также научат быть стойкими ко всяким испытаниям — и великим, и малым. На этой волне живем и надеемся на милость Всевышнего.

Удаленное рабочее место мне организовали. Я привезла компьютер, скан, все свои рабочие документы, папки. У нас во дворе есть отдельное помещение, хотела туда уйти. Но мне сын сказал, чтобы я оборудовала свое рабочее место в зале — самом почетном в доме помещении. Поскольку гостей сейчас нет, никто никуда не ходит — ситуация такая, что нужно беречь себя и других. Но в нашей семье два врача, естественно, они ходят на работу. Но наша отличительная черта, в какой-то степени связанная с тем, что мы мусульмане, — это чистоплотность, благожелательность друг к другу, поэтому период изоляции у нас проходит без эксцессов, все нормально.

Бухгалтерская работа предполагает регистрацию фактических данных. В процессе моей работы я взаимодействую с Минфином, с Миннацем, также с налоговой и прочими фондами, через установленные в компьютере программы. Я работаю в программе 1 С — это для моей бухгалтерской деятельности. Так, 1С — бюджетная, БГУ называется, а вторая называется 1С — зарплатная и кадровая государственного бюджетного учреждения — ЗиГБУ. Чтобы в нашей организации фиксировать все, веду работу в этих программах.

Есть еще программы функционал-взаимодействия с Минфином, Миннацем. «АЦК-ФИНАНСЫ», «АЦК-ПЛАНИРОВАНИЕ» — это функциональные порталы, они у меня тоже установлены на компьютере. С Миннацем мы взаимодействуем через электронную почту, через переписку и мобильную связь тоже.

Находясь в удаленном режиме, взаимодействуем также со своим руководством и сотрудниками в рабочем порядке — это тоже электронная почта, «WhatsApp» и мобильная связь. Созваниваюсь с главным редактором Шамсудином Боковым и отчитываюсь по произведенным действиям, фактам. Работа идет в том же темпе, как и на постоянном рабочем месте. Со стороны вышестоящих органов власти чувствуется, что люди работают оперативно, в хорошем темпе.

Зарплата за март пришла раньше обычных сроков, это тоже многих приятно удивило. От нас потребовали срочно представить документы по зарплате, и нам сразу перечислили ее. Это очень радует, все было четко скоординировано. И я надеюсь, что в дальнейшем в этой ситуации все будет так же четко отрабатываться.

Так же оперативно нам пришли зарплатные налоги за март. Потому что у нас за прошлый год осталась дебиторская задолженность по налогам, и по некоторым услугам тоже есть неисполненная задолженность. И то, что нам их перечисляют и есть возможность оплатить налоги зарплатные, — это тоже радует нас. Когда нет кредиторки и долги все закрыты — для нас это самое приятное событие.

Кроме всего прочего, нам перенесли сроки отчетности по заработной плате, по страховым взносам, по НДФЛ — все эти отчеты в связи с ситуацией по коронавирусу постановлением правительства от 2 апреля 2020 года перенесены с 30 апреля на 15 мая. Этот нюанс меня очень порадовал. Нет худа без добра.

В целом, я рада, что имею возможность удаленно работать. Потому что ездить в общественном транспорте — это рискованно. Минус в том, что скучаешь по своему коллективу, по сотрудникам.

Хорошие возможности открылись в плане духовного роста. Сбавился темп, скорость движения, есть время на размышления, имеешь возможность оценить, что же главное в этой жизни. Все то наносное, что нам казалось важным, вдруг оказалось ненужным, незначительным. А важно то, что было под этим слоем условностей. Много второстепенного в нашей жизни, что мы считаем значительным для себя. Но на самом деле важны другие аспекты нашей жизни. И это — твой внутренний комфорт и душевный покой, здоровье твоих близких и спокойствие во всем мире. А эти наши мысли: кто что скажет, подумает о нас — это такие мелочи. Есть возможность пересмотреть свою жизнь, свое отношение к ней.

Лилия Харсиева, корреспондент:

— Я не почувствовала особых изменений в своем рабочем режиме, так как последние несколько лет работала дистанционно, и КПД от этого только выше было. Единственный нюанс: в связи с карантином все мои домочадцы тоже постоянно находятся дома и часто мешают мне сосредоточиться на своей работе.

А в целом, очень беспокоит ситуация в мире, в стране, теперь и в регионе, зная беспечность своих земляков. Сама смогла удержать в изоляции сына-студента только на неделю. Увы, на большее меня не хватило. Но соблюдают все требования безопасности: моют руки, носят маски, соблюдают дистанцию в два метра.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости