Помнят и ценят

Елизавета Плиева: «Главное — собрать команду единомышленников, и дела пойдут в гору»

0
Экажевский промкомбинат, Елизавета Плиева крайняя справа, 1979 год

Среди тех, кто стоял у истоков становления трикотажной фабрики в Назрани, чья продукция пользовалась большим спросом среди местного населения, да и за пределами бывшей Чечено-Ингушетии, была и Елизавета Плиева. Она занимала ответственную должность главного инженера успешного предприятия, являлась секретарем партийной организации и проработала здесь более 30 лет.

Каждое утро к проходной трикотажной фабрики стекались работницы предприятия со всех уголков Ингушетии. Фабрика жила напряженной трудовой жизнью, но было здесь место и культурному досугу. Умели здесь и работать, и отдыхать. Сегодня сложно представить, что в некогда прославленном предприятии находятся торговые ряды. Увы, но это так...

Трикотажная фабрика, мощностью до 8,5 миллиона изделий в год, была построена в 1965 году в Назрани, но запущена только в 1968 году. Специализировалась она на выпуске бельевого трикотажа, в том числе и детского. Для жителей города и близлежащих сёл открытие фабрики сулило заработок и занятость, было большим подспорьем. Более тысяч женщин получили здесь рабочие места. В то время социально-экономическое положение в недавно восстановленной республике было очень тяжёлым.

Только что вернувшиеся из депортации многодетные семьи остро нуждались в стабильной материальной поддержке, которую им давала фабрика. Но спустя всего несколько лет после запуска светлое и обнадеживающее будущее оказалось далеко не безоблачным. В объединённой республике Ингушетия не получала особой поддержки из центра. Фабрике не уделялось должного внимания.

Эта ситуация отчасти была на руку директорам и главбухам предприятия, которых за злоупотребление властью сменили к 1974 году пять раз, а некоторых и посадили. К тому времени фабрика практически пустовала. Напрашивалось решение о закрытии этого предприятия (подробнее чуть ниже). Но нашлись люди, болеющие душой за родную республику, которые смогли вывести производство на передовые позиции, благодаря чему в начале 90-х здесь трудилось уже до шести тысяч женщин.

— Мы жили одной большой семьёй, — вспоминает годы работы на фабрике Лиза Плиева. — Люди стремились на работу, где была стабильность, хорошие зарплаты и отличный коллектив. А потом страну залихорадило, и легкая промышленность сошла на нет. Наша фабрика просуществовала с хорошими показателями до развала СССР. Но это уже совсем другая история.

Быть или не быть...

— В конце 60-х в Назрани, благодаря настойчивости Османа Чахкиева, бывшего тогда вторым секретарем Чечено-Ингушского обкома партии, были запущены в производство трикотажная фабрика и завод «Электроинструмент», — вспоминает Елизавета Плиева.

Это была задача не из лёгких. У строительства таких важных объектов народного хозяйства в сердце Ингушетии были противники в пользу возведения их на территории Чечни. Но Османа Чахкиева не остановили даже жалобы, которые писали на него в центральные органы власти. Он всё же отстоял право на их строительство в Назрани, чем оказал большую поддержку жителям всей Ингушетии.

— Когда я только вышла на работу в должности главного инженера предприятия, фабрика работала слабо. При плановой мощности на шесть-семь тысяч человек, здесь было задействовано всего шестьсот-семьсот женщин. Простаивали цеха по вязальному и красильному производству из-за нехватки специалистов. Работу швейного цеха постоянно тормозила нехватка полотна. К тому же во всех цехах работали начальниками и технологами приезжие специалисты с рабочим временем командировки на шесть месяцев. Никто из них не хотел здесь более задерживаться. Оно и понятно, город Назрань не был городом в широком смысле этого слова.

В нём не было никаких культурных и развлекательных мест, где можно было бы прогуляться и отдохнуть в свободное от работы время. Вот специалисты и не задерживались у нас. Не волновали успехи фабрики и руководителей. За всё время работы отсюда были уволены (как отмечалось выше) по статье пять директоров и столько же главбухов.

В 1973 году «Рострикотажпром» поставил перед обкомом партии Чечено-Ингушетии вопрос о закрытии фабрики или переоснащения её под другое производство. Это время совпало со сменой руководства в Назрановском районе. Во главе района был поставлен сильный, волевой человек — Сергей Мажитович Беков, который вплотную занялся вопросами фабрики и первый же свой рабочий день начал именно с этого производства.

— В январе 1974 года я поехала защищать диплом, — вспоминает далее Лиза Плиева. — У нас председателем экзаменационной комиссии была Валентина Ивановна Величко, которая работала главным инженером главка. Она пригласила меня к себе на беседу. Узнав, что я из Назрани и работаю на трикотажной фабрике, она заинтересовалась вопросом нерентабельности этого предприятия. С ней у нас состоялся откровенный разговор о положении дел на производстве. Я высказала несколько кардинальных предложений по улучшению работы.

Сказала, что у нас сменилось руководство районом, и новый секретарь райкома делает всё, чтобы не допустить его закрытия. Там же в беседе я призналась, что Осман Чахкиев, второй секретарь обкома партии Чечено-Ингушетии, который сделал всё, чтобы фабрика была построена в Назрани и запущена, мой родной дядя.

Так вышло, что через пару месяцев начальником «Рострикотажпрома» была назначена Валентина Величко, и первая её поездка по предприятиям страны состоялась на нашу трикотажную фабрику. С собой она привезла будущего директора — В. Н. Дьяченко, опытного специалиста, проработавшего в лёгкой промышленности более тридцати лет.

На второй день Величко пригласила меня в райком партии. Сергею Бекову она сказала, что я тот самый человек, имеющий хорошие инженерные знания и знающий, как вывести производство на прибыль. Кроме того, сказала она, у неё хорошая поддержка в лице дяди — Османа Чахкиева. «Он не даст ей расслабиться и запустить своё детище, — сказала она. — И к тому же родственники мужа, насколько мне известно, всячески поддерживают её». Так я была назначена главным инженером трикотажной фабрики.

Я по совету Сергея Мажитовича собрала вокруг себя грамотных, честных специалистов, таких как Тамара Хаутиева, наичестнейший человек, к тому же умница и настоящая патриотка, работала в самом ответственном цеху. Мадина Аушева, Айна Мартазанова, Дзяудин Мальсагов, Азит Тумгоев — все они работали на полную катушку и днём и ночью, в две смены, пока не добились хороших показателей.

А в Ингушетии с ночной сменой была настоящая беда. Без второй смены нам грозили закрытием, а девушек родители просто отказывались отпускать.

Сергей Мажитович лично выезжал с нами по домам и уговаривал их. И ему доверяли. Отпускали. Он лично контролировал транспорт по развозке женщин и девушек по домам. А у автотранспортного предприятия гараж был тоже небогатый. Автобусы в смену делали по несколько рейсов.

И вот, к концу 1978 года фабрика стала давать прибыль. И в этом была заслуга до глубины сердца патриотичного и волевого Сергея Бекова, а также Валентины Величко, которая сдержала слово, сделала всё, в том числе и бесперебойную поставку полотна из других фабрик.

Без их поддержки, ни опытный директор Дьяченко, ни я и моя команда честных и грамотных производственников не вытянули бы производство из такого кризиса. И, конечно же, в том была заслуга и наших трудолюбивых женщин. На тот момент на фабрике работало пять тысяч человек из всех районов Ингушетии. В общем, было охвачено семнадцать ингушских сёл.

Большому кораблю — большое плаванье

В 1979 году новым первым секретарём Назрановского райкома партии был назначен Асхаб Абукарович Мякиев. Он по рекомендации своего предшественника предложил Лизе Плиевой возглавить отстающий по всем показателям Экажевский промкомбинат. Предыдущие руководители здесь властью были привлечены к уголовной ответственности за хищения и злоупотребления. Доверие, оказанное партией в то время Лизе Плиевой, было не пустыми словами. Они знали, что она поднимет производство на высокую планку.

— Из шести цехов, расположенных в селениях Экажево, Кантышево, Барсуки и Яндырка, не работал ни один, — говорит Лиза Плиева. — Пришлось всё начинать с нуля, работать день и ночь, чтобы вывести производство на хорошие показатели. В первую очередь я заменила всех начальников цехов, и, пользуясь поддержкой генерального директора Промбыткомбината ЧИАССР Дошукаева, перестроила производство на востребованные населением изделия. Через два года промкомбинат выдавал постельное бельё, водолазки, брюки, напольники для машин и многое другое. Он стал приносить прибыль.

Елизавета Халмурзаевна, поставив прочно на ноги промкомбинат, подготовив себе в замену хорошего директора, поставив начальниками цехов честных и добросовестных людей из местных жителей, которые будут переживать за репутацию своей личности и своего села, в 1981 году вернулась на свою фабрику. Здесь она и проработала в должности секретаря партийной организации до развала Союза и закрытия производства.

В сентябре 1989 года журналист Магомед Зангиев в газете «Путь Ленина» писал: «Елизавета Халмурзаевна Плиева не один год возглавляет партийную организацию трикотажной фабрики, многому научилась: не решать важные вопросы наскоком, быть терпеливой, прислушиваться к мнению товарищей. Деятельную, трудолюбивую, находящуюся в делах и в постоянной заботе о судьбе родного коллектива, её здесь уважают, ценят и знают».

Ценят, знают и помнят Лизу Плиеву и те, кто был с ней все эти годы рядом, кто видел её бескорыстность, самоотдачу и патриотизм, качества, которые она пронесла с собой по жизни. Отдав лёгкой промышленности более тридцати лет трудового стажа, Лиза очень переживает сегодня за построенную, но простаивающую швейную фабрику в сельском поселении Али-Юрте. Она уверена, что нужна хорошая команда специалистов, истинно преданных своему народу, и дела, как говорится, пойдут в гору.

У Лизы Плиевой две дочери — Белла и Лейла. Обе они получили хорошее воспитание и образование. Белла уже на пенсии. Лейла заведует детским садом в селении Плиево. А бабушку Лизу окружают вниманием и заботой внуки — юристы, врачи, экономисты и дизайнеры...

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости