Мастерская «Истинг»

Ковры — это история народа, запечатленная в орнаментах и самобытной технологии

0

Мастерская «Истинг» функционирует в Республиканском доме народного творчества Ингушетии вот уже три года. Руководителем мастерской является этнограф Зейнеп Дзарахова. Народное ремесло имеет большую поддержку со стороны руководства РДНТ. Мы не раз писали о работе этой мастерской на страницах газеты «Ингушетия».

В неделю три раза собираются в мастерской ученицы и работают над своими произведениями искусства (ингушские истинги иначе и не назовешь). Постепенно в результате работы определяются наиболее подходящие методы организации обучения будущих ковровщиц.

Встретилась я с Зейнеп Дзараховой, которую мы больше знаем по ее этнографическим трудам, у нее дома и окунулась в мир ее художественного творчества. Картины, написанные маслом, вышитые бисером и шелковыми нитками, стояли плотными рядами у стены, а весь пол огромной комнаты был устелен коврами. Обилие красок и их сочетание поразило. Здесь же, в гостях, я познакомилась с ученицами мастерицы и попросила ее рассказать о работе с ними и, самое главное, о коврах.

«Работа представляет собой, прежде всего, индивидуальное обучение. И именно поэтому для обучения ковровому рукоделию в мастерской ученицы могли записаться в любое удобное для них время, — говорит руководитель. — Однако пандемия изменила график работы и внесла свои коррективы в нашу работу. Как видите, мы сумели использовать это время с наибольшей пользой. Теперь наше общение происходит через WhatsAp, и я расширила территорию привлечения учениц для обучения ковроделию».

Зейнеп показала видеоуроки и общение, которое проходит у них регулярно, в любое время суток. Ученицы на расстоянии делают работу, согласовывают затруднительные вопросы и через телефон показывают результаты своему учителю.

«За последние 4-5 месяцев мы собрали определенную коллекцию, в которую вошли уже сделанные ковры по рисункам старинного альбома «Г1алг1ай г1арчож» — «Бейни», «Шолхи», «Ангушт», «Буро» и другие, — рассказывает Зейнеп Магомет-Тагировна. — Конечно, это трудоемкая и длительная работа. Минимум месяц уходит на работу с ковром. И это не зависит от размеров ковра, так как детали орнаментов и большого (150×240 см) и ковра-намазника (80×150 см) требуют тщательной и аккуратной работы.

У нас уже наметилась некая отдельная специализация, распределение того или иного участка работы. Группой собираются на чистку шерсти, к которой я привлекаю и женщин со стороны. Далее идет обработка и подготовка шерсти механизированным способом (благо чесальные аппараты уже появились в республике), и затем валяние войлока, которым у меня занимаются две женщины и молодой человек Ахмет. Притом мужчина валяет войлок более качественно. Конечно, эту часть работы приходится делать дома, во дворе, а не в помещении.

Девушки предпочитают художественную часть работы. Это выбор очередного ковра, цветовая подборка, кройка, мозаичное соединение деталей, стачивание, окантовка.

Первым этапом начинается кройка. Одна или две ученицы помогают кроить. Мы эту работу выполняем в рабочем кабинете мастерской «Истинг» в РДНТ или же у меня дома, в отдельном помещении (во время карантина). На выходе получится столько же ковров, сколько цветов войлока используется в работе, обычно два-три.

Следующий этап — мозаичное перекладывание орнаментов из одного поля войлока в другое. Эту работу могут выполнять уже и школьники. Притом с огромным интересом. Мои внуки просто ждут эту работу всегда!

Следующий этап — наметка, отдельно по деталям. Эти детали ковра (рамочная часть, внутренняя отдельно) развозятся по адресам учениц, начиная от Малгобека и заканчивая горным селением Джейрах. Маршруты перевозки тоже наметились регулярные. Детали собираются у меня, проверяю, исправляю, делаю замечания через электронные сети и передаю другим ученицам (также подетально) для окантовки белой тесьмой. Эта часть работы наиболее тонкая и сложная.

Отдельной частью работы является создание белой тесьмы для окантовки. Эту работу у меня выполняет одна ученица.

На последнем этапе ковер собирается. Конечно, рисунок ковра определяет количество учениц, принимающих участие в работе над ним. В идеале, ковер создает одна мастерица. Но наша работа оправдала себя, и каждая ученица получает не только знания этого ремесла, но и огромное удовольствие».

По словам Зейнеп, интересоваться технологией ковроделия стали представители разных социальных слоёв и профессий. Есть среди них пенсионерка из Малгобека Лейла Харсиева, которой 77 лет, мастера по пошиву национальных костюмов Зура Барахоева из поселка Майское, Мадина Имагожева и Тома Харсиева из Назрани, Танзила Дзарахова из Троицкого, педагог-логопед Ашат Харсиева из селения Мочкхи-Юрт, школьницы Мадина Газдиева из Назрани и Джульетта Колоева из Малгобека, студентки медицинских вузов Луиза Дударова из Кантышево и Танзила Хадзиева из поселка Карца, студентка педагогического техникума Дали Евлоева из Майского, мать-одиночка Пятимат Дзагиева из Инарков, учитель Хадишат Чакиева и домохозяйка Хяди Костоева из Экажево, талантливая рукодельница Ася Цицкиева из Джейраха и другие.

«В данный момент начинаю работать с особыми детьми, — продолжает мастерица. — Это девушка, которая в силу недуга редко выходит из своего дома в Назрани, и мама, ухаживающая за ребенком-инвалидом в Карабулаке.

Есть наиболее успешные ученицы, которые уже подарили ковры собственного производства своим родителям и друзьям. Это и Ашат Харсиева, подарившая отцу ковер под названием «Сей» («Олень»), и Мадина Газдиева, создавшая для дяди коврик «Эрзи» и другие.

За это время я уже с точностью научилась вычислять, кто какой участок работы будет выполнять лучше. Это я связываю с характером, возрастом, родом деятельности человека. И редко ошибаюсь в этом деле. И есть успех!»

Надо отметить, что в деле возрождения войлочного ковроделия Зейнеп Дзарахова всегда находит условия и возможности.

В 2013 году она начала работу с аспирантами по научному изучению орнаментального искусства ингушей. В 2015 году начала работу по возрождению ремесла в художественной школе Назрани при поддержке директора Л. Мержоевой. В рамках краеведческих школьных музеев Зейнеп обучает ковроделию школьниц в Магасском центре образования" и в назрановской школе № 15. С 2018 года руководит мастерской «Истинг» в Республиканском доме народного творчества.

В том же году вместе с руководством РДНТ провела семинар для руководителей ДК республики, где была обозначена необходимость в возрождении этого ремесла. С тех пор мастерская «Истинг», кроме в РДНТ в Назрани, функционирует в Доме культуры с. Инарки под руководством мастера ковроделия Райшат Ахильговой. Открываются мастерские и в других учреждениях культуры. Вместе с Райшат они выезжают время от времени в детские лагеря в горах — «Армхи», «Эрзи» для популяризации ковроделия, и дети с удовольствием выполняют работу.

Войлочные орнаментированные ковры этнографа Зейнеп Дзараховой выставлялись на многих международных выставках, имеются в коллекциях любителей народного искусства в Москве, Санкт-Петербурге, Казахстане и Финляндии.

Наряду с технологией изготовления ковров Зейнеп поведала столько интересной информации, что невольно понимаешь: её ученицы имеют удовольствие слушать её необыкновенно богатые знания по культуре народа и обучаться ремеслу одновременно.

И сегодня мастер уверена, что подмена национального ковроделия несвойственной нам технологией ни к чему хорошему не приведет.

«Самое главное в возрождении национального искусства — это не выдумывать, не подменять, не называть несвойственные нам технологии — ингушскими, а знать ингушскую национальную специфику и технологию изготовления войлока, создание ковра мозаичным способом и сохранение контурной четкости линий орнаментальной композиции. Это больше чем ковры, это история народа, запечатленная в орнаментах и самобытной технологии».

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости