Соприкосновение с прошлым

Частный архив внука ученого Чаха Ахриева Хаджи Ахриева передан в дар ингушскому народу

0

26 октября в стенах Ингушского научно-исследовательского института им. Ч. Ахриева состоялась передача в дар ингушскому народу частного архива Хаджи Ахриева, внука известного учёного Чаха Ахриева и сына знаменитого лётчика Рашид-Бека Ахриева.

Приехать в Ингушский научный институт, названный в честь его деда Чаха Ахриева, чтобы передать свой архив — библиотеку и материалы, собранные им на протяжении полувека, Хаджи Рашидович планировал давно. Последние два года они общались по этому вопросу с Зейнеп Дзараховой, д. ист. н., заместителем директора ИнгНИИ. Это был теплый и значимый визит.

Сам Хаджи Рашидович вот уже много лет живёт и работает в Нальчике. По профессии он врач, кандидат медицинских наук, доцент, заслуженный врач РФ, более 50 лет проработавший и продолжающий свою педагогическую деятельность на медицинском факультете Кабардино-Балкарского государственного университета. Его супруга — Мадина Султановна Измайлова, дочь известного нефтяника, участника Великой Отечественной войны и внучка генерала Эльберда Нальгиева.

Хаджи Рашидович родился в 1931 году в Харькове, где с 1927 по 1941 год в Харьковском авиационном звене Украинского управления Гражданского воздушного флота служил его отец Рашид-Бек Ахриев. Отец погиб на фронте в 1942 году. А семья его в годы депортации оказалась во Фрунзе, где была сосредоточена ингушская интеллигенция. Здесь Хаджи окончил с отличием Киргизский государственный медицинский институт и начал свою врачебную деятельность. Здесь же он приобщился к миру высокого искусства, ходил в оперный театр, где работал известный писатель Идрис Базоркин, который стал для многих ингушей центром притяжения.

Когда семья Ахриевых вернулась на родину, Хаджи Рашидович был в числе первых профессиональных врачей, стоявших у истоков возрождения ингушкой медицины после восстановления Чечено-Ингушской республики. В 1958 году пришёл он работать в больницу, которая находилась в Крепости. Было очень тяжело, условия работы практически были никакими, как, впрочем, и перспективы для врачебной практики. Но они работали по совести и чести, из последних сил отдавая себя служению народу. Вскоре его пригласили поработать в Тырныауз, в Кабардино-Балкарию. Через несколько лет он приехал в Нальчик, где стал работать врачом в неотложной хирургии. В 1968 году параллельно началась и его педагогическая деятельность.

— Хаджи Рашидович — уникальный человек, — говорит д. ист. н. Зейнеп Дзарахова. — Это многогранная личность. Удивительно интеллигентный, глубоко порядочный. Можно смело добавить, что он к тому же человек энциклопедических знаний, от исторических событий до медицины и тонкостей этикетных норм жизни народов Кавказа. Наше с ним знакомство состоялось в 2000 году на научной конференции, которая проходила в нашей республике. В последние годы общались больше по телефону. Надо отдать должное, что он при всей своей занятости на протяжении многих лет скрупулёзно собирал архивные данные о своём знаменитом деде Чахе Ахриеве, и не менее известном и знаменитом отце — лётчике Рашид-Беке Ахриеве. Перелистывая собранные им материалы, я с благодарностью отмечаю огромный труд, проделанный сыном и внуком Хаджи Ахриевым и их семьёй для того, чтобы материалы о жизни и творчестве Чаха Ахриева, героическая судьба Рашид-Бека Ахриева стали достоянием народа.

Трогательной была для Хаджи Ахриева встреча с коллективом Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук, который носит имя его дела — Чаха Ахриева. Ему понравилось светлое, новое здание Ингушского НИИ.

Сам Хаджи Рашидович поблагодарил всех, кто пришёл на встречу, и за то, что потомки ингушского народа чтят и помнят своих достойных сыновей. В своём выступлении он отметил также, что надо проверять и перепроверять информацию и избавляться от неточностей, которые допускали журналисты на протяжении многих лет, освещая жизнь и деятельность Чаха и Рашид-Бека Ахриевых. В этом, он уверен, безусловно, помогут книги и материалы, которые сегодня были преподнесены в качестве дара Ингушскому научно-исследовательскому институту имени Чаха Ахриева, рукописные материалы которого систематизирует и изучает Зейнеп Дзарахова.

После официальной части передачи архива ИнгНИИ Хаджи Ахриев поделился с присутствующими своими воспоминаниями об отце и деде. Много интересного и познавательного услышали в этот день учёные, сотрудники научного института и те, кто, узнав о приезде дорогого гостя, посчитал важным явиться на эту встречу. Он тепло вспоминал участие первого президента Ингушетии Руслана Аушева в популяризации творчества Чаха Ахриева и Рашид-Бека Ахриева. С благодарностью отмечал первые публикации о своих родных, сделанные Баширом Чахкиевым. Рассказывал о литературе и диссертациях, написанных о творчестве деда.

Истории из жизни Чаха и Рашид-Бека Ахриевых

Он поведал присутствующим о неизвестных страницах жизни своей семьи. Рассказал интересную историю женитьбы Чаха Ахриева на дочери генерала Мочкхо Базоркина.

Как-то на мосту во Владикавказе охрана не пропускала несколько человек в город, как оказалось горцев-ингушей, мотивируя это приказом градоначальника. Вмешательство Чаха Ахриева, уважаемого и вхожего в высшие круги городского общества, решило проблему в пользу горцев.

Часто бывал Чах в доме Мочкхо Базоркина. Но потом вдруг пропал, и как оказалось надолго. Когда свою обеспокоенность по этому поводу Мочкхо высказал жене, та прояснила ситуацию. Оказывается, у Чаха появился серьезный интерес к одной из дочерей Мочкхо Базоркина, и последующее присутствие в этом доме тот посчитал недопустимым с точки зрения ингушского этикета. Но при этом супруга добавила, что у неё нет дочери, которую бы она согласилась отдать замуж за простого горца. «Зато у меня есть дочь, которую я готов выдать за достойного горца», — заключил Мочкхо, тем самым поставив точку в судьбе молодых людей.

Хаджи Рашидович рассказал, как Чах любил знакомить с новшествами своих соотечественников. Привез он как-то картофель, посадил его в Фуртоуге. Осенью его племянники выкопали клубни. Чах сварил и попросил дать ему сыр и стал кушать. Женщины-горянки удивлялись тому, что он ест «корни» (так они называли картошку). Или привезет хороший сорт фруктового дерева и посадит в саду. А то и в селе заменит шкурку на окошке — стёклами. Чах был щедрым с детьми. Его всегда с любовью ждали в Фуртоуге.

Хаджи Ахриеву хотелось о многом поведать участникам встречи

Узнали присутствующие и о том, что его отец Рашид-Бек Ахриев в эмиграции в Турции встретился с известным земляком Созырко Мальсаговым. Эта встреча изменила его планы остаться в турецкой армии, где он служил лётчиком. Созырко уговорил Рашид-Бека вернуться на родину. Он рассчитывал, что советская власть, объявившая амнистию всем, кто перейдет на сторону советской власти, даст им право жить мирной жизнью. Что дальше с ними стало известно всем. Рашид-Бек был признан властью и даже воевал в Великой Отечественной войне. А Созырко Мальсагов прошёл все круги ада, отбывая срок в ГУЛАГе, откуда он бежал, чудом выжил, но так и не смог больше вернуться на родину.

Хаджи любезно отвечал на все вопросы, которые задавали ему присутствующие, делился своими впечатлениями об Ингушетии, которая в последние годы изменилась в лучшую сторону. Он также высказал своё беспокойство по поводу ситуации в регионе и отметил, что нет альтернативы миру и спокойствию на Кавказе.

В свою очередь от лица научной интеллигенции и всех присутствующих Магомед Картоев, руководитель архивной службы Республики Ингушетия поблагодарил Хаджи Рашидовича за бесценный дар и за тёплые воспоминания, которыми он сегодня поделился.

Завершилась встреча традиционным застольем в кругу самых близких друзей в этнокафе «Эбанхо», где не только атмосфера, но и трапеза напоминала древнюю ингушскую саклю со всеми составляющими, что впечатлило и очень порадовало высокого гостя.

Краткая справка:

Чах Ахриев — один из первых ингушских ученых-просветителей, автор ряда важнейших научных трудов по истории, этнографии и фольклору горцев. Родился 10 мая 1850 года в ауле Фуртоуг в Ингушетии. В возрасте семи лет он был взят в качестве заложника-аманата в одну офицерскую семью во Владикавказе. В 1886 году он оканчивает Ставропольскую гимназию. Живёт несколько лет в Фуртоуге, собирает материалы о жизни и быте народа. Мы сегодня имеем его бесценные труды: «Ингушские праздники», «Присяга у ингушей», «О характере ингушей» и другие, которые и поныне сохраняют важное научное значение.

В 1870 году Чах поступает в Нежинский лицей, после окончания которого подался на службу в судебно-управленческие структуры царской администрации на Кавказе. Занимал различные должности в судебных палатах, был помощником мирового судьи, судебным следователем, попечителем заведования государственным имуществом в уездах Елисаветпольской губернии, чиновником по особым поручениям и др.

В 1912 году по состоянию здоровья в возрасте 62 лет в чине коллежского советника Чах Эльмурзаевич Ахриев оставил государственную службу и занялся исключительно литературной и научной деятельностью. Умер Чах Ахриев в 1914 году, похоронен по завещанию по исламским традициям в родном ауле Фуртоуг.

Рашид-Бек Ахриев — первый летчик из народов Северного Кавказа. Родился он в 1893 году в семье первого ученого из ингушей Чаха Ахриева. Учился в гимназии. В 1914 г. окончил в Тифлисе юнкерское училище. Воевал и был дважды ранен на фронтах Первой мировой войны. В 1916 году окончил Гатчинскую авиашколу и стал летчиком. После революции эмигрировал в Турцию. Летал вместе с летчиками-немцами, бомбил позиции англичан и французов. Вернулся на родину, заручившись амнистией со стороны советской власти. Стал одним из опытных пилотов гражданской авиации. Во время Великой Отечественной войны состоял в летном отряде особого назначения. На его счету десятки боевых вылетов в тыл противника. Не раз доставлял в блокадный Ленинград боеприпасы и продовольствие, но вылет 20 января 1942 года стал для него роковым.

Добавить комментарий

Новости