Верность избранному пути

Врач Абдулмажит Албаков почти 60 лет в профессии

Подписывайтесь на канал "Ингушетия" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Абдулмажит Албаков

В марте свое 80-летие отмечает ветеран здравоохранения Ингушетии, заслуженный врач РИ, кавалер ордена «За заслуги» Абдулмажит Алаудинович Албаков. Еще пара лет, и он будет отмечать не менее внушительную дату — 60-летие пребывания в профессии.

Путь в неё начался в далёком 1960 году, когда он поступил учиться в Северо-Осетинский государственный медицинский институт на факультет «Лечебное дело». Впрочем, думается, что для человека выбор его будущей профессии не всегда связан с моментом, когда он сдает документы в приемную комиссию того или иного вуза. Уверен, это происходит намного раньше. Тогда, например, когда к человеку приходит осознание истинной ценности того или иного труда, его значимости для жизни общества, его связи с благополучием людей, причем всех без исключения: близких и чужих. Понять, как важен и значим труд медицинского работника, всё благородство этой профессии ещё школьнику Абдулмажиту Албакову помогла супружеская чета сельских фельдшеров из далёкого казахстанского посёлка Чернорецка, где суждено было ему оказаться на правах спецпереселенца в середине прошлого века.

— Это были удивительные люди. Кроме того, что они были большими мастерами своего дела, очень грамотными врачами, их отличала настолько высокая человеческая культура, что к ним невозможно было не проникнуться симпатией. В селе они пользовались безоговорочным авторитетом, и было за что. Они не говорили на повышенных тонах, были вежливы, деликатны, могли сутками дежурить у постели больного, если в том была необходимость, себя не жалели, — вспоминает Абдулмажит Алаудинович. — Мне тоже захотелось быть таким же полезным людям, спасать их от недугов и делать это так же красиво, не ожидая благодарности и похвал.

Но осуществить свою мечту оказалось не так просто. Начало трудовой биографии Абдулмажита Алаудиновича вовсе может внушить мысль, что он её предал. После окончания учёбы в школе, местом продолжения образования он выбирает Павлодарский ветеринарный техникум.

— В Павлодаре, в окрестностях которого располагалось село, где мы жили, не было тогда медицинского вуза, а отправить меня учиться в другой город у моей семьи не было возможности. Ветеринарный техникум был компромиссом. Но я верил, что обязательно сложатся обстоятельства, и я смогу отучиться на настоящего врача, — продолжает мой собеседник.

Как и для всех людей его поколения, момент депортации и годы жизни в изгнании одна из самых безрадостных страниц в судьбе Абдулмажита Албакова. 23 февраля 1944 года запомнился как тягостный и изнурительный день.

— Помню, что шёл мокрый снег. Нам пришлось с тяжёлыми сумками долго идти к грузовикам, на которых нас отвозили на железнодорожную станцию в Слепцовскую. Мне было семь лет. Котомка, которую положила мне мама на плечи, была тяжёлой для меня. Помню, что выбился из сил, но шёл. Идти по раскисшей дороге было трудно. Но выбора не было, нам его не оставили.

В депортации он узнал и голод, и лишения, и горе расставания с близкими.

— Помню, как по весне собирали в поле мёрзлую картошку. Трактор перекапывал землю под закладку нового урожая, а мы, изгнанники, ходили и подбирали плоды прошлогоднего. И как колосья после комбайна осенью собирали, тоже помню. Но, думаю, нашей семье всё же повезло больше, чем другим. Мама искусно вязала. Заказчиц шалей, носков и рукавиц из числа местных русских и казахов, хватало. Они расплачивались за услуги едой. Это спасало.

Когда Абдулмажит подрос, он и сам уже стал для семьи добытчиком. Где-то уже после шестого класса он вышел работать в местный колхоз. Работал прицепщиков на оборотном плуге. Ещё школьником он слыл знатным косарём.

— Я вообще физическую работу люблю. Мама нас приучила быть всегда чем-то занятыми. Сидеть без дела не могу. Когда ничего не делаю, я начинаю скучать, — говорит мой герой.

В 1957 году, одним из первых, Абдулмажит Алаудинович вернулся на родной Кавказ. Семья приехала лишь годом позже. Родину он помнил смутно. Представления о ней он слагал из рассказов старших. И в них она представала землёй обетованной.

— Старики с такой любовью, с таким восторгом описывали Даькъасте, что я просто не смог больше находиться в Казахстане. С огромным трудом уговорив маму отпустить меня, первым же поездом отправился домой. Было мне тогда 20 лет.

Свежий диплом ветврача оказался весьма востребованным в родных Галашках. Он выходит работать в местный колхоз. Это продолжается три года. В возрасте 23 лет мечта стать врачом еще и для людей приводит его на порог Северо-Осетинского государственного мединститута, который он в 1966 году с успехом заканчивает.

Местом практического приложения полученной в вузе богатой медицинской теории вновь оказывается родное село. Он выходит работать врачом-терапевтом в Галашкинскую районную больницу № 2. В 1970 году он переводится в районный центр и возглавляет местное терапевтическое отделение, совмещая эту должность с должностью заместителя главного врача по лечебной части. Спустя семь лет, с тем же набором полномочий и ответственности, он выходит на работу на курорт «Серноводск-Кавказский». Еще через пятнадцать лет он возвращается в Сунженскую ЦРБ, работая сначала в должности заместителя главного врача, а затем и руководителем ЦРБ.

Говоря о самых сложных этапах своей трудовой биографии, Абдулмажит Алаудинович в первую очередь называет период войны в Чечне.

— На территории Сунженского района, за которую я отвечал в вопросе обеспечения населения медицинскими услугами, находилось четыре больших и пять размерами меньше пунктов временного размещения беженцев. В больших проживало по 4-5 тысяч человек, в тех, что меньше, по 1,5-2 тысячи. Это огромная армия людей. Прививки взрослым и детям, выявление больных, их лечение и обеспечение лекарствами, не прекращавшийся долгое время поток раненых и изувеченных.

Сейчас я даже не понимаю, как на всё это хватало сил у моего коллектива. Минимум дважды в день я объезжал все эти ПВР. И вы знаете, самым сложным в этой работе были не физическая усталость или дефицит времени, а боль за судьбу и страдания этих людей. Они бросили всё нажитое, в одной одежде покинули свои дома и находятся на грани отчаяния. Хочешь, не хочешь — это накладывает отпечаток на твоём настроении, на твоём эмоциональном состоянии.

Абдулмажит Алаудинович действительно пропускал боль беженцев через себя, и это побуждало отдавать себя работе всего без остатка. Государство самоотречение, с которым работал тогдашний главврач Сунженской ЦРБ, оценило. По рекомендации Министерства здравоохранения РФ в 2008 году мой собеседник указом главы России был представлен к ордену «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Дважды за свою трудовую биографию он становился обладателем очень авторитетного в профессиональной среде символа признания — значка «Отличник здравоохранения». Одна награда датирована эпохой СССР, вторая — РФ.

— Мир стремительно меняется. Много новшеств и в медицине. Когда в этой профессии было легче работать: сейчас или тогда, когда вы начинали свой путь в профессии? — спросил я у своего героя.

— Даже не знаю, что сказать на этот счет, — ответил он. — Тогда у врачей не было таких сверхточных диагностических аппаратов, которые есть у современных коллег. Медики той эпохи могли полагаться преимущественно лишь на собственные знания и компетенцию. Интернета тогда не было, чтобы кликнуть мышью и обновить подзабытые вузовские темы. Правда, была специальная литература, без неё было никуда. Целая библиотека медицинских книг и журналов была и у меня. Ну, можно ещё было рассчитывать на коллег, имеющих более углублённые познания по тем или иным узким медицинским профилям. Сейчас в помощь врачам огромное число диагностического оборудования, Интернет, возможность проконсультироваться онлайн со светилами врачевания из лучших медцентров страны и т. д. Хотя и тут не без сложностей. Диагнозы осложнились. Много взаимосвязанных заболеваний. Наверное, тому виной экология, стрессы бесконечные. Одним словом, быть врачом и тогда и сейчас было одинаково не просто и всегда сверхответственно.

Недавно в «Фейсбуке» прочитал пост, в котором шла речь о враче-ортопеде, отказавшемся принять ребенка, сославшись на то, что к нему в регистратуре уже выдан дневной лимит направлений. При этом, утверждает мой «френд» по соцсети, у кабинета врача полное безлюдье. Уговорам человек в белом халате не поддался...

— Такое плохо укладывается в голове, — говорит Абдулмажит Алаудинович. — Зачем было выбирать одну из самых гуманных профессий с таким сердцем? Мы учились на других примерах. Такие факты из жизни нашей медицины огорчают, конечно. Когда я работал в Галашкинской больнице, люди просто шли за помощью к врачу. Их не интересовал твой профиль. Им в такие минуты всё это не важно. Они ждут помощи и имеют на это право. Потому и приходилось выступать и в качестве терапевта, и хирурга, и педиатра.

Выбор профессии, сделанный некогда Абдулмажитом Алаудиновичем, заложил основы целой врачебной династии. Её продолжателями уже в третьем поколении стали его внучки. Но сначала — о детях родных. Из них медицину делом жизни выбрали две дочери, Зара и Ханифа. Ханифа живёт в Санкт-Петербурге. Зара возглавляет систему здравоохранения целого города. Она главврач Карабулакской городской больницы. Дочь Зары Абдулмажитовны учится на медицинском факультете Карлова университета в Праге. Дочь третьей дочери, Зареты, не имеющей, правда, к медицине отношения, в прошлом году тоже поступила в мединститут, тоже в Европе.

— Я благодарен Аллаху, позволившему мне связать свою судьбу с медициной. Это благородная и добрая стезя. Также рад тому, что моему примеру пожелало последовать столько людей из числа моих детей и внуков. Честно признаюсь, что мне было бы обидно, если бы никто из детей не связал бы свою жизнь с медициной. Столько, казалось бы, лет отдано этой профессии, но я от неё не устал.

Опыт и знания Абдулмажита Алаудиновича востребованы и по сей день. Свой очередной, почтенный юбилей он встречает на трудовом посту. В Сунженской ЦРБ он заведует кабинетом экспертизы алкогольного и наркотического опьянения. Верный принципу — ни минуты без дела, он умудряется ещё содержать небольшую животноводческую ферму. День начинается и заканчивается с визита к своим бурёнкам. Для всех домочадцев, давно живущих собственными семьями, он поставщик экологически чистой молочной продукции. Абдулмажит Алаудинович держал своё небольшое хозяйство даже во времена, когда возглавлял всю систему здравоохранения крупнейшего района Ингушетии. Любит он животных и возиться по хозяйству. И первое образование тут оказывалось как никогда кстати.

— Вот в последние несколько лет сколько у животноводов проблем было со скотом? Люди терпели убытки. Меня, слава Аллаху, всё это минуло. Пока у меня всё хорошо, — делится он.

Жизнь этого уважаемого старейшины и на склоне лет полна, простите за каламбур, настоящей полнокровной жизни. Она зиждется для моего героя на любви к людям, на любви к своей профессии, на стремлении быть полезным для окружающих.

Подписывайтесь на канал "Ингушетия" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости