Секрет успеха

Впервые за пять лет Ингушетия попала в топ-500 лучших школ России

Подписывайтесь на канал "Ингушетия" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

2
Директор средней школы №3 г. Карабулак Гомкортиева Лидия Башировна

Накануне Дня учителя заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец представила исследование о том, где в России дают самое лучшее школьное образование. В итоге составлен топ-500 лучших школ России в 2017 году — это алфавитный список образовательных учреждений, которые преодолели пороговый балл.

Впервые за пять лет, как проводится данное исследование, в него попала Ингушетия. Заговорить о нашей республике в контексте этой замечательной темы заставил коллектив школы № 3 г. Карабулака. О секрете успеха «Ингушетии» рассказала директор учебного заведения Лидия Гомкортиева.

Когда на имя директора Карабулакской третьей школы пришло из Москвы приглашение принять участие в мультимедийной пресс-конференции, приуроченной ко Дню учителя, с участием федерального министра Васильевой и куратора социального блока в правительстве страны Голодец, у нее даже не было предположений относительно того, зачем и почему именно ее пригласили.

— В телеграмме никаких пояснений не было, люди из департамента образования и науки правительства, связывавшиеся со мной по телефону, тоже пояснений не давали, — делится Лидия Башировна. — Даже когда в офисе «РИА-Новости» вот-вот должна была начаться пресс-конференция, я еще была полна догадок. Помню, как меня и еще нескольких директоров, участвовавших в этом мероприятии еще, отвели в отдельную комнату, чтобы мы пообщались, познакомились. И там коллега с Чукотки готовила небольшую речь. Ее уже предупредили, что учебное заведение, которое она возглавляет, будет отмечено. Я же про себя думаю: «Ну, хорошо, хоть речей придумывать не надо. Ведь если бы планировали как-то отметить, тоже, наверное, предупредили бы». И поэтому-то эта новость, которую я услышала сама впервые от Голодец в прямом эфире стала для меня неожиданным сюрпризом.

Комментируя факт попадания Ингушетии в топ-500, сама Ольга Юрьевна отметила: «Это невероятный результат, потому что мы понимаем: в топе очень много хороших московских, санкт-петербургских, челябинских, екатеринбургских школ. И встать с ними в общий ряд было, конечно, непросто».

— Стоит отметить, с какой радостью говорила Ольга Юрьевна о нашем успехе. И позже в кулуарах она не раз отмечала, что ее радует это достижение республики. В ее словах чувствовалось особое уважительное отношение и к нашему региону и ее руководителю Юнус-Беку Баматгиреевичу, — подчеркнула Лидия Башировна.

Ничего удивительного в том, что в третьей школе не знали о том, что их «заметили», нет. «Проведение рейтинга не предполагало дополнительной нагрузки на образовательные организации. С них не запрашивали дополнительной документации, вся информация черпалась из независимых от школы источников. И это очень важно», — пояснила министр образования и науки РФ Ольга Васильева.

Как же оценивались учебные заведения? Вот главные критерии: итоги экзамена после 9-го класса, результаты региональных и заключительного этапов Всероссийской олимпиады школьников, участие учеников во Всероссийских проверочных работах.

— Как сейчас выясняется, мы и в предыдущие годы, и не единожды, были близки к попаданию в данный рейтинг. Той малости, которой не хватило тогда, было отсутствие своего призера на заключительном этапе Всероссийской олимпиады школьников. Этот недочет в начале этого года устранила Ясмин Чапанова. Хороший результат мы показали по сдаче ОГЭ. Все 107 девятиклассников нашей школы его успешно выдержали. Такая же картина по ЕГЭ.

Также среди критериев отбора значились количество детей в школе и конкурсный отбор. Если такого отбора школа не вела, то она получала дополнительные баллы. Одно дело, если ты берешь сильного ученика после 7-го или 9-го класса после строгого экзамена, и он потом выдает на олимпиаде результат. И совсем другое, когда ты готовишь такого ученика с первого класса.

— Для нас очень важна работа со школьниками начального звена. Здесь собрался коллектив настоящих профессионалов. Заложить основы — это самое главное. Затем даем ребятам небольшую передышку, даем возможность комфортно адаптироваться к переходу в классы среднего звена и вновь увеличиваем к ним требования, когда они переходят в 10-11 классы. Именно так я строю работу, опираясь на многолетний опыт наблюдений, уже в качестве директора учебного заведения, — отмечает Лидия Гомкортиева.

Лидия Башировна из той категории управленцев, о которых смело можно сказать — «руководитель от Бога». Она знает, что в профессиональном сообществе о ней сложилось мнение, как строгом и требовательном директоре. Тем не менее, желание изменить такую оценку не способно заставить ее снизить высокую планку, которую задала она в вопросах, связанных с деятельностью школы, как к самой себе, так и возглавляемому ею коллективу.

— Мой коллектив состоит из людей зрелых и состоявшихся. Они все большие профессионалы. У каждого за плечами большой опыт работы в педагогике. Соответственно, все они имеют собственные воззрения на то, как должна строиться работа в классе, взаимоотношения с детьми, с родителями. Но это ни в коем случае не мешает нам совместно работать, творить. Во-первых, я доверяю их опыту, во-вторых, я вижу в них главное — любовь к детям, к своему труду и учительский талант.

Успех карабулакской третьей школы — повод немного рассказать о профессиональной судьбе человека, чьим упорством и талантом он и был достигнут. Речь о самой Лидии Гомкортиевой. Путь к директорству, как правило, лежит через годы простого учительского труда. Хотя вернее будет сказать непростого — как в плане специфики, так и в плане объема затрачиваемых таким педагогом во благо детей сил и знаний. Что и логично. Зачем выдвигать на руководящий пост человека, который, будучи рядовым специалистом, особо на работе не горел, инициативность не проявлял, больших задач перед собой не ставил.

Все перечисленное коллеги давно отмечали в манере работы учителя ингушского языка и литературы СОШ № 1 г. Карабулак Лидии Гомкортиевой, успевшей к моменту назначения в 2000 году на ответственную должность поработать и в роли завуча по учебно-воспитательной работе, и руководителя методического объединения учителей родного языка первой школы.

Лидия Башировна родилась и выросла в большой и дружной, верной традициям ингушской семье (всего их было 11 человек: отец и мама, пять сестер и четыре брата). Родом же она из Сагопши. Очень «ингушская» история связана с её фамилией. Гомкортиева — это фамилия её матери. Так как до недавнего времени регистрация в загсе у наших людей не была в особой чести, родители Лиды достаточно долго данное положение светской действительности игнорировали. Ну, по крайней мере, до момента появления на свет в их замечательном семействе четвертого ребенка. Первых же трех записали по фамилии мамы — Гомкортиевы. А так была бы Галаева. Возникнет вопрос: но ведь было и замужество? Причем крепкое и счастливое.

— Дети, как и положено, у меня Китиевы. Сама же менять фамилию не стала. Гомкортиева, пусть так и останется, решила я. За эту преданность первой фамилии я в особом почете у ноанхой, — сквозь смех дополняет Лидия Башировна.

— Сравнивая прошлое с нынешним, я понимаю, с каким спокойным и несуетным временем совпала пора моего взросления. Училась хорошо. Успех поступления в вуз связывала исключительно с уровнем своей личной подготовки, качеством усвоенных в школе знаний. Не переживала. Про блат и «папины деньги» тогда мне и думать невдомек было. Да их и не было. Добытчиком был один отец, водитель автобуса. Семья большая. Любовь к слову привила моя любимая Лидия Османовна Арсельгова, наш школьный филолог. С легкостью сдала вступительные экзамены в ЧИГУ на национальное отделение и стала учиться, — говорит она.

На дворе стоял 1974 год. В момент поступления Лидии Гомкортиевой в Чечено-Ингушский государственный университет филфаком здесь заведовала легендарная Фируза Гиреевна Оздоева. Глядя на успехи одного из первых профессоров из числа женщин-ингушек, юная Лидия Башировна с еще большим энтузиазмом погружалась в кладовые родной лингвистики.

Отучившись в вузе два года, Лида решила перевестись на заочную форму обучения. Видя, как нелегко родителям поднимать большую семью, она решила стать им помощницей и устроиться на работу. Естественно, работать пошла в школу. Преподаватели ингушского языка тогда были нарасхват. Тем более, здесь были рады специалисту с такими исключительными рекомендациями от университетских наставников. Однако о своем талантливом питомце не забывали и на филфаке. Всего два месяца успела она поработать в родной школе, когда Лиду вызвали в Грозный, чтобы сделать предложение, от которого, как принято говорить, невозможно, да и не стоило отказываться. Тогда занимавший пост проректора ЧИГУ Магомед Асламбекович Кодзоев предложил Лиде продолжить образование в Москве, да не где-нибудь, а на факультете журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова, в целях подготовки квалифицированных национальных кадров. И по нынешним, и по тогдашним временам — мечта десятков тысяч людей. Может возникнуть вопрос, а почему на отделение журналистики? Забыл сказать, что с первых дней учебы в университете Лида стала одним из наиболее активных авторов издававшейся тогда при ЧИГУ вузовской газеты с символичным названием «За кадры!».

Впрочем, получив на руки диплом специалиста пера «высшей пробы» для страны того периода, поработать в столичных газетах и журналах Лиде не довелось. Замужество. Фактор, плохо согласующийся с амбициями, устремлениями, мечтами ингушской женщины. Дела спутника жизни увлекают Лидию Башировну в далекую Павлодарскую область, в райцентр Щербакты. Диплом выпускницы МГУ пригодился, но не для работы в «Московском комсомольце» или хотя бы родном «Грозненском рабочем» и «Сердало» (такой опыт был, но очень непродолжительный — перед самым замужеством), а в местной «районке», газете со звучным названием «Трибуна».

Работа, сначала корреспондентом сельхозотдела, а потом и его заведующей, научила Лидию Башировну в деталях разбираться в проблемах местного АПК и со страниц «Трибуны» рассказывать читателям, кто и как в районе трудится над их решением. Выезды в отдаленные хозяйства нередко дарили ей очень теплые и запоминающиеся встречи с соплеменниками — потомками спецпереселенцев. Ингуши, конечно же, гордились тем, что их человек занимается такой важной миссией, имеет положение и вес в местной элите.

В 1989 году Лидия Башировна вместе с мужем и четырьмя детьми вернулась на Кавказ. Жить стали в Грозном. О работе в газете или на телевидении не могло быть и речи. Семья, роль супруги и снохи в ингушском доме с ней никак не вязались. Могли направить в командировку на несколько дней в какой-нибудь отдаленный горный аул, могла возникнуть необходимость допоздна задержаться на работе.

«Журналистикой должны заниматься мужчины», — заключает свои размышления на эту тему Лидия Башировна. Не потому что она консервативна. Потому, что привыкла делать любое дело с полной отдачей. И только тогда она спокойна, когда в семье и на работе все гармонично.

В итоге наша героиня пришла к тому, к чему готовила себя, выбирая будущую профессию, покидая стены школы. Её первым местом работы на новом, учительском этапе трудовой биографии стала СОШ № 19 г. Грозного. Она стала учителем по обществознанию. Чуть погодя, оценив хорошие организаторские способности нового сотрудника, директор учебного заведения Сергей Алексеевич Евсюков назначил Лидию Башировну своим заместителем по учебно-воспитательной работе.

Когда появились предпосылки будущей войны, и в Грозном стало небезопасно, семья Лидии Башировны переехала жить в Карабулак. В поисках работы обратилась в карабулакскую первую школу. В то время там директором работал Бятырхан Часыгов, сам в прошлом учитель ингушского языка и литературы. Школа нуждалась в специалисте по родному языку, но и брать абы кого Бятырхан Ахмедович на это место не хотел. Тем более, как уже было сказано, являясь ингушским словесником, он очень хотел данное направление учебной работы школы по возможности укрепить, но никак не ослабить. Старейшина лично устроил кандидату небольшой экзамен. Потом он эту миссию всецело доверил самой Лидии Башировне. Чуть позже она возглавила методобъединение учителей ингушского языка школы и города.

В год Миллениума Лидию Башировну назначили директором первой школы г. Карабулака. Приступив к обязанностям руководителя учебного заведения, она постаралась в корне изменить рабочую атмосферу в доверенном ей коллективе, которому, как ей казалось, не хватало элементарной трудовой дисциплины и запроса к коллегам на самоотдачу и инициативность.

— Самое сложное в работе — это менять мышление людей. Большинство работников хотят работать так, чтобы было удобно им. Подчиненным же нужно объяснить: работать нужно так, чтобы было удобно и хорошо общему делу. В нашей системе под этим я понимаю успех учащихся школы, просветительского дела. Именно этим целям должна быть подчинена воля педагога. Конечно же, лишь в той мере, какую требуют от них трудовой кодекс, устав учебного заведения, их функциональные обязанности, — размышляет Лидия Башировна.

В немалой степени успеху в задуманном способствовало и то, что в 2008 году школа перешла с тысячью учащихся и большинством педагогов в более комфортное здание. Теперь она возглавила СОШ № 3 г. Карабулака.

Откликом на заданные новым руководителем «новые старые» запросы стало зарождение в учебном заведении мощного интеллектуального движения (первые в республике школьные «Брейн-ринги», игры «Что? Где? Когда?»). Неоднократно команда республики становилась призером Всероссийской игры «Брейн-ринг», проходящей в Переславле-Залесском. Примечательно же то, что костяк региональной сборной составляют учащиеся именно школы № 3 г. Карабулака.

В 2009 году коллективу Лидии Башировны в качестве эксперимента было поручено разработать методику внедрения в учебную систему региона новых образовательных стандартов медведевского проекта «Наша новая школа».

— Идти нехожеными тропами всегда тяжело и даже опасно. Неудача занижает самооценку, утрачивается кураж, настрой на новые свершения. Но мы справились, — говорит моя собеседница.

Именно наработки педагогов этой школы легли затем в основу организации учебного процесса, соответствующего заданным в Москве ориентирам уже по всему региону. О системе работы, о преемственности, об огромной работе по повышению качества ЗУН, также и воспитательной работы в данной школе говорят их многочисленные достижения в различных конкурсах, спортивных состязаниях.

— Успех проекта под названием «СОШ № 3 г. Карабулак» — это целиком и полностью заслуга моего коллектива, — утверждает Лидия Башировна.

К своим заслугам она относит лишь умение грамотно расставить кадры и понимание того, где, какой специалист принесет общему делу наибольшую пользу, у кого особый управленческий и педагогический дар.

Никто из детей моей героини, а это все девочки, не пошел, в вопросе выбора будущей профессии, по стопам талантливой и успешной мамы. Получилось, что педагог Лидия Башировна воспитала двух врачей и двух социологов. Имя врача-онколога Зареты Китиевой хорошо известно в Ингушетии. Это старшая из дочерей Лидии Башировны.

— Трудно сказать, почему ни одна из них не выбрала учительство. Начнем с того, что очень трудно было противостоять культу врача, который господствует у моих маьр-ц1ей Китиевых, — с улыбкой говорит моя героиня, — с другой стороны, зачем навязывать ребенку свои стереотипы. Пусть выбирает сам. Выберет по душе и работать будет с душой. И мне кажется, что мой подход вполне себя оправдал. Что же касается того, какая профессия важнее, ответственнее, то ведь работа спустя рукава и в образовании также недопустима, как и в медицине. Возможно, результат учительской ошибки может оказаться не таким очевидно фатальным, как в случае с врачебной, но разве упущения в знаниях, воспитании, толерантности ребенка не страшная травма для него самого, для общества в целом.

Подписывайтесь на канал "Ингушетия" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 2

ИНТЕРЕСНО СКОЛЬКО ГОМКАРТИЕВА ЗАПЛАТИЛА ЗА ЭТО ???????

ЭТА ГОМКАРТИЕВА БЕЗ ДЕНЕГ НЕ БЕРЕТ НИКОГО В ЭТУ ШКОЛУ

Новости