В защиту врачей

Травля врачей в социальных сетях стала общей для России тенденцией

0

Время от времени эта тема подогревается публичными разбирательствами в СМИ врачебных ошибок. Есть мнение, что на темы медицинских разбирательств имеется спрос у крупных адвокатских компаний, зарабатывающих на этом большие деньги. Но это всего лишь одна из причин и, так сказать, коммерческая составляющая проблемы.

Основная причина, все же в той негласной конфронтации, сложившейся между врачом и пациентом за последние два десятка лет. Основана она на взаимном недоверии. А в медицине, где союз врача и пациента является обязательным условием эффективного лечения, отсутствие такого важного фактора, как доверие, является серьезной угрозой для обеих сторон.

Но есть в союзе врача и пациента еще более важный аспект — это ответственность сторон. Если ответственность врача закреплена в Кодексе врачебной этики, то поведение пациента во время лечения нигде не прописано. Распорядок дня в стационарах не в счет, это всего лишь режимный документ. Я о той ответственности, которую должны брать на себя люди за собственное здоровье.

У нас, как правило, заболевшие люди, которые обращаются к врачу за помощью, пытаются полностью переложить всю ответственность за свое здоровье на врача. Начнем с того, что большинство из нас легкомысленно игнорирует первые настойчивые звоночки нашего организма о том, что с ним не все хорошо. Не говоря уже о том, что нами не соблюдаются такие профилактические меры, как ежегодное полное обследование. Таким путем люди приобретают целый букет хронических заболеваний. В стадии обострения мы уже вынуждены бежать с этими болячками к врачам, либо нас туда увозит «скорая».

Первым делом, врачи купируют приступ болезни, снимают симптомы, потом начинается основное лечение. Но очень часто уже при незначительном улучшении пациент сбегает домой, пообещав врачу, что дома долечится. Если пожилые люди еще как-то заботятся о своем здоровье, понимая, что в их возрасте риски значительно выше, то молодежь вообще беспечно относится к состоянию своего организма.

Недавно мне рассказывали о 37-летнем парне, который около месяца ходил с повышенным артериальным давлением 200 на 120 и ни разу не обратился к врачам. В итоге — инсульт и смерть.

Некоторые даже бравируют тем, что у него «все болит», а он «не ходит по врачам». Такое искушение судьбы очень плохо заканчивается. При этом оправдывают собственный пофигизм тем, что «эти врачи все равно ничего не знают». Вот эта общая установка, что «врачи ничего не знают», совсем не благоприятствует тому, чтобы между врачом и пациентом установилось доверие.

Врачи тоже живые люди, и это клише совсем не мотивирует их на то, чтобы с любовью делать свою работу. А зачем, если к нему приходит пациент, заранее уверенный, что врач ему не союзник и он вынашивает коварный план угробить остатки его здоровья? Все действия врача будут подвергаться критике и сомнениям, часто необоснованным. А еще этот больной будет самостоятельно корректировать курс лечения и решать, что ему врач «правильно» прописал, а что «лишнее». Исходя из логики «потому что мой сосед, у которого также болело сердце, эти лекарства пил, а эти не пил и он выздоровел». О том, что болезни сердца бывают разными и лечение также отличается, он либо не знает, либо не хочет знать.

Действительно хороших и добросовестных врачей подобное отношение выбивает из колеи.

О своем мнении по этому поводу хорошо сказал молодой и известный нейрохирург Алик Костоев на своей странице в Фейсбуке. «Мне обидно, когда ругают врачей. Даже если есть за что. Оттого, что сам мало что могу изменить в системе, несмотря на все усилия. Я знаю десятки прекрасных докторов, которые продолжают работать вопреки вызовам жизни, когда всех гребут под одну гребенку, когда обижают все кругом. Но я не буду терпеть систематические нападки людей, которые пиарятся на одной из самых злободневных тем, которые набирают на этом очки и купаются в собственной желчи. Не уверен, что знаю, зачем им это. Возможно, вымещают какие-то свои комплексы и обиды. Надеюсь, вы поймете мою мысль. Я не очень люблю критику, согласен. Но балдеть от этой мозоли тоже не есть правильно. Спасибо за понимание», — написал он.

Еще один «крик души» отчаявшегося доктора я также нашла на просторах Интернета. Открытое письмо бывшего врача-хирурга из Якутии А. Слепцова наиболее полно отразило проблему отношения общества и государства к врачам. Его я хочу привести здесь полностью.

«Я не могу больше полноценно работать в тех условиях, в которые поставлены мои коллеги. Я не могу содержать своих детей на те деньги, что платит мне наше государство. А вымогать «благодарность» с пациента мне воспитание не позволяет.

Я не могу улыбаться в ответ на хамство пьяного быдла. Я не могу пропускать мимо ушей фразы «доктор, вы должны», «вы обязаны», «а если нет, то я жалобу напишу». Я устал от беззащитности, от ситуации, когда любой ханыга может накатать на меня «телегу», от которой мне придется отписываться, тратя драгоценное время.

Я устал приходить на работу к семи утра и уходить «как закончу», а иначе я не успею справиться с бумажными делами. Я не могу вместо лечения пациентов постоянно думать о «наполненности МЭСа», о «правильном оформлении медицинской документации», о «назначайте меньше анализов и обследований», о «в прошлом месяце отделение отработало в убыток минус восемь миллионов», о «главное — правильно заполнить историю болезни», о «назначайте меньше дорогих лекарств».

Я не могу больше так!

Я хотел быть врачом. Я хотел лечить людей, получая за это достойную зарплату. Не получилось. Страховая медицина и оптимизация превратили меня из хирурга в писаря с навыками бухгалтера. В писарчука, трясущегося над каждой запятой в истории и над каждым назначенным анализом. Никого не интересует, как я лечу людей. Всех интересует, как я оформляю историю болезни, чтобы страховая... Нет, не так! Чтобы СТРАХОВАЯ не наложила штраф за некачественно написанный дневник. Пациентов тоже не волнует уровень моего мастерства. Их волнует моя улыбка, цвет судна и каша в тарелке. А еще — «чтобы поменьше химии» и обязательно «прокапаться». Мое основное орудие труда не скальпель и, уж конечно, не голова. Мой инструмент — ручка. Интерны, приходящие после института, поначалу этому не верят. Осознание того, в какое болото они встряли, появляется недели через три-четыре. Но пути назад уже нет...

Все... Я — писарчук! Я работаю с документами. Я готов получать за это зарплату, но тогда я не могу называться врачом. Девиз врача — «Светя другим, сгораю сам». Я — врач, я должен исцелять. Но в реалиях современной жизни я предоставляю населению услугу медицинского характера. Я не хочу сгореть впустую, понимая, что мой труд никому не нужен, и профессия моя перекочевала из области искусства в сферу обслуживания.

Дорогие люди, человеки, пациенты! Я устал. Я ухожу...»

И вот я думаю... Если мы, потенциальные пациенты больниц и поликлиник, все подряд, не пытаясь вникнуть в проблемы врача, станем пинать их, выплескивая на них все наши эмоции, хватит ли у них сил и желания делать свою работу только из любви к профессии? Думаю, что нет, потому что человеческий фактор еще никто не отменял. Поэтому не надо нам рубить сук, на котором мы сидим.

Я не отрицаю, что случаются врачебные ошибки, и с халатностью и хамским отношением медработников тоже приходится сталкиваться. Но для разбирательства подобных случаев есть Росздравнадзор, Минздрав, прокуратура и другие правоохранительные органы, которые и должны рассматривать все конфликтные случаи между медработниками и пациентами.

По статистике, одна из наиболее серьезных и часто встречающихся причин конфликта между врачами и пациентами является недостаточная оплата труда врача. Среди других причин называют взаимную грубость, некачественное лечение, завышенные требования пациента, самонадеянность доктора.

Но если говорить о более заинтересованной в этом сотрудничестве стороне, то это мы — потенциальные клиенты врача. Если взаимоотношения между врачом и пациентом и дальше будут развиваться в подобном негативном контексте, я думаю, мы придем к тому, что врачи начнут настаивать на заключении юридического договора с клиентами, где четко будет прописана ответственность каждой стороны. Перед оперативным вмешательством такое соглашение сторон заключается. Но скоро, может, и по любой ситуации, требующей врачебного вмешательства, врач будет настаивать на заключении договора, чтобы обезопасить себя от необоснованных претензий.

Одну из своих подруг я попросила поделиться личным опытом общения с врачами. И вот что она мне рассказала:

«Если говорить о моем личном опыте общения с врачами, то он исключительно положительный. По больницам ходить я начала, когда у меня появились собственные дети. Роддом, стационары детской хирургии, инфекционного отделения, детской травматологии, поликлиники — через все это нам пришлось пройти, пока они не подросли и не окрепли. Мы всегда получали эффективное лечение и хорошее отношение без какой-либо протекции или взяток врачам. Не могу списать это только на везение. Если пациент ведет себя адекватно, то и ответная реакция врачей бывает такой же. Наблюдала там много мамаш, которые ленились даже подойти к врачу и задать ему какие-то вопросы, касающиеся лечения или состояния ребенка. Им легче было лежать на кровати и жаловаться домашним, что к ним нет никакого внимания от врачей.

Для наглядности приведу пример в отделении детской хирургии. Туда я попала со своим ребенком для плановой операции по устранению паховой грыжи. В тот же день к нам в палату привели женщину с годовалым мальчиком, которого экстренно прооперировали из-за ущемленной паховой грыжи. Операция прошла удачно, ребенок легко отошел от наркоза. Каждое утро в палату заходил врач и спрашивал у мамаш о состоянии детей за ночь, не было ли температуры, есть ли какие-то жалобы. Вопросов ни у кого из нас не возникало, выздоровление шло быстро и без осложнений. В полдень детей водили на перевязку, раны всегда были чистыми и сухими, с аккуратным косметическим швом.

Но на вопрос домашних, как за ними смотрят врачи и есть ли у них проблемы, моя соседка по палате мужу говорила: «Врач за весь день только утром на обходе к нам заходит, ребенка вообще не осматривает, мы тут просто лежим. Может, надо денег им дать?»

Когда женщина закончила общаться с мужем, говорю ей: «Зачем ты его сейчас накрутила и еще пытаешься заставить предложить врачу взятку? У наших детей все идет хорошо. Если у тебя есть какие-то жалобы или вопросы, ты всегда можешь подойти к врачу и пообщаться с ним. У них ежедневно 4-5 плановых операций, не говоря уже об экстренных. И есть еще тяжелые больные. У врачей физически нет времени постоянно находиться возле нас и демонстрировать нам свое неравнодушие. Они отлично сделали свою работу». И после этих слов она со мной согласилась, но добавила, что хочет «на всякий случай подстраховаться», — закончила она свой рассказ.

По мнению экспертов, причина подобного отношения к врачам кроется также и в низкой правовой культуре пациентов и нередко самих врачей. И это проблема, которую нужно решать самым серьезным образом.

Такое же принципиальное значение для качества медицинской помощи имеет характер отношения врача к пациенту. По мнению специалистов, это одна из самых сложных позиций в профессии, которая часто подвергается девальвации самой практикой общения с пациентами.

Проведенный между студентами и врачами анонимный опрос выявил, кем же, прежде всего, является для современного врача пациент?

По результатам этого опроса, абсолютное большинство респондентов — 93%, воспринимают пациента в первую очередь как страдающего человека, нуждающегося в помощи врача. Для 71% опрошенных пациент — это, прежде всего, индивидуальность, уникум. Опрос также показал, что врачу для эффективной работы важно отношение к нему пациента и прежде всего по главному параметру — по доверию пациента к врачу. Для 61% опрошенных врачей оно необходимо!

Добавить комментарий

Новости