Имена из прошлого

Шукри Дахкильгов — борец за бесспорные истины

1
Шукри Дахкильгов (сидит в центре)

Как говорит история, в XVIII-XIX веках началось искусственное переселение ингушей по тем территориям, где люди могли адаптироваться и жить. К сожалению, судьба многих ингушских фамилий окончилась в эти времена печально: голод, плохое обращение коренного населения с переселенцами и сильное угнетение отрицательно повлияли на них не только физически, но и морально.

Таким образом, духовный геноцид народа приводил к необразованности, остро встающему национальному вопросу, потере наследия. Зачем это нужно было государству? А затем, что имперская власть опасалась восстания импульсивного ингушского народа, живущего в горной местности.

Именно об этом писал известный ингушский краевед Шукри Дахкильгов, который, кроме писательской деятельности, всю свою сознательную жизнь активно занимался общественной работой.

Шукри Эльбертович также известен нам сегодня как талантливый управленец, ученый, журналист и педагог. И в какой бы области он ни трудился, Шукри не любил останавливаться на уже известных сведениях, а старался добраться до самой сути исследуемого вопроса.

Говоря о краеведческой деятельности ученого, необходимо отметить, что ареал расселения галгаев в позапрошлом веке, происхождение ингушских тейпов и фамилий, а также интересные страницы истории Ингушетии и братство некоторых общин — это далеко не все, что привлекало внимание Шукри Дахкильгова.

Он годами собирал информацию о своих соотечественниках, обращал внимание на малоизвестные аспекты истории. Именно он рассказал о человеке, первым покорившем вершину Кавказа, в своей книге «Из истории альпинизма». Кроме этого, известными и весьма популярными среди историков России считаются и другие издания Ш. Дахкильгова: «Происхождение ингушских фамилий», «В защиту бесспорных истин», «Слово о родном крае» и так далее.

Родился Шукри Дахкильгов 12 декабря 1915 года в семье торговца зерном. Первые два класса образования он получил в Назрани, а в 1925 году был переведен в третий класс средней школы № 12 Владикавказа. В 1936 году окончил Владикавказский политехнический техникум путей сообщения и начал свой трудовой путь с работы инженера в управлении Орджоникидзевской железной дороги. В годы Великой Отечественной войны вплоть до депортации ингушского народа 1944 года служил в железнодорожных войсках.

В числе первых вернулся из ссылки в свой родной город Владикавказ, где проживал до выселения, но, несмотря на все усердия, не смог прописаться у себя дома, и в 1957 году вынужден был переехать и обустраиваться в г. Грозном.

Вспоминая это время, Шукри Эльбертович говорил: «Для меня самым дорогим местом всегда останется город Орджоникидзе, где прошли лучшие годы моей жизни. Живя в Грозном, я в любое свободное время стараюсь вырваться сюда, побродить по знакомым местам и навестить своего друга Идриса». Позднее о своей неудачной попытке вернуться домой в любимый город он поведал в недописанной статье «Да разве об этом расскажешь!..».

Шукри Дахкильгов по возвращении из депортации работал на различных должностях, которые были связаны с хозяйственно-технической деятельностью. И, как свидетельствуют очевидцы, на всех участках, как в мирные, так и в военные годы, он был исключительно добросовестным, принципиальным, ответственным и компетентным руководителем. Об этом говорит и орден «Знак Почета», полученный Шукри Эльбертовичем в 1971 году, медаль «За доблестный труд» и другие почетные награды.

Будучи человеком разносторонним, Ш. Дахкильгов обладал определенной гражданской позицией, имел собственное видение проблем и в своих многочисленных журналистских публикациях в республиканских и центральных периодических изданиях освещал события, происходившие в стране в так называемые «годы перемен».

Его статьи и заметки, написанные «острым» пером, часто вызывали бурю эмоций и неоднозначные толкования в кулуарах власти того времени, но Шукри Эльбертович не изменял своим принципам. Являясь членом Союза журналистов СССР, его, кроме политики, интересовали топонимия и альпинизм, ономастика и этнография, а также вопросы основания городов Ингушетии и русско-ингушские связи XIX века. И обо всех этих и других сторонах общественной или социальной жизни он высказывался оригинальными статьями, книгами и научными трудами.

Соглашаясь с мнением Д. С. Лихачева, который отмечал, что любовь к родному краю в сочетании со знанием его истории являются той основой, «на которой только и может осуществляться рост духовной культуры человека и всего общества», стоит отметить, что деятельность Шукри Дахкильгова является полным подтверждением этих слов.

А профессор В. Б. Виноградов в свое время так отозвался о нашем земляке: «Шукри Дахкильгов — краевед со стажем и очевидными достижениями. Достаточно вспомнить о его интересных и содержательных статьях в прессе, научных сборниках Чечено-Ингушского института истории, социологии и филологии. Причем этот ингушский исследователь ни в чем не изменил основным сложившимся взглядам и построениям, не уступил «давлению авторитетов» или лукавому нашептыванию конъюнктуры».

Многие соратники Ш. Дахкильгова отмечали, что его научные труды, несмотря на спорность некоторых суждений, отличаются наличием доказательной базы, легкостью изложения, но самое важное — новизной разрабатываемой темы.

Несмотря на то, что в основном в научной среде Ш. Дахкильгова позиционируют как «опытного краеведа», уже давно достигнувшего «зрелости исследовательского уровня», надо отдать должное этому человеку как исследователю. Именно его исследовательские разработки по теме ингушской ономастики и истории ингушского альпинизма были первыми шагами в этой научной области.

Шукри Дахкильгов стал в некотором смысле «первооткрывателем» ономастики ингушских фамилий. Искренне увлеченный историей ингушского народа, Дахкильгов основательно подошел к разработке научной темы «Происхождение ингушских фамилий», которая вылилась в одноименную книгу, вышедшую в 1991 году. Этот труд, несомненно, остается актуальным и по настоящее время.

Принципиальность авторской позиции проявляется и тем обстоятельством, что Шукри Дахкильгов приводит в своей работе без ретуширования этнографические свидетельства о происхождении некоторых ингушских фамилий, порой неблаговидного характера. Конечно, не со всеми авторскими подходами, не со всеми трактовками событий можно согласиться на современном уровне научной разработки, однако тем и привлекательна наука, что позволяет представить свою логично аргументированную и научно обоснованную точку зрения.

Основное внимание Шукри Эльбертович уделял малоизученным или спорным вопросам из истории ингушского народа, истории края. Написанию той или иной, даже незначительной работы предшествовало долгое и скрупулезное изучение темы: прочитывались десятки книг и публикаций, запрашивались архивы, опрашивались свидетели, а полученные данные по нескольку раз перепроверялись и сопоставлялись.

Шукри Эльбертович, как отмечали его современники, был всегда открыт для дискуссии. Он щедро делился со всеми своими находками, архивными разысканиями и всем тем, что вызывало у него здоровый исследовательский интерес.

Во всем, к чему прикасался Шукри Эльбертович, присутствовали исключительная добросовестность, логика мышления, подлинный интернационализм, боль за судьбу народа, действенный патриотизм.

В числе краеведческих работ следует назвать книгу Ш. Дахкильгова «Слово о родном крае», вышедшую в Грозном в 1989 году. В ее содержание вошли публикации автора, посвященные деятельности научной экспедиции Северного Кавказа и Закавказья под руководством И. А. Гюльденштедта (1770-1774 гг.) и русско-ингушских отношений конца XVIII века, а также хронологические заметки о Назрановской крепости и происхождении топонимов «Джейрах» и «Казбек».

Кроме этого, в этом историческом издании можно найти не менее интересные заметки о деятельности декабристов на Северном Кавказе, а также очерки о жизни и борьбе за свободу общественного деятеля и революционера Адиль-Гирея Долгиева, героя гражданской войны Хакяша Дахкильгова и других отважных сынов и дочерей ингушского народа.

Сам автор этих трудов говорил, что краеведение воспитывает уважение к истокам нашим и исконным занятиям предков, родной земле, ее природным особенностям и преданиям и, кроме всего прочего, развивает дальнейший интерес к более глубокому изучению. Поэтому главной целью своих трудов Шукри считал их принадлежность народу.

В переписке со своим верным другом и соратником Идрисом Базоркиным Шукри неоднократно говорит о своей «щепетильности, принципиальности и доверчивости», которые не давали ему возможность хорошо устроить свою жизнь. А в одном из своих последних писем Идрису он пишет: «Даже, если мои материалы кто-нибудь использует в своих корыстных целях, я убежден, что все достанется народу, а это главное».

В 2005 году по решению ученого совета Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук был издан сборник научных и публицистических работ, а также эпистолярное наследие Ш. Дахкильгова под названием «Страницы истории Ингушетии».

Как пишет составитель сборника Якуб Патиев, «журналист, ученый, исследователь, подвижник, общественный деятель Шукри Дахкильгов — вот далеко не полный перечень сфер его неутомимой деятельности... его интересовало все, что так или иначе имеет отношение к истории и судьбе ингушского народа, к его прошлому, настоящему или будущему».

С позиций сегодняшнего дня можно сказать, что меркантильность и мещанство общества советского времени в сочетании с цензурой создавали в творческом человеке ощущение одиночества и непонимания. Однако сегодня его мысли и идеи, как никогда раньше, находят отклик в широких кругах читающей и думающей общественности.

Шукри Эльбертович тяжело перенес трагические события осени 1992 года и последовавшую за ними смерть Идриса Базоркина и других патриотов республики. Естественно, это не могло не сказаться на его здоровье. В 1995 году Шукри Дахкильгова не стало. Неизвестно, сколько он мог еще принести пользы своему народу, но одно ясно без всяких сомнений: Шукри Эльбертович Дахкильгов своей жизнью вписал в историю родного края яркие и незабываемые страницы.

Называя свои жизненные принципы «современным донкихотством», Ш. Дахкильгов до конца своей жизни не изменял им. «Все это теперь не в моде и выглядит как современное «донкихотство». Никому не нужное и никем не исповедуемое, — писал Ш. Дахкильгов. — Таких дураков, как я, теперь, наверняка, и в музеях не найти. И все же если бы мне пришлось начинать жизнь снова — повторил бы все без изменения. Стоит ли тогда жалеть о чем-нибудь? Конечно, нет!..»

Комментарии 1

Очень рада тому, что была знакома с Шукри Дахкильговым, он был частым гостем в нашем доме, любил беседовать с Ахметом Орцхоевичем, осталось много впечатлений о нём. Очень благородный и воспитанный человек. Думаю, что обязательно посвящу ему статью и воспоминания о нём.

Новости