Работа стюардессы — вызов устоям или полезная модернизация?

Первая ингушская бортпроводница о преимуществах и подводных камнях «лётной» профессии

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

1
Работа стюардессы — вызов устоям или полезная модернизация?

В ингушском обществе спорадически проявляют себя в различных сферах современные веяния. Эти вызовы модернизации наталкивают на ожидание того, что в ресторанах поварами могут заработать ингушские мужчины, а ингушки заделаются балеринами. Правда, отношение к подобным новшествам, чуждым национальным традициям и менталитету, у людей возникает самое различное.

Еще в недалеком прошлом словосочетание «ингушка-стюардесса» звучало бы как нечто из ряда вон выходящее, но вот новоиспечённая бортпроводница Замира Терлоева, тем не менее, не считает выбранную профессию экстравагантной. В свои девятнадцать лет первая ингушка-стюардесса уже успела полтора года проработать проводницей на поезде «Ингушетия» (Назрань-Москва) и получить четвертый разряд проводника. Работу в авиакомпании она не намерена менять, и вынашивает план карьерного роста.

— Планирую в будущем пройти трехлетнее обучение на второго пилота. После звания второго пилота можно даже и командиром борта стать, — говорит Замира.

В конце прошлого месяца она, в числе восьми жителей Ингушетии — выпускников центра подготовки персонала авиакомпании UTair, получила свидетельство бортпроводницы. Правила внутреннего распорядка бортпроводников Замира смело называет более строгими, чем правила поведения, диктуемые ингушскими традициями и обычаями. И девушка даже находит что-то общее между этикетом ингушей и принятым в авиакомпаниях порядком поведения.

— У ингушей, например, не принято поворачиваться к рядом стоящим людям спиной, а встречать их лицом, и так же принято на борту самолетов. У нас строгий этикет общения на борту. Для пассажиров существует определенная зона отчуждения — они не имеют права нарушать дистанцию, хамить или оскорблять нас. В некоторых случаях чрезмерности могут довести их и до судебного дела. Моя семья и близкое окружение к новой работе отнеслись положительно, — подмечает Замира.

Теперь она готовится не только предлагать продукцию скайшопа, но и в непредвиденных случаях оказать медицинскую помощь, произвести спасательно-аварийные действия. Всё это девушка умеет делать не только в воздухе, но и наплаву — в центре подготовки Замиру обучили плавать и расправлять спасательный плот.

Девушка не согласна с тем, что своим выбором привносит что-то новое в традиционный образ ингушки, но не все с этим согласны. Новость о том, что в UTair будут работать две жительницы республики, вызвала в ингушском интернет-сегменте бурные отклики, и часто отрицательные. Сама Замира признаётся, что получила не одно сообщение с критикой в свой адрес. Если девушка и не видит ничего зазорного в выбранной профессии, то жители Ингушетии посмотрели на это по-разному. Так, на ингушских сайтах и в популярных интернет-пабликах известие получило как одобрение, так и полное неприятие.

«Поздравляю этих молодых людей, пусть им поможет Всевышний. Раз из ста претендентов только восемь человек прошли испытания — значит, они славно потрудились, выложились на все сто, чтобы доказать своё превосходство. Люди в этой сфере нам нужны. Во всех сферах нам нужны люди... Меня вообще раздражают стереотипы, которые действуют у нас в республике, например, если мужчина готовит — то это «позор» и т. д. Глупые стереотипы, скажу я вам. Наверняка многие наши парни похоронили в себе талантливых поваров из-за этих стереотипов», — пишет пользователь под ником Ocean Drive.

«Да ладно, нормальная профессия, это лучше, чем вообще не работать. Все же не могут открыть свои дела или быть преподавателями, врачами, юристами и прочее... Лично я буду уважать любого человека, который трудится, пусть хоть дворником. Главное — человеком быть достойным, а работа есть работа», — пишет пользователь Milagros Nature.

«Сегодня они чай с лимоном подают, а завтра вы им дверцу авто открываете. Никогда не говори «никогда», — считает пользователь Defo Om.

Пользователи с подобным отношением к обсуждаемой теме нашли и своих оппонентов.

«Не хочу судить, так как профессия уже выбрана. Я думаю, что было бы лучше для республики выбрать профессию летчика, пилота, механика. Думаю, у нас не такое время, чтобы ингушский парень стремился стать стюардом, швейцаром или официантом. У каждой нации свой менталитет. В каких-то народах не зазорно мужчинам продавать женские б... ы (прошу прощения), в других — работать официантом, у нас свой характер и свои ценности. Я думаю, что нам идут такие профессии, которые связаны с оружием. Но все профессии важны, как говорится.

Другое дело девушки. Абсолютно недопустимо! Работа стюардессой — это противоречит исламскому (в том числе ингушскому) идеалу женщины, где она хранит очаг и воспитывает детей», — пишет пользователь под ником Габерт Нясарин.

«Человек, имеющий хотя бы самую малость мужского достоинства, не отпустит свою женщину на подобного рода работу», — написал пользователь под ником «Мимо шел зашел».

Пользователь Ахмед Евлоев видит и другую сторону вопроса: «Мне кажется, они там недолго поработают... Убираться за кем-то они точно не будут. Будут из-за этого тёрки».

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 1

Это не модернизация и деградация, и зачем этому способствовать не понятно.

Новости