Как ингуши вплетали жизнь в ковер

Историк раскрывает жизнь предков на орнаментах

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

5

После того, как молодой историк Танзила Дзаурова выяснила, что истинги — это не просто старинные ковры, а сакральная для ингушей вещь, ее ожидало одно открытие за другим. С тех пор ковровые орнаменты раскрывают для нее потаенный мир жизни и мировоззрения предков.

Разгадкой ценной информации неожиданно стала находка на блошином рынке. Танзила Дзаурова вот уже четыре года не может ей нарадоваться.

Ключ к разгадке

— Вот такая там обложка из толстой буйволиной кожи, датированная 1924 годом, и на ней написано латинскими буквами на ингушском языке «Ингушские орнаменты». Застежки на альбоме медные, ручной работы, — так Танзила начинает рассказывать об альбоме орнаментов ингушских ковров. — Вот мы видим набросок пейзажа автора Гази-Магомеда Даурбекова. Видно, что он зарисовывал это в горах. Везде виден один почерк. Здесь написано: «Собранные из ингушских сел виды орнаментов». Зарисовки были сделаны в 1921-1924 годах. Мне удалось выяснить, что в эти годы Гази-Магомед Даурбеков работал в составе экспедиции под началом этнографа Ивана Щеблыкина. Здесь изображен и ковер, который описал сам Щеблыкин, а Гази-Магомед Даурбеков его зарисовал в черно-белом варианте. Этот ковер сегодня находится в Мемориальном комплексе памяти жертв политических репрессий, немного, правда, отличается по цвету от оригинала в альбоме, но, видимо, сказалось время, и он выцвел.

А вот этот ковер я нашла у семьи Даурбековых, Даурбеков зарисовывал его в Насыр-Корте.

Примечательно, что эскизы подклеены газетными страницами «Сердало», которая в то время выходила на латинице. Сам Даурбеков также сделал записи на латинице. Он находил древние истинги и срисовывал с них орнаменты. То, что отображено в альбоме — это только часть его работы.

Историк уверяет, что еще ни один источник не содержал столько уникальных сведений об ингушских орнаментах, сколько включает в себя найденный альбом.

— А всё началось с того, что любитель старины Гирихан Ахильгов на блошином рынке в Москве как-то наткнулся на страницы с орнаментами ковров, напомнивших ему ингушские истинги. Их поштучно за копейки продавала русская бабушка. Видимо, решила, что по отдельности лучше будут раскупать, чем альбом целиком. Гирихан Ахильгов рассказывает, что начал интересоваться у нее тем, как к ней попал альбом.

Выяснилось, что эта бабушка жила в Акмолинском районе Казахстана вместе с депортированными ингушами. Может быть, альбом ей обменяли ингуши на какой-то кусок хлеба, оказавшись на грани голодной смерти. Он рассказывает, что начал всё просто хватать и загребать. И при этом настолько эмоционально, что никак не мог скрыть безграничной радости. Бабушка рассказала, что у нее есть и другие страницы из альбома, и обещала продать и их. Он ей и звонил, и ожидал на том же месте не раз, но бабушка так и не появилась. Гирихан считает, что она испугалась его излишней эмоциональности. Таким образом, до нас дошли 63 страницы из альбома краеведа Гази-Магомеда Даурбекова. В альбоме собраны эскизы орнаментов истингов, которые он зарисовывал сам, и пояснения к ним, записанные им со слов мастериц.

Когда я взялась за изучение орнаментов, то поняла, что по ним материала у нас практически нет. Меня иногда охватывало отчаяние, ведь хотелось раскрыть их суть, а орнаменты — это совсем не изученная, не раскрытая тема, по которой практически ничего не написано. Есть только крупицы, как например, зарисовка Щеблыкина или редкое описание других исследователей. Здесь сказалось и то, что практически вся наша материальная культура оказалась разворованной, недоступной для изучения. Но я решила всё равно собирать то, что есть. И когда появился этот альбом, то это был очень мощный скачок, это практически ключ к разгадке многих орнаментов, символов. Ничего подобного не находили не только у нас, но и ни у одного народа Северного Кавказа.

История в узорах

Альбом, по словам Танзилы Дзауровой, содержит уникальные этнографические сведения. Расшифровку многих орнаментов привел сам Гази-Магомед Даурбеков, другие орнаменты Танзила до сих пор разгадывает сама.

— В альбоме много полузабытых ингушских слов. Слово «г1арчо» — «орнамент» уже не употребляется среди нас, сегодня про орнамент скорее скажут «сурт», но это будет не совсем точно, так как сурт — это изображение, а орнамент на ингушском — г1арчо.

Вместо того, чтобы рисовать то, что непосредственно окружало ковровщиц — животных, башни, растения, людей, они отображали на истингах замысловатые орнаменты. Примечательно, что у ингушей практически отсутствует цветочный орнамент, изредка только изображается кавказский лотос, и то в стилизованном виде. Мастерица изображала не то, что видела. Это на самом деле сложный орнамент, через который они передавали всю свою жизнь и ценности.

Танзила не согласна с расхожим мнением о том, что каждый ингушский тейп (род) имел свой орнамент.

— Истинги изготавливались исключительно женщинами и лекала передавались от матери к дочери. Женщины, таким образом, переносили орнаменты от тейпа к тейпу. И сомнительно, чтобы за тейпами были закреплены определенные орнаменты. Лекала, как правило, были кожаными.

Из орнаментов можно почерпнуть и географические сведения. Есть в альбоме орнамент, зарисованный в Гвилетии. До начала 20 века в этом районе Грузии жили ингуши, тейп Гелатхо. Есть ковры, срисованные Гази-Магомедом Даурбековым во Владикавказе.

Вся их жизнь отображалась в орнаментах. Жизненными условиями были весьма ограничены, их пропитание всецело зависело от урожая. Это мы сегодня посреди зимы можем где-то заработать на жизнь, а тогда их мог спасти только полученный урожай, покупать продукты у соседей тоже не было возможности — все тогда запасались каждый для себя. Была меновая торговля, но ее могли позволить только те, у кого были продуктовые излишки.

Всё их мировоззрение было связано с урожаем, ограждением от болезней самих и домашнего скота, их жизнь зависела от погодных явлений, они боялись всяких бедствий, которые не могли объяснить. И всё это отражено в орнаментах.

Здесь изображение кувшина, который символизирует изобилие. Это из Бейни.

Другой орнамент, который показывает материальное изобилие дома. Он симметричный, а симметрия в то время означала благоденствие.

И в годы, когда происходили какие-то катаклизмы, бедствия, орнамент, как правило, наносился в асимметричном виде. Всё, что люди были в силах противопоставить тогда болезням и напастям — это амулеты. Полная асимметрия изображалась также и для того, чтобы нечистая сила запуталась в ней. Были даже специальные ковры, которые подвешивались над люльками для защиты детей. Были ковры с отдельным орнаментом для девушек, которые выходили замуж. Возможно, наш обычай расстилать ковер перед невестой восходит именно к значимости ковровых орнаментов в то время. Об этом можно только догадываться, потому что утеряна связующая информация.

Встречаются и космогонические мотивы, когда изображаются небесные тела, как звезды или луна. Небесные тела были для них сакральны. При этом мы нигде не увидим изображения человеческого лица.

Из альбома мы узнаем о старинном слове «тарматал» и очень интересном символе, связанным с ним. Взглянув на этот орнамент, его смысл станет ясен и не исследователям, так как он предельно очевиден на глаз.

На пьедестале изображен человек, поверх него изображен полумесяц, а внизу — солярная символика. Там, где приводится солярная символика, написано «тарматал», посередине, где изображен человек в виде креста, написано «керастал» и там, где месяц, написано «ислам». Здесь изображена религиозная эволюция ингушей. Мы видим, что наши предки первоначально исповедовали своеобразное языческое верование, но это не язычество в классическом понимании. У нас не было распространено язычество в общепринятом виде. Ингуши не занимались обожествлением отдельных предметов, явлений, но был верховный бог и были посредники, через которых люди пытались довести свое обращение до него. После этого ингуши исповедовали христианство, а позже приняли ислам. В орнаментах отражены верования ингушей, — рассказывает Танзила.

Не просто ковер

— Истинги не использовали просто как предмет обихода, не стлали на пол. На полу использовали обычно одноцветные кошма. А истинги вешали на стены, так как они носили сакральный характер. Их использовали как оберег от злых духов, от одержимых людей. Кстати, седельные кошма тоже орнаментировались, чтобы оберегать лошадей.

То, что у нас до сих пор было принято вешать ковры на стены, может восходить именно к этому старинному порядку. Только не так давно ингуши стали отказываться от этого. Далеко не все народы, как мы, вешали ковры на стены домов. Преемственность может выражаться и в том, что ингуши часто вешают на стены картины с изображением аятов из Корана, тоже нередко в защитных целях.

Вот, например, орнамент, где есть изображение бараньей головы и написано «орнамент, предназначенный для защиты животных от болезней на предстоящий год». То есть это был своего рода орнамент — оберег от болезней.

Часто в орнаментах они выражали свою мольбу к богу. Здесь виден человек с воздетыми к небу руками, молящийся, и здесь же мы видим женщину с опущенными руками, символизирующую плодородие. Значит, в орнаменте выразилась мольба людей, в которой они просят о самом насущном для себя. Самая главная жизненная задача людей состояла в том, чтобы благополучно пережить зиму. Вторая задача — защититься от болезней, эпидемий. Существовало верование о покровительнице оспы, верили также в покровительницу всех болезней, которых представляли в виде страшных на вид женщин с переметанными сумками и забирающими людей, особенно детей. Тогда от любого простудного заболевания могли погибнуть, и они очень оберегали детей. Каждый человек был важен для общества. Чем больше сыновей, тем больше рабочей силы и тем больше возможности пропитаться, выжить.

Традиция с истингами сохранялась вплоть до депортации. Каждая женщина должна была уметь валять национальный ковер, так же, как и вышивать, например. В то время устраивались белхи — коллективное ткачество.

Из таких собраний они устраивали и работу, и развлечение. Ткали истинги под шутки-прибаутки, песни. Это был для женщин редкий повод собираться вместе.

Создание ковра — это трудоемкая работа, но не для людей того времени. Приступая к истингу, мастерицы снизу клали сукно, поверх — слой шерсти, которую опрыскивали горячей водой, чтобы шерсть собиралась и уплотнялась и валяли локтями рук. Очень часто локти у женщин были в мозолях, натертостях. Даже не просто мозоли, а уплотнившиеся наросты от постоянного натирания. В результате получалось войлочное полотно, которое затем окрашивали. В последние времена, конец XIX-го и начало XX-го веков, было известно много красильщиков, нередко мужчин, которые окрашивали истинги. Известно, что в Ангуште проживал мужчина-красильщик. Еще позже стали использовать анилиновые краски. Ковры создавали небольших размеров. Стандартный размер — два на полтора метра. Это самый распространенный размер. Но мы нашли в Назрани ковер размером два на три метра.

Раньше каждая мастерица умела сама выделывать краску из растений разнообразных, но со временем это умение стало растрачиваться, и позже окраской занимались отдельные люди, часто за плату. Самым популярным цветом был красный. Он считался оберегающим цветом, а также олицетворял богатство, власть. Мнение о том, что красный цвет оберегает от болезней, бытует и до сих пор.

Честь по чести

Есть истинг с охотничьим орнаментом, который до сих пор хранится в доме-музее имени Гапура Ахриева. Этот ковер раскрывает для нас то, что охотники пользовались особенным почетом в ингушском обществе. Подобные ковры преподносили именитым охотникам. Охотник — это в то время и воин, хороший, стремительный, неутомимый. Охота на зверя требовала определенной воинской подготовки. А сам охотник — этот тот, кто обеспечивал пропитанием.

В неурожайные годы именно охотники могли спасти жизни своих соплеменников. Известно, что люди как-то на семь лет остались без урожая. Нечего было есть не только людям, но и их скотине, которая от этого падала. Узнав о том, что какие-то семьи остались без запасов, охотники старались увеличить свою добычу, чтобы всем помочь. В обществе их воспринимали как настоящих героев. Они жертвовали своим временем, жизнью для того, чтобы спасти людей от голодной смерти. Были охотники, которые совершали набеги на вражеские станы, например, на тех же татаро-монголов, чтобы забрать у них скот. Всё потому, что люди гибли с голоду. Известно, что в Ачалуках даже был холм, на который в поздние времена храбрые охотники пригоняли скот и оставляли там, чтобы затем нуждающиеся смогли разделить его между собой. Ранним утром туда приходили женщины и выбирали себе скотину. В первую очередь такое право предоставлялось вдовам, воспитывающим детей. Сами охотники этим не храбрились, но в обществе их уважали за удаль, ведь они спасали жизни своих земляков. И в тяжелые времена это происходило всегда, особенно когда люди проживали в горах.

Скот уводили именно у врагов. Есть интересное предание, связанное с завоевателем Тамерланом. В один день Тамерлан обнаружил, что его лошадь угнана, несмотря на усиленную охрану. Передается, что он перебил всю свою охрану и поставил новую. И на следующий день Тамерлан видит, что его конь на месте. Тем самым, ингуши показали ему, что в силах увести что хотят, хоть под его носом. Тем самым, они продемонстрировали и свою храбрость, ведь таким же образом они могли проникнуть и в шатер Тамерлана и покончить с ним.

Часто эти охотники погибали, с ними жестоко расправлялись. Если охотник погибал на чужбине, то в его честь ставили придорожные надгробия или водружали шест с флажком, позже начали ставить обелиски.

Язык общения

Орнаментированные ковры были и своеобразным языком общения. Посредством ковров люди извещали друг друга о каких-то событиях. Вот ковер с орнаментом-предупреждением, найденный в Альтиево. Узоры на ковре должны были известить жителей села о том, что в соседнем лесу укрылись враги. Гази-Магомед Даурбеков подписал его так — «Из леса, который вокруг села, извещая о гнездовьях врагов».

Этот ковер, вероятно, послали с гонцом. Ведь если его схватили бы враги, то ковер не должен был вызвать у них подозрения.

Гирихан Ахильгов мне рассказал предание о том, что в горах была похищена и угнана в рабство ингушка. Здесь следует отметить, что в XV-XVIII веках была распространена работорговля, и людей продавали на невольничьи рынки на Востоке. Самым ценным товаром считался ингушский юноша, а самым невыгодным — ингушка, так как она нередко могла покончить с собой, не смирившись с участью рабыни.

Итак, ингушка оказалась в рабстве где-то на Северном Кавказе. Она предложила своему владельцу ткать истинги, которые он смог бы продавать. И так продолжалось до тех пор, пока ее братья не наткнулись на ее ковры. Это был ковер-письмо. По ним братья узнали, что с ней сталось, где она находится и таким вот образом они вызволили ее из плена.

Расшифровка в фольклоре

— Такие предания мы тоже собираем, так как именно в них можно найти расшифровку орнаментов. В фольклоре мы ищем разгадку к нашим истингам. Недавно мне удалось разгадать благодаря именно фольклору один древний символ, изображенный на башнях в Эгикале, на котором изображена спираль и лежащий человек с крыльями. Согласно преданию, в муху превращается человек, одержимый злыми духами. Спираль на символе означает оберег от одержимого человека.

Буквально неделю назад дополнили нашу коллекцию еще четырьмя образцами истингов и примерно двадцатью разными петроглифами. Предстоит еще огромная работа в этом направлении, и я боюсь, что не смогу ее завершить — мне просто не хватит на это времени. На данное время нам известно об около 350 видах ковровых орнаментов. Предстоит все собранное систематизировать и, возможно, позже по нашим работам будут проведены дополнительные исследования. Мы создаем своего рода фундамент, но еще многое нужно понять. У нас, главное, есть ключ к разгадке — наш альбом.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 5

Есть такое понятия, которые определяются в научном мире как «воровство идеи» и выдача энной за собственные исследования. Это своего рода - плагиат.... Хотя, если для одного человека это норма поведения, то для другого просто недопустимое, из-за чувства собственного достоинства.. Говорить о совести, там, где её нет, тоже видимо не стоит. В общем, факторов много.. Все зависит от субъективного восприятия. Что касается автора статьи, изложено красиво, грамотно!!! Респект!!! Но вот её «героиня» – так называемая Танзила Дзаурова, это высший пилотаж актёрского мастерства.. Правда, на ней далеко не выедешь....

Очень хорошо, что вы восстанавливаете историю и мастерство нашего народа. Баракаллах. Моя бабушка Падиева Калимат и ее сестры, от матери, умело и красиво создавали истиньги, ферты и 2 на 3 метра, шили одежды изготавливая фетельги-пуговицы с вкладкой из черешневых или вишневых косточек и ильги-петельки. Мало, кто так искуссно и тонко делал их. Умерла от истощения в сибири штукатуря и крася дома, пытаясь прокормить себя и родню. Умерла и её маленькая дочь. И дед там же замерз в буране. И пятеро здоровых племянников умерло там.

Ва ийяка. А кто-то из Ваших родственниц-мастериц могли бы об этом рассказать нашей газете? Может, у них есть потомки, которые продолжают это дело?

Моей матери не было и трёх лет, когда её мать умерла. С радостью бы поделились бы, но никто этим не занимается. У Калимат было 8 братьев, до выссылки раскулачивая и в ходе операции 5 увели и они пропали. Когда вернулись из Сибири мать рассказывает, как осетины жили в наших домах. В середине комнат подвешивали к крюку и коптили свиней-обрушивались потолки, метр,полтора навоз стоял в комнатах. Одну комнату делали туалетом, боясь ходить в уличный. Сожженые заборы ,деревья вместо дров. Ручейки, ямы, дороги закладывали чуртами. Был клуб в Яндаре из чуртов построен, один из строителей сорвался при стройке и умер, другой сошел с ума. В Нестеровки не давно снесли старую школу, в кладке, которой были чурты. Дома казакские разбираешь когда, понимаешь, что леса наши они не жалели, столько ценных пород деревьев использовали, и столько окон-на случай спасения от наших сорви голов). Но порядок был и чистота в природе, изобильные сады для сельчан,если честно говорить наши всё запустили, не ценят, разрушают и якобы уходя казаки землю отравили говорят) не верится в это. Г1алг1а ц1анен т1а гоаз дылл ма дизи а. В Сурхахах один осетин залез на минарет мечети из , которой они клуб сделали для себя, чтобы сорвать знак месяца и свалился на смерть, второй полез, он тоже упал и искалечился. Третий уже не посмел лезть. Эта мечеть и сейчас есть.

Очень нужная работа. А мысль о том, что истинги в орнаментах несли первоначально религиозную информацию, у меня зародилась давно. Спасибо причастным к данному исследованию. Я нашла подтверждение своим предположениям в данной статье.

Новости