Детство. Талант, унаследованный от матери

Рая Евлоева: ставшая легендой при жизни

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Раиса Евлоева в детстве

9 декабря исполняется 71 год со дня рождения заслуженной артистки РФ Раи Евлоевой. Она не дожила до своего 70-летия. Рая ярко жила и тихо ушла. Ушла, оставив по себе огромную любовь в сердцах людей, благодарную память деятелей культуры и искусства и всех, кто однажды общался с ней.

В последние годы её жизни мы стали с ней особенно близки. Она угасала, я с безысходностью это осознавала. Всё спрашивала о жизни, творчестве. Она делилась не спеша. Сегодня я продолжаю работать над монографией о жизни этого замечательного Человека и Великого патриота своего народа. И хочу поделиться с читателями о ней — Рае Евлоевой.

Родилась Рая Евлоева в сложное послевоенное время — в 1945 году. Дочь Ахмета Эльбердовича, Рая являлась представительницей самых крупных фамилий в Ингушетии — Евлоевых и Барахоевых. «У меня был очень красивый отец, — вспоминала Рая, наигрывая танцевальную мелодию его юности. — Мои родители познакомились во Владикавказе в 30-х годах прошлого века. Отец к тому времени окончил советскую партийную школу, работал на ответственных должностях в сфере образования в Ингушской автономной области».

Он обладал самыми разными познаниями в технике, в искусстве рукоделия и особенно в деревообработке. Бережно хранила Рая фотографию деда — Эльберда Эйдмаровича, человека, который пользовался большим уважением среди ингушей. Рая рассказывала о том, что семья их в числе первых переселилась с гор на равнину, в селение Нясаре, ставшее со временем городом Назрань. Эльберда часто приглашали для разрешения сложных вопросов, которые возникали в обществе, к его слову и мнению прислушивались.

Было в семье Эльберда шестеро сыновей и шесть дочерей. Все они прожили славную жизнь. Рая знала 18 имен своих предков по линии отца, помнила рассказы о каждом из них, отдельные сюжеты из жизни. «Широкая крона отцов и родственников нашего фамильного древа, идущая от одного корня, имеет много легендарных личностей в своей истории», — гордилась она.

Родители, близкие и родные формируют человека, нередко задавая тон основной матрице будущей личности. Не зря ингуши, знакомясь друг с другом, спрашивают: «Чей ты сын? Чья дочь?» При жизни и после смерти имена и дела родителей живут в мыслях и поступках детей. Дети чтут их, как самое сокровенное на этой земле. И родители знают, что через потомков их имена сохраняются в памяти людей.

На самом почетном месте в ее доме всегда висел портрет матери — Кейпы, женщины необыкновенной красоты и грациозности, ингушской мадонны, олицетворявшей силу женского обаяния и материнской любви. Дочь Томова (Б1архой) Шамиль-хаджи Эсмарза из горного селения Барах, Кейпа была некогда известной гармонисткой. Сестра десяти братьев, была младшей, любимой и избалованной. Из горного селения они переселились в предгорное село Длинная Долина — Даьхач-ул. По мере того как Длинная Долина стала подконтрольна царским сатрапам, семья Томовых переехала в Джейрха-юрт, в том же Пригородном районе. Отец ее был купцом, имел много друзей и знакомых. Своей единственной дочери Кейпе он привез каьхат-пандыр (гармошка) из Грузии, и 5-летняя девочка стала играть. Старинные мелодии и песни — образы героев нартских былин всплывали перед ней, когда она садилась играть на гармони. Очень скоро Кейпа стала узнаваема, ее приглашали на ингушские праздники, она была желанной в округе гармонисткой. Виртуозностью игры Кейпа покоряла людей. Сама же она покорилась судьбе, и жизнь свою посвятила воспитанию двух девочек, одной из которых было начертано продолжить и приумножить талант своей матери и нести любовь к гармонике, к ингушским мелодиям и песням, к ингушским ритмам и танцам через всю свою жизнь.

В народе говорят: «женщина из рода Барахоевых даже на голых скалах сумеет создать уют». Так и Кейпа не сломалась, берегла свой очаг, своих девочек. Рая боготворила свою маму, соизмеряя свою жизнь с её ценностями. Говорят, что связь между матерью и ребёнком не прекращается, даже после смерти одного из них до тех пор, пока они не соединятся снова. Это ощущение присутствовало в рассказах Раи о матери.

В сложное послевоенное время очень много умирало детей от разных болезней, недоедания. Из пяти дочерей и трех сыновей у Кейпы остались в живых только двое детей. Рая и Люба. И началась их не по годам взрослая жизнь.

Девочки росли, преодолевая тяготы жизни. Они видели, как с утра до ночи работает их мать, а в сумерках тихо наигрывает мелодии и песни о Колой-канте — герое ингушского эпоса, о прощении кровника-сиротки, о депортации... Бывало, ей подпевали другие, вытирая слезы тоски и горя, вспоминая родные места, погибших в депортации родных, не вернувшихся с войны сыновей. Вся культура народа, традиции, обычаи, трагедии и судьбы звучали в ее исполнении. А наутро, уходя на работу, она давала девочкам задание: выучить любые три песни или мелодии, которые они услышат по радио. Ослушаться и не выучить за день три мелодии Рая просто не могла. Это был наказ матери. Это было свято и строго. Так и шло время. Школа, домашние заботы, игра на гармошке...

Играть Рая начала рано — с 4-5 лет. У нее была маленькая гармошка из 9 клавиш. Уже когда Рая пошла в школу, мама купила ей в Алма-Ате гармошку лучше, но без полутонов. Рая была счастлива, это потом она стала понимать, что на таких инструментах не удастся достичь высокого качества исполнения. В школу Рая пошла в Алма-Ате. До последних дней жизни Рая хранила итоговые контрольные работы по письму и математике, написанные ею в конце 1956 года, в год окончания 1-го класса. Пожелтевшая тетрадка первоклассницы Раи сохраняла её красивый почерк и отличные оценки.

На родину семья вернулась в мае 1957 года. Поселилась в Назрани. С благодарностью вспоминала Рая свою учительницу — Лидию Ибрагимовну Шадыжеву. В детстве ей и в голову не приходила мысль о большой сцене, просто ей нравилось играть на гармошке, нравилось танцевать и петь. А в остальном она была такой же, как все дети ее возраста, может быть, даже чуть более отчаянной: смело бросалась в воду, могла запросто выиграть в детских поединках с мальчишками, умела ценить дружбу.

А сцена пришла к ней сама. Её, школьницу, повезли в г. Грозный для участия в одной из передач на телевидении ЧИАССР. Шла запись разных исполнителей. Этот день Рае запомнился надолго. Во время перерыва, увидев в одной из комнат гармошку, Рая недолго думая стала играть на ней. Это была гармошка великого чеченского музыканта и композитора Умара Димаева. Мама хотела сделать замечание, но ее остановил Умар, который, стоя за дверью, слушал, как девочка играет мелодии. «От этой девочки вы получите большой беркат (изобилие). Это очень талантливый, музыкальный ребенок», — сказал он. Рая была счастлива такой оценке виртуоза. Так ей довелось узнать Умара Димаева и «получить» от него напутствие-завет.

В 1960 году семья их переехала в Пригородный район и стала жить рядом с родительским домом. Мама работала на заводе и все так же была требовательна к своим девочкам. Рая росла ранимым ребенком. Она была строга к себе, не знала, что значит «нет» и «не могу». Была упряма и настойчива в достижении цели. Успешно училась в средней Камбилеевской школе, принимала участие в художественной самодеятельности, развивала свой музыкальный талант. Репетиции проходили в Доме радио в г. Орджоникидзе.

Огромный зал, рояль, микрофоны, профессиональная запись... Она узнала в те годы многих известных людей из сферы культуры и искусства, знала виртуозную игру на гармошке Венеры Дзерановой, любила слушать изысканные мелодии Симы Ревазовой и Ирины Мистуловой. Она училась на их творчестве.

Часто во время репетиций Булат Газданов играл на рояле, а Рая наигрывала мелодии на профессиональной гармошке. Ее талант признавали. Она входила в группу из 200 гармонисток, из которых 50 человек было отобрано для участия в конкурсе в Москве. Руководил коллективом известный в Осетии музыкант Булат Газданов. Она мечтала о той сцене и знала, что непременно привезёт призовое место из Москвы. Да и сама девочка с длинными косами была любимицей коллектива. Но в один день все вдруг оборвалось. Она, единственная ингушка, без объяснения причины была отстранена от участия в конкурсе в Москве. Подруги, видевшие ее несомненный талант, отводили глаза. Для Раи это была трагедия. Она ушла из ансамбля в тот же день. Так закончился первый этап ее творчества.

Но Рая — это, прежде всего, характер и движение! Искусство стало смыслом ее жизни.

(Продолжение следует)

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости