К полувековому юбилею написания романа

«Беке къонгаш» («Сыновья Беки») Ахмета Бокова

3
Боков Ахмет Хамиевич

Горит очаг и пламя вьется,

Подбросить дров — не проворонь!

Из рода в род передается

Неугасающий огонь.

(Баграт Шинкуба)

Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров на своей странице в социальной сети «Инстаграм» в день 92-летия Бокова Ахмета Хамиевича отметил, что Ахмет Хамиевич является «по-настоящему народным писателем, который оставил нам бесценное наследие — свое творчество».

Мой отец, Ахмет Хамиевич Боков, родился и вырос в селе Сагопши Пседахского района (ныне Малгобекского района Республики Ингушетия) бывшей Ингушской автономной области. По сохранившемуся преданию и имеющимся фамильным башням, наши предки были в числе тех родов, которые обосновались в междуречье Фортанги и Сунжи.

Но эти отчие края им пришлось покинуть, так как их земли в 1840-1860-х годах в связи с обустройством сунженской заградительной линии царскими властями были отданы под строительство казачьих станиц.

Большая часть Карабулаков (Орстхой), не желая возвращаться в горы к своим домам-башням, как и мои предки, а вместе с ними и мой прапрадед по отцу, Цоколо Боков, перебрались за Сунженский хребет, в Алханчуртскую долину, и стали селиться на землях, которые принадлежали кабардинским князьям. Тогда у подножия Сунженского хребта, восточнее нынешнего сельского поселения Сагопши, в одной из балок и было положено начало селу Цоколо-юрт.

Однако в 1864 году все мои многочисленные предки, поддавшись на обманные обещания царских служителей всех мастей и эмиссаров Османской империи о лучшей жизни в правоверной стране, погрузились на арбы и отправились в неизведанный путь в далекую Турцию.

Мой дед, Хами Боков, родился уже в Турции, в 1865 году. Надеждам не суждено было сбыться. Голод, болезни, безразличие властей к судьбе горцев и тоска по родной земле делали свое дело. Не желая терпеть очередные удары судьбы и дальнейшее нахождение на чужбине, прадед принял решение во что бы то ни стало вернуться с семьей на родину. Возвращение было тяжелое, люди рисковали жизнью, но их не останавливали никакие препятствия.

Под страхом смерти в 1868 году вместе с семьей мой прадед вернулся с турецкой чужбины на родину, в бывшее село Цоколо—юрт. Беда вновь не оставила его семью. На этот раз несчастье произошло с моим дедом Хами. По дороге домой, уже перейдя турецко-российскую границу, он потерялся. В то время ему было три года. Он выжил благодаря кабардинской семье, которая также возвращалась к себе на родину. Эта семья его подобрала и в дальнейшем усыновила.

Родственная цепочка рвется, и судьба деда пошла другой дорогой. Его детство и юность прошли в Кабарде. В конце 19-го века Хами женился на кабардинке. Вскоре еще одно испытание — умирает жена, и он остается с тремя детьми: дочерью Каби и сыновьями Хизиром и Юсупом. В 1915 году в Кабарде, на рынке, счастливый случай позволил его родителям узнать в нем когда-то потерявшегося их сына. С этого времени дед обретает истинную родную связь, и родственная цепочка восстановлена.

В 1917 году Хами женится на моей бабушке Гуржихан Дебир-Хаджиевне тейпа Ц1ечой и обосновывается в селе Сагопши. От этого брака родились четверо детей: дочь Казбан и сыновья Магомед, Ахмет и Магомед-Гирей.

Не сломленный ударами рока, дед Хами среди односельчан прожил, как ему подсказывало его чувство чести, мужества и решительности, в рамках общепринятых предписаний и норм. Жили бедно, но честно. Одной из причин тяжелого материального существования являлось то, что всех переселенцев царские власти считали некоренными жителями и общинной доли земли им не предоставляли. Так же, как и многие жители Сагопши, мой дед для занятия земледелием вынужден был втридорога арендовать землю и с трудом сводить концы с концами. Так семья влачила свое существование вплоть до самой социалистической революции 1917 года. Безусловно, революция изменила жизнь народа и внесла глобальные изменения и в судьбу нашей семьи.

Чтобы написать это вступление к истории рода отца, мне нужно было просто обратиться к роману «Сыновья Беки», где история рода Беки является ее зеркальным отражением.

Сам Ахмет появился на свет 20 августа 1924 года, вскоре после смерти его знаменитого родственника, шейха и героя гражданской войны Тарко-хаджи Гарданова. Это время было началом обновления всего уклада жизни горцев. Детство Ахмета было сумрачным и окончилось рано. В 1927 году его отец умер, и четверо несовершеннолетних детей остались на попечении матери.

С тринадцати лет, еще учась в школе, он подрабатывал в колхозе на различных сельскохозяйственных работах. Не достигнув совершеннолетия, он перепробовал множество работ: писаря и рассыльного в колхозной конторе, учителя в сельской школе, учетчика в сельскохозяйственной бригаде, рабочего на хлебоприемном пункте, подсобного рабочего в бригаде бурильщиков нефтяных скважин. Все работы не давали каких-либо ощутимых доходов, зато запас его впечатлений неимоверно рос.

В предшествующей жизни отца ничто, казалось, не предвещало взрыва творческой активности. Не было «юношеских опытов» литературных мечтаний или хотя бы читательского увлечения литературой. Может быть, оттого что юность его была трудной и душевная энергия истощалась постоянными заботами о хлебе насущном. Юность и молодость будущего писателя проходила в дни, когда представителям его класса приходилось с лихвой испытывать на себе все трудности строительства социалистического общества. Становление нового идет в острой драматической борьбе с носителями старой морали.

Эпическое наследие и среда молодого Бокова — в поколении отцов и дедов — поставляли силы, умственно вдохновляли и стали непосредственной основой для написания романа о жизни народа в предреволюционный и революционный периоды. Кроме того, не могли оставаться в стороне те славные страницы, которые навечно вписаны ингушскими партизанами, руководимыми Тарко-хаджи Гардановым, в историю гражданской войны на Северном Кавказе 1918-1920 годов.

Во время взросления народного писателя имя бесстрашного и последовательного борца за народное дело Тарко-хаджи пользовалось огромной популярностью не только среди ингушей и чеченцев, но и всех северокавказских народов. «Красный шейх» — так его называли друзья и враги. Заслуги самого Тарко-хаджи в мобилизации горцев на борьбу с деникинскими полчищами, а также его личная храбрость в боях с врагами советской власти были столь выдающимися, что еще в начале 20-х годов прошлого века ему был воздвигнут памятник. Это был первый персональный памятник герою гражданской войны на территории Чечено-Ингушетии, а может, и всего Северного Кавказа.

Как говорил отец, идея создания романа-эпопеи лежала на поверхности. В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века в национальных прозе и поэзии происходил бум новаторского мышления о роли и значении Октябрьской социалистической революции для северокавказских народов. И поэтому именно события Октября открыли собою новую эпоху литературного творчества на всем Северном Кавказе. Эпоху, украшенную именами и произведениями выдающихся кавказских писателей. Это роман-эпопея «Долгие ночи» чеченца Абузара Айдамирова, роман «Пора красных яблок» даргинца Ахмедхана Абу-Бакара, роман-эпопея «Из тьмы веков» ингуша Идриса Базоркина, роман «Пробуждение» осетина Владимира Гаглойты, роман-эпопея «Вершины не спят» кабардинца Алима Кешокова, роман-трилогия «Месть», «Корни держат дерево», «Раненые скалы» аварца Мусы Магамедова, роман «Горсть земли» абазинца Бемурза Тхайцухова, роман «Раскаты далекого грома» адыга Исхака Машбаша, роман «Последний из ушедших» абхаза Баграта Шинкубы.

Все вышеперечисленные исторические произведения в эту пору еще не изданы и не известны широкому кругу читателей. Признанные классики национальной литературы еще шлифуют свои бесценные творения. Все вышеназванные творцы в будущем станут народными писателями, их именами назовут национальные театры и библиотеки, главные проспекты и улицы, в центральных скверах воздвигнут замечательные памятники, а блистательные романы будут красоваться в их полных собраниях сочинений.

В это время, стараясь не оставаться в стороне от главной дороги жизни, отец, ведя напряженную работу режиссера и актера народного театра в районном центре Назрань, все свои помыслы направлял на создание своего особенного стилистического приема и составления своей композиции в раскрытии великого значения революции в судьбах народа. Театр помог ему в этом. Он смог увидеть, как бы со стороны, все духовные и нравственные изменения, происходящие в жизни его современников. Как осуществить не шаблонный показ хода событий, круто изменившего историю и скромный быт его народа? Вот о чем в начале 60-х годов думал писатель, недавно ставший членом Союза писателей СССР.

Автора, который берется за изображение прошлого, могут толкать к этому различные мотивы. Главным мотивом для отца был, прежде всего, интерес к простому человеку, к его окружению и его жизни в сложных жизненных ситуациях. Все эти человеческие проблемы могли быть решены только в крупных эпических полотнах, и он с огромным удовольствием взялся за новый для него жанр — национально-исторический роман. Это случилось, можно сказать, на глазах всей нашей немногочисленной семьи (моя мать, мой старший брат и я) в городе Грозном. К этому времени его пригласили работать помощником редактора на Чечено-Ингушское телевидение, и мы в 1964 году переехали в Грозный. Там, в пятиэтажном доме на улице Ленина, 34, в маленькой квартирке на четвёртом этаже, на небольшой кухне и был рабочий стол, за которым он по ночам писал свой роман.

Но прежде он с огромным энтузиазмом собирал и сам печатал на печатной машинке воспоминания участников гражданской войны на Северном Кавказе: Бокова Хизира Хамиевича, 1901 г. р.; Игошкина Степана Федоровича, 1887 г. р.; Евлоева Мурцала Окиевича, 1878 г. р.; Цечоева Саада Джанчориевича, 1869 г. р.; Саутиева Эльберда Эльжиевича, 1890 г. р.; Коригова Хусейна Шаптуркиевича, 1901 г. р.; Бокова Бексултана Натиевича, 1882 г. р.; Сокола Антона Борисовича, 1876 г. р.; Протасова Александра Ильича, 1880 г. р.; Коригова Магомета Шамал-Хаджиевича,1883 г. р.; Хамчиева Османа Эдельбиевича, 1878 г. р.

В его архиве имеются записи его неоднократных встреч с близкими родственниками Тарко-Хаджи Гарданова; копии многочисленных архивных документов; материалы о гражданской войне; фотографии и исторические книги на тему гражданской войны на Северном Кавказе; формуляры и многочисленные вырезки статей из газет.

Отец как-то сказал: «Писать историческое — это всегда быть до малейших подробностей верным действительности». Об этом впоследствии напишет в своей рецензии А. Мусатов: «Роман привлекает отличным знанием материала, богатством и точностью наблюдений, достоверностью и драматичностью жизненных ситуаций, умением нарисовать убедительные образы людей, глубоко раскрыть их характеры и отношения».

Как мне было известно, образ Тарко-Хаджи ему уже давно был ясен, образ Кайпы списан с его матери, образ Дауда — его дядя по матери, Хасан — это его старший брат Хизир. Сложнее всего давались образы Саада, Гойберда, Ази, Соси, Хусена, Эсет, Тахира — эти образы собирательные и находились в постоянном развитии.

Роман Ахмета Бокова «Беке къонгаш» 1-я книга («Сыновья Беки» в 2-х книгах) был издан отдельной книгой на ингушском языке в 1967 году, тираж его составил одну тысячу экземпляров (Чечено-Ингушское книжное издательство, г. Грозный). В нём писатель уместил свои ранние представления о том периоде и соединил их с собранными новыми документальными материалами, раскрывающими процесс пробуждения ингушского крестьянина, который самым решительным образом переходит на сторону революции и героически проходит все ее трудные этапы.

Из рецензии Ю. Айдаева читаем: «Роман «Сыновья Беки» вводит нас в сложнейший период социальной и классовой борьбы ингушского села в предреволюционные годы, в котором события разворачиваются стремительно. Судьбы героев романа почти все трагические, во всяком случае, личности чрезвычайно сложные, трудные, неоднозначные. Писатель показывает кризис жизненного уклада ингушского села, в котором не могут уживаться богачи и бедняки. Социально-классовый принцип, применяемый писателем не только в показе различия их мировоззрения и подхода к жизни, но и во всём, включая мелочи житейского обихода, внешнего облика, манеры держаться, языка...»

В рецензии на роман «Сыновья Беки» А. Н. Власенко пишет: «Действие романа начинается с трагической ситуации, связанной с убийством бедняка-горца Беки местным богатеем Саадом. Саад убил Беки зверски, по-садистски. Старший сын, Хасан, поклялся отомстить. Дума о кровной мести не оставляет его ни на один час. Месть совершится! Но эта месть будет продиктована уже не традиционной «кровностью»: Хасан, умудренный сложной жизнью, прошедший школу большевизма (его другом стал революционер, большевик Дауд), рассмотрел в Сааде пособника белых, предателя и убивает его в поединке. Хасан не тронул сына Саада, но вот на его пути стал сам Саад. Прекрасна эта сцена: это торжество разума и социальной справедливости.

«Хасан вдруг свернул в лес, надеясь скрыться, уйти. Столкновение с Саадом на этот раз никак не входило в его расчеты. Саад остановился. Он решил, что Хасан задумал устроить ему засаду и ждать, когда он подъедет ближе. Но Хасан всё углублялся в поредевший осенний лес. Выстрел грянул неожиданно. С головы Хасана слетела папаха. Он оглянулся и увидел, как лошадь рванула в сторону, а бедарка, угодив одним колесом в промоину у обочины дороги, перевернулась. Закутанный в башлык человек вывалился. Тут же вскочив на ноги, он стал шарить в сухой траве — похоже, искал выпавший наган, но ничего перед собой не видел. Глазами он впился в Хасана, стоявшего неподалеку с винтовкой в руке. Выстрел! Еще один!.. Саад больше не шарил в траве. Руки его застыли в воздухе, и он повалился навзничь. Хасан подошел к нему, перевернул, дернул за конец башлыка... Полные щеки уже не цвета спелой земляники, борода-овчина не черная, как прежде... Хасан вытащил кинжал. Но не проткнул его. Не повторил того, что Саад некогда сделал с Беки. Нет! Хасан ладонью вбил кинжал обратно в ножны и, круто повернувшись, зашагал прочь. Шел он спокойным твердым шагом человека, свершившего правое дело. Итак, Саада нет! Отмщена поруганная честь многих и многих обездоленных им людей...»

И далее А. Н. Власенко продолжает: «Я позволил себе пространную цитату потому, что она выразительно выявляет содержательную и эстетическую особенность творческой манеры А. Бокова: динамика стиля, ассоциации с предыдущими эпизодами и переселение повествования из бытовой в социальную сферу. Это уже новации большого художника. В самом деле, разве мы не ощущаем движение и развитие характера Хасана, разве здесь не на месте публицистичность, которая так удачно сочетается с лирикой?!»

Ну что ж, браво, Власенко! Читать в официальной рецензии весь эпизод мщения в неизменном виде, целый эпизод! Это то же самое, что смотреть через увеличительное стекло и видеть эту сцену в другом ракурсе — это дорогого стоит!

С восхищением пишет Регина Кафриэлянц в своей статье «Радость встречи» («Литературная Россия», 1 июля 1969 г.): «Кайпа — особая удача Ахмета Бокова. Прекрасен образ матери, своеобразный и какой-то очень всекавказский... Зрелый мастер, автор нескольких книг Ахмет Боков всю жизнь шел к этому роману. Всё, что описано в нём, пережито писателем, выстрадано, пропущено через сердце. Поэтому и трогает, волнует эта книга, будит желание увидеть места, где жили герои».

Писатель, серб по происхождению, лауреат Государственной премии им. Горького Н. Шундик в предисловии к роману пишет: «Движущая сила таланта Ахмета Бокова — убежденность и большая любовь к своему народу».

Из рецензии Ю. Гальперина на роман «Сыновья Беки» (журнал «Дружба народов», № 7, 1970 г.): «Ахмет Боков очень внимателен к условиям материального существования ингушского села в предреволюционную пору, с них, материальных условий, всё и начинается. Множество точных наблюдений и описаний прослаивают повествовательную ткань книги, придавая ей незаурядную познавательную ценность. И это ничуть не противоречит задачам Ахмета Бокова — художника. В нашей критике порой услышишь нотки пренебрежения фактологической основой литературы, исследующей реальную действительность. А почему бы не вспомнить, допустим, что Маркс рассматривал «Крестьян Бальзака» как отличный источник изучения земельных отношений во французской деревне? Ингушский писатель воспроизвел в своем романе уникальные картины прошлого, и мы не можем не быть ему за это признательными».

В поддержку Ю. Гальперина обращены и слова кандидата искусствоведения Дмитрия Львовича Брудного (газета «Литературная Россия» от 07.1985 г., № 23): «Задолго до того, как я познакомился с ингушским писателем Ахметом Боковым, его земляк, народный артист СССР Махмуд Эсамбаев настоятельно посоветовал: «Обязательно прочтите его роман «Сыновья Беки». Это сама наша история».

Ректор Ингушского государственного университета Тамерлан Хаджи-Бекирович Муталиев в приветственном адресе к 75-летнему юбилею Ахмета Бокова выразил общее мнение профессорско-преподавательского состава: «...Все Ваши произведения написаны на чистейшем, ярком и сочном ингушском языке. В этом виден Ваш большой вклад в развитие ингушского литературного языка и в развитие общенациональной языковой культуры...»

«В творческом поиске» — так назвал свою статью великий сын ингушского народа, профессор Ибрагим Абдурахманович Дахкильгов (Газета «Грозненский рабочий» от 28.12.1974 г.). Еще будучи доцентом Чечено-Ингушского университета, он уже тогда являлся великолепным знатоком ингушского языка и глубоким исследователем народного фольклора вайнахов. В этой статье он отметил, что «роман «Сыновья Беки» остро конфликтен, образы и характеры героев конкретно историчны. Немалых успехов достигает писатель в показе психологии героев, мотивированности их поступков. Довольно тщательно продумана композиционная структура романа. По своей идейной заострённости, многоплановости описываемых событий, по своим художественным достоинствам роман «Сыновья Беки» становится в ряд наиболее значимых произведений литературы Чечено-Ингушетии. После перевода и издания романа в Москве он получил союзную известность».

В архиве отца имеется более трёхсот писем граждан бывшего СССР. Адреса благодарных читателей впечатляют — это города и населенные пункты, разбросанные от Молдавии и до Сахалина, от Ленинграда и до Казахстана.

За 50 лет общий тираж книги «Сыновья Беки» составил 432 тысячи экземпляров и по количеству изданных книг занимает второе место среди северокавказских национальных литератур. Первое место по праву занимает роман-эпопея «Вершины не спят», автором которого является народный писатель Кабардино-Балкарии, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР Алим Кешоков.

Всего было восемь изданий книги. В 1984 году роман «Сыновья Беки» тиражом 100 тысяч экземпляров выходит в очень престижной серии «Библиотека российского романа», состоявшей из двухсот романов, в которой он был представлен единственным романом чечено-ингушской прозы!

Перечень всех изданий романа «Сыновья Беки»:

В 1967-1968 гг. — Чечено-Ингушское издательство, г. Грозный, тираж 1 тыс.

В 1969 −1971 гг. — Чечено-Ингушское издательство, г. Грозный, тираж 50 тыс.

В 1973 году — издательство «Современник», Москва, тираж 100 тыс.

В 1977 году — издательство «Советский писатель», Москва, тираж 100 тыс.

В 1984 году — издательство «Современник», Москва, тираж 100 тыс.

В 1991 году — издательство «Советский писатель», Москва, тираж 75 тыс.

В 1991 году — издательство «Книга», Грозный, тираж 2 тыс.

В 2003 году — ГУП «Полиграфкомбинат «Ингушетия», Назрань, тираж 4 тыс.

Роман «Сыновья Беки» имел громадное духовно-нравственное значение для чечено-ингушского общества 60-70-х и 80-х годов прошлого века. Почти во всех районных центрах бывшего ЧИАССР моего отца встречали, как родственника. На встречах с читателями ему оказывали братскую встречу в библиотеках, на полевых станах, в заводских цехах, армейских ленкомнатах и школах. По себе знаю, как важно для учеников иметь возможность поговорить с писателем, творчество которого изучают на уроках родной литературы.

В статье М. Эрзиева (газета «Сердало» от 22.11.1997 г.) сообщалось: «В средней школе № 20 г. Малгобека отмечали юбилей — 30 лет роману «Сыновья Беки», на котором автор общался и с большим вниманием слушал выступления старшеклассников, которые показали хорошее знание романа. Автор поблагодарил и одобрил их попытки рассуждать и делать выводы. А. Х. Боков в ответном слове коснулся эпохи написания романа, назвал имена прототипов героев книги, подчеркнул историческую достоверность описываемых событий, «...ревизировать историю, доходить до полного отрицания революционного романтизма той сложной эпохи — дело глупое и бесполезное. Еще никому не удавалось погасить порыв людей к делам добра, красоты и правды». В завершение встречи писателем было сказано, что по роману «Сыновья Беки» будет создана одноимённая пьеса. Над осуществлением этого замысла трудятся лучшие представители театрального искусства нашей республики».

В 2005 году Ингушский драматический театр им. И. Базоркина открыл новый театральный сезон спектаклем «Сыновья Беки» (режиссер — народная артистка РИ Роза Мальсагова). В спектакле были заняты артисты разных поколений, в том числе творческая молодежь — выпускники Краснодарского университета культуры и искусства. Ранее, в 1986 году, с успехом шел на сцене Грозненского драматического театра им. Х. Нурадилова спектакль «Зов крови». Это была первая часть сценической дилогии по роману народного писателя ЧИАССР Ахмета Бокова «Сыновья Беки». Сценарий по роману подготовил режиссер-постановщик Мустафа Беков в содружестве с московским драматургом Я. Голяковым. В спектакле были заняты заслуженный артист РСФСР М. Цицкиев, лауреат Государственной премии РСФСР, народный артист ЧИАССР М.-Г. Хадзиев, лауреат премии Ленинского комсомола ЧИАССР, народный артист РИ Р. Наурбиев, народные артисты РИ И. Беков, Р. Зангиев, М. Тхостов и другие артисты ингушской труппы.

В библиотеке отца почетное место занимает книга Ибрагима Абдурахмановича Дахкильгова «Мифы и легенды вайнахов» с дарственной надписью самого автора: «Ахмету Бокову в день его 75-летия. ...Ты воистину ингушский писатель, хотя бы потому, что всё своё ты пишешь на нашем прекрасном языке. Трудно переоценить твой вклад в нашу (сегодня бедствующую) литературу, но народная благодарность тебя не минует...»

Для меня, для моих потомков эта надпись Ибрагима Абдурахмановича Дахкильгова является именной гербовой печатью, которую он поставил на лицензию, выданную моему отцу — лицензию именоваться народным ингушским писателем.

Ладимир Боков,

почетный сотрудник налоговой полиции России,

полковник полиции в отставке

г. Назрань, 5 марта 2017 года

Комментарии 3

Приятно удивила статья. Очень содержательная, познавательная. А. Боков непросто написал произведение- произведение на все времена ! Но и сама жизнь его с момента рождения достойна уважения, примера, почитания и подражания.

Ничто не проходит бесследно и каждый малейший шаг имеет значение для настоящей и будущей жизни.Прав Махмуд Эсамбаев, говоря про книгу - это наша история. У каждого времени своя история и свои герои и мы должны их помнить и чтить.

Эта книга,потрясла меня в возрасте 14 лет. Единственная книга ингушских авторов, которую смело можно поставить в один ряд, с такими произведения, как Тихий Дон и Война и мир. Приятный факт, что тираж "Сыновья Беки" занимает второе место на Северном Кавказе.

Новости