Юнус-Бек Евкуров:

«Визит Дмитрия Медведева в Ингушетию свидетельствует о его уважении к региону»

0
Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров

На прошлой неделе в Ингушетии побывал председатель правительства России Дмитрий Медведев, который провел здесь заседание правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО, а также побывал на различных предприятиях республики. Всем понятно, что это очень сильный имиджевый посыл, выраженное доверие к субъекту и его руководству. О том, что значит для республики визит второго лица государства, как развивается субъект и о многом другом в эксклюзивном интервью корреспонденту газеты «Ингушетия» Адаму Буражеву рассказал Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

— Юнус-Бек Баматгиреевич, кому принадлежала инициатива проведения этого мероприятия в Ингушетии?

— Мы, бесспорно, хотели видеть в республике Дмитрия Анатольевича, и тот факт, что его визит в Ингушетию состоялся — это свидетельство уважения к региону, а также и оценка работы руководства республики. Федеральный центр делает все возможное, чтобы поднять экономику региона, создать здесь инфраструктуру, которая в дальнейшем позволила бы нам снизить дотации и начать зарабатывать самим. Чтобы у нас появилась возможность обеспечивать не только себя, но и вносить вклад в общее развитие нашей страны.

— О чем говорили с премьером без камер? Может ли регион рассчитывать на поддержку с его стороны, и в каких направлениях?

— Мы более детально обсудили вопросы, которые были уже озвучены в ходе выступления премьер-министра на заседании правительственной комиссии. В правительстве понимают, что бюджет у нас дефицитный, содержать новую инфраструктуру сами мы пока не в состоянии. К примеру, перинатальный центр — один из таких объектов, который наш местный бюджет не потянет. И было обещано, что первые пять лет он будет на балансе федерального бюджета.

Со следующего года начинается новый этап реализации программ в рамках Стратегии социально-экономического развития Северного Кавказа до 2025 года. И, как заявил премьер, на этом этапе главное — создать производство и привлечь частные инвестиции. Будем и дальше делать ставку на такие направления, как сельское хозяйство, легкая, пищевая промышленность, строительство, развивать среднее и малое предпринимательство и др.

— В начале месяца в республике прошла крупная спецоперация по нейтрализации членов бандподполья, подобные мероприятия проходили и в других регионах округа. Силовики обозначают свое присутствие, или речь идет о плановой работе?

— Разные эксперты по-своему смотрят на проведение спецоперации на территории СКФО, в том числе введение КТО в обозначенных районах. Одни говорят, что это активизация бандподполья, другие — якобы Росгвардия хочет показать свою работу и дееспособность, третьи говорят, что это текущая работа. Я придерживаюсь третьего варианта. На территории каждого субъекта есть оперативный штаб под руководством начальника регионального УФСБ России, в который входят представители всех силовых структур, в том числе Росгвардия. Здесь нет никакого недопонимания, они как работали, так и работают — самостоятельно, вне оперативного штаба, проводить подобные мероприятия никакая структура не может.

Что касается итогов спецоперации в нашей республике, то среди шести ликвидированных были и члены бандподполья, и их пособники. В том числе один «засланный казачок» из Сирии. Самое главное, что они уничтожены до того, как осуществили планируемые теракты. У нас есть информация и о том, какое распределение ролей было в банде. Двое из уничтоженных были своего рода расстрельной группой. Они должны были выезжать и расстреливать полицейских, которые стоят на постах, гаишников расстреливать, мирных граждан. Их задача — внести хаос и на этом заработать. Были определены суммы. Жизни полицейских оценивались в 500-1000 долларов. То есть этот мерзавец приехал в регион из Сирии по чьей-то команде, установил таксу за убийство жителей республики.

— У него были деньги или финансовый канал, который позволял ему оплачивать эти заказы?

— Нет, там нет заготовленных денег, есть только обозначение суммы за убийство полицейского или гражданского, или просто за срыв какого-то праздничного мероприятия. Там у них все было разложено по пунктам, сколько и за что будут платить. Один из уничтоженных в Гази-юрте говорил Саутиеву (один из ликвидированных членов бандподполья): «А можно мне раньше дать деньги, я дом дострою, потом отработаю?» Они готовы в долг убивать людей и получать деньги за это.

— А вообще бандподполье имеет какую-нибудь серьезную финансовую подпитку?

— Пока мы не видим каналов. Возможности финансовой подпитки из зарубежья у них все меньше. Спецслужбы сегодня очень оперативны, грамотны, наработали опыт. Последние два-три года ведется серьезное взаимодействие с европейскими спецслужбами, откуда в основном поступали раньше деньги. Сейчас задача — перекрыть канал поступлений из Украины, где спецслужбы не хотят с нашими взаимодействовать. Оттуда, наоборот, будут пытаться засылать к нам своих эмиссаров. Мы помним, когда был Саакашвили президентом Грузии, как пересекались границы России с Грузией, и бандитов потоками к нам пытались засылать. Но сейчас, к счастью, в Грузии другое руководство. В любом случае, возможности бандитов ограничены, и денежных потоков как таковых нет. И у них нет пособников, как было это раньше.

— Есть у вас информация о том, сколько выходцев из Ингушетии воюет в Сирии? И готовы ли вы к тому, что эти люди могут вернуться обратно в республику?

— У нас разная информация о количестве тех, кто уехал. От 77 до 120 человек. Мы проводим встречи с родственниками. Были случаи, что прямо в зале человек вставал, приводил своего сына, который якобы в Сирии. Эта информация постоянно уточняется, проверяется и перепроверяется. Есть те, которые находятся в Европе, мы допускаем, что они отвоевали уже в Сирии, хотя родственники опровергают эти данные. Говорят, что он уехал в Европу и там живет, но проверка покажет. Мы говорим родственникам таких людей: приведите их, мы проверим информацию и уберем человека из розыска, если он действительно не имеет отношения к этой ситуации.

Самое приятное, это и благодаря работе спецслужб, и работе общественности, и работе на границе, что в 2016 году у нас есть только один человек, который подозревается в выезде в Сирию. В 2015 году их было порядка 20, в 2014 — более 50. Динамика хорошая, и я думаю, когда мы расскажем и покажем об убитом в спецоперации, люди, которые встали на путь преступления, прислушаются к нам и прекратят свою преступную деятельность.

— Что касается возвращения к мирной жизни, у нас же в республике уже несколько лет работает специальная адаптационная комиссия. Можете рассказать о результатах деятельности членов этой структуры?

— Комиссия работает, и достаточно успешно. Более 80 человек встали на путь исправления и вернулись к мирной жизни. Эта работа продолжается. При этом мы видим не совсем эффективную работу адаптационных комиссий муниципальных образований. Сейчас разрабатываются критерии для оценки эффективности работы таких комиссий на местах. Будем наращивать работу, тем более что другие субъекты также интересуются нашим опытом работы в этом направлении.

— Несколько месяцев все гадали и строили предположения, кто же возглавит Ингушское управление Росгвардии, пока не объявили, что руководителем назначен новый в Ингушетии человек — Виктор Матюк. Для вас это назначение стало неожиданностью? И какие задачи ставятся перед новым руководителем?

— Все было ожидаемо, такие назначения согласовываются. В числе первоочередных задач — улучшение материально-технической базы, решение проблемы штатной численности ведомства, — у нас с сильнейшей нагрузкой работают и ОМОН, и СОБР. Кроме того, надо решить вопрос с созданием новой базы для ОМОН — здесь потребуется помощь федерального центра. Необходимо построить полигон. Надеюсь, Виктор Викторович справится с этими задачами.

— Последний вопрос из криминального блока. Как проходит расследование смерти подозреваемого в ограблении филиала «Россельхозбанка», который умер в отделе полиции. И на какой стадии расследование самого ограбления?

— И смерть Далиева после допроса, и якобы ограбление банка в Сунже расследуются. Пока не хотелось бы делать заявления, но оба эти случая будут иметь свое логическое завершение. Следствие разберется не только в смерти Далиева, но и с махинациями в этом банке, с фальсификацией ограбления, кому и какая роль во всем этом отводилась. Эта информация будет потом озвучена.

— Давайте поговорим об экономике. Начнем с подведения итогов международного экономического форума в Сочи. Насколько вы довольны проведением мероприятия, что республике дало участие в нем?

— Да, я доволен итогами форума, он прошел очень хорошо. Единственный недостаток форума в том, что организаторы требуют довольно серьезную сумму за аренду, поэтому 50 регионов не были представлены там отдельными стендами. Это неправильно. Я думаю, что к следующему форуму организаторы смягчат свои требования. Мы заказали только комнату подписания соглашений, оплатили ее. Спасибо Министерству по делам Северного Кавказа и, в целом, Корпорации по развитию Северного Кавказа, на чьей площадке мы и представили потенциал нашего региона. На форуме мы подписали ряд соглашений почти на семь миллиардов рублей. Они все рабочие, перспективные.

— Помимо участия в форумах в регионе ведется работа по привлечению инвестиций в реальный сектор экономики? Насколько она результативна?

— Конечно, в республике заработали различные организации, предприятия и производства. Это и комбинат детского питания. Он еще не заработал на полную мощность, но его продукция востребована у нас. Есть заказы уже и из Ставрополя и Краснодара. Про яблоневые сады и говорить не приходится, этот проект, что называется, «пошел» еще в прошлом году. Инвестор планирует продавать яблоки на территории республики по самой низкой цене. Скоро откроется швейное предприятие, там уже ведется обучение работников. Начнет работать завод энергосберегающих ламп, мясоперерабатывающий комплекс. Успешно функционирует молочно-мясной комплекс, который дал приплод на 1700 голов. Много предприятий, которые реально работают, осязаемы, ощущаемы. Это одно из приоритетных направлений в нашей работе — привлечение инвестиций, создание новых рабочих мест, увеличение налоговых поступлений. За счет строительства подобных объектов эти вопросы и решаются.

— К слову, о безработице. На каком уровне она у нас находится? Есть снижение с учетом прироста населения?

— Она, конечно, снижается. На выходе в этом году мы должны увидеть не 30% общей безработицы, а 25%. У нас одна только швейная фабрика на первом этапе позволит трудоустроить более 700 человек, а на втором этапе — около 1200 рабочих мест. Мы открываем другой инвестиционный объект — радиаторный завод в Карабулаке. Там будет более 200 рабочих мест, и так далее. В целом, в 2016 году, с учетом социальных и экономически важных объектов, с учетом поддержки среднего и малого бизнеса, мы создаем около пяти тысяч новых рабочих мест.

— Большие надежды вы возлагали на туризм. Как развивается горная зона республики?

— Несмотря на существующие проблемы, я положительно оцениваю темпы развития туриндустрии. Речь идет об отсутствии развитой инфраструктуры европейского образца. Но это дело наживное, и мы работаем над этим. В целом, у нас значительный рост показателя посещаемости как республики в целом, так и Джейрахского района. Кроме того, растет число мероприятий, которые проводит региональный Комитет по туризму. Это ведомство возглавил молодой активный парень, я доволен его работой. Наши предложения становятся брендом не только республики, но и округа. Это и «Чайный экспресс», и предложения по «Шелковому пути». В Ингушетии есть очень популярные у туристов места и на равнине, куда люди приезжают. Мы активно развиваем событийный туризм. Это одна из задач, которые я ставил перед Комтуризма. Второй момент — якорный инвестор (группа «Акрополь») не в состоянии справиться со всем объемом имеющихся задач. Будем решать: или переводить под государственное управление процесс развития лечебно-оздоровительного комплекса «Армхи», или же будем искать дополнительные средства через корпорацию «Курорты Северного Кавказа». Другой вариант — найти еще одного инвестора, который взял бы на себя этот процесс. Нам надо развивать этот район. Есть планы построить там сеть семейных гостиниц, популяризовать семейный туризм.

— Нашим инвесторам вообще интересно это направление?

— Я общался со многими. Знаете, наши жители не очень хотят вкладываться в эту сферу. Основные инвесторы, которые работают в республике, предпочитают агропромышленный комплекс, но нам нужны предприниматели и в других сферах. Будем думать над этим.

И мы сейчас не рассматриваем «Цори» в качестве развития горнолыжного туризма. Опыт соседних регионов показывает, что это не имеет эффекта как такового. Кроме того, развитие «Цори» может испортить природу Джейрахского района.

— То есть мы хотим отказаться от него?

— Да, есть «Армхи» в шаговой доступности, будем развивать этот курортный комплекс. А выше, мне кажется, мы не должны ничего трогать. На мой взгляд, надо также ограничить свободное посещение этих мест. Там должна быть хорошая логистика, должны быть фирмы, которые будут возить туда гостей по заявке, специальная автостоянка, чтобы машины дальше не заезжали. Ограничить заезд только машинами охраны заповедника, егерей, пограничников и так далее.

— Ясно. В завершение нашей встречи хотелось бы заметить, что в конце октября исполняется восемь лет, как вы возглавили республику. Можете тезисно подвести итоги этих лет и обозначить планы на ближайшую перспективу?

— Первое, к счастью, мы часто об этом говорим, всем миром, обществом и властью победили зло — победили терроризм и беспредел. Во-вторых, мы серьезно подняли и «социалку» и экономику. Это говорит о снижении безработицы с 51% до нынешних 30%. Это говорит о доступности школьных мест и детских садиков, а также спортивных объектов. Дорожная и другая инженерная инфраструктура выросла на глазах. И, бесспорно, это, в том числе, диалог с населением. Население другое стало. Можно много перечислять.

Дальше будем продолжать работу. Укреплять стабильность и безопасность, проводить максимальное количество профилактических мероприятий, в том числе и по работе с молодежью. Продолжим ликвидацию двух- и трехсменки в школах, ликвидацию очередей в садиках. В числе прочего будем развивать строительный сектор, обеспечение культурными и спортивными объектами, повышать инвестиционную привлекательность республики.

Кроме того, в числе первоочередных задач — завершение строительства онкодиспансера, перинатального центра, Дворца спорта, реконструкция всей федеральной дороги, ликвидация аварийного квартирного фонда. Повысить доходы республики где-то до пяти миллиардов рублей. Снизить безработицу до 12-15%, а регистрируемую безработицу свести до 5%. Вот такие глобальные задачи на ближайшее время.

— Мне остается только пожелать вам успехов. Спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы!

— Спасибо и вам.

Добавить комментарий

Новости