Магомет Картоев:

«Кропотливая работа отнимает много времени, сил, нервов, но она того стоит»

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Директор Государственного архива Ингушетии Магомет Картоев

В Государственном архиве хранится более 190 тысяч кадров и листов документов по истории Ингушетии. Эта коллекция постоянно пополняется новыми материалами.

Хранение документов важно не только с точки зрения юриспруденции, сколько имеет большую культурно-историческую задачу. Именно благодаря четкой работе архивариусов мы имеем возможность узнать, чем жили люди несколько веков назад, а значит узнать о своей истории, о себе чуть больше. Это не просто хранение важных исторических сведений, но и документов, способных сохранить суверенитет страны, обеспечить безопасность ее рубежей, а также продолжать научно-технические эксперименты без временного разрыва, передавая из поколения в поколение накопленные знания и наработки.

О значимой и трудоемкой работе архивариусов, в беседе с нашим корреспондентом рассказал директор Государственного архива Ингушетии Магомет Мусаевич Картоев.

— Архивный комитет Ингушетии (впоследствии — архивная служба, Государственный архив) был создан указом первого президента республики 19 июля 1993 года, — говорит Магомет Картоев. — Все фонды по нашей историии после образования республики в 1992 году, остались в Грозном. В богатейшем Центральном государственном архиве Чечено-Ингушетии было собрано на тот период около 700 тысяч единиц хранения, среди которых было много документов непосредственно по истории ингушей, но в результате двух военных кампаний в Чечне, как сообщили наши чеченские коллеги, 90% документов безвозвратно утеряно.

Перед архивом республики стояла задача: по крупицам восстанавливать историю народа. Первые серьезные шаги в этом направлении были сделаны уже в первые годы функционирования Госархива, особенно в период, когда архивную службу возглавил известный историк Тимурлан Муталиев. В каком плане, я сейчас поясню. Он серьезно поработал в Федеральном архивном агентстве (Росархив) и сумел убедить руководство архивной отрасли страны в актуальности этого вопроса. В 1997-1998 гг. на заседании коллегий Государственного архива были приняты историческое для нас решения: всем федеральным архивам было предписано проводить работу по выявлению документов, которые касаются нашей истории, копировать их и передавать нам. Это делалось по льготным расценкам, а порою и на безвозмездной основе.

Работа усиленно проводилась в 1998-1999 годах, но была продолжена и после того, как Тимурлан Муталиев ушел с поста руководителя архивной службы. Я работаю в архивной службе с 2000 года, и тогда документы продолжали активно поступать. Это были ксерокопии и микрофильмы, что очень важно. Дело в том, что цифровые носители информации, например, называются «фондом пользования», и в современной практике архивов их не принято использовать для долговременного хранения документов. Наиболее долговечным, проверенным видом носителя являются именно микрофильмы. И страховой фонд архивов России формируется на этих носителях информации. Ну а потом уже заработала республиканская целевая программа восстановления архивных фондов, выделялись средства на эти цели, закупались документы, в том числе и из частных архивов. Например, у нас есть черновики (рукописи) уже ставших классикой романов Ахмеда Бокова, Саида Чахкиева, Магомед-Саида Плиева и др.

— Сколько сейчас единиц хранения в Государственном архиве республики?

— Архив состоит из двух основных частей. Первая — это современный, скажем так, архивный фонд, который формируется с 1993 года. Он состоит в основном из документов постоянного срока хранения и по личному составу ликвидированных учреждений, организаций и предприятий республиканского уровня. Самые крупные фонды — это трикотажная фабрика, завод химических реагентов в Карабулаке, завод «Электроинструмент» в Назрани и так далее. То есть те предприятия, которые у нас на территории находились, потом были ликвидированы, и все документы поступили к нам на хранение. К нам часто обращаются по социально-правовым запросам, например, люди на пенсию выходят, им нужна информация о стаже работы, начислениях по заработной плате и др. Таким образом, по новейшей истории Ингушетии сформировано на данный момент 65 фондов, включающих более 27 тысяч единиц хранения, и архив с каждым годом пополняется.

Что касается второй, исторической части, тут несколько другая ситуация. В основном у нас, конечно, копии документов. В данное время к ним разрабатывается научно-справочный аппарат, все это будет фондироваться, то есть будут создаваться фонды, пока же такой учет ведется по листам и кадрам. Уже по итогам работы этого года мы планируем полностью закончить фондирование и постановку на учет документов на электронных носителях. В следующем году начнем работу по фотодокументам, материалам картографии и др. Работу по созданию полноценного научно-справочного аппарата удалось начать благодаря созданию в структуре Госархива в 2015 г. специализированного по этому направлению отдела.

Наша архивная коллекция по истории Ингушетии постоянно пополняется. Так, например, в рамках исполнения мероприятий действующей государственной программы, в 2014-2015 гг. в архив поступило более 25 тысяч кадров документов, выявленных и оцифрованных из фондов шести федеральных архивов и центральных библиотек России. К сожалению, в текущем году из-за финансовой нестабильности наши возможности в этом направлении ограничены, но, думаю, это временно.

Среди архивов, в которых мы работали в последние годы, мне хотелось бы выделить Российский государственный архив кинофотодокументов, расположенный в г. Красногорске. В этом архиве мы работали впервые и откопировали из его фондов 34 единицы кинодокументов и 79 фотодокументов.

— Относительно Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и участия в ней наших соотечественников, какая работа ведется в этом важном направлении?

— Скажу откровенно, в рамках работы Государственного архива до 2008 года работа в этом направлении практически не велась. Я начал этим заниматься по собственной инициативе. Это случилось следующим образом. Будучи в составе различного уровня комиссий, участвуя в круглых столах, иных мероприятих, связанных с историей участия уроженцев республики в ВОВ, приходилось сталкиваться с такими вопросами, сколько человек ушло на фронт, сколько из них награждено орденами и медалями, сколько погибло, пропало без вести и т. д. У нас таких данных не было, поэтому и возникали вопросы, на которые надо было находить ответы. И тогда мы у себя в архиве начали работу по установлению имен погибших и пропавших без вести из ОБД «Мемориал», позже начали выявлять информацию и из базы данных «Подвиг народа», касающуюся награждений орденами и медалями. По этим двум федеральным базам мы работаем активно. Уже выявлено более 3-х тысяч человек, погибших и пропавших без вести, призванных из Ингушетии (я имею в виду территориально, ведь тогда была Чечено-Ингушская автономная республика), а также 1300 наградных листов.

— Я так понял, что это далеко не окончательная цифра.

— Естественно. Это такие — промежуточные цифры. Они меняются, уточняются, у нас постоянно один специалист Государственного архива работает по этой теме. Периодически базы пополняются. Надо понимать, что оцифровывается огромный массив документов, которые извлечены из Центрального архива Министерства обороны России. Помимо этого, оцифровываются региональные Книги памяти, документы из музеев и библиотек субъектов РФ.

Есть такая корпорация «Элар» в Москве, где аккумулируются все эти документы. Я был там, это огромное производство, где десятки работникв сидят за компьютерами и работают: сканируют, оцифровывают миллионы страниц. Без этой работы, конечно, поиск в архивах был бы очень затруднен. Когда речь идет о Министерстве обороны, все-таки это такой полузакрытый архив и найти там что-то практически нереально, если ты не знаешь, как сделать запрос по персоналиям. Ведь нужны данные, в какой воинской части человек служил, его звание и другие конкретные и точные сведения. А по научно-справочному аппарату в основном проходит не рядовой, а офицерский состав.

Благодаря этим базам, мы выявляем имена солдат ВОВ — наших соотечественников. Также выявлены документы по обороне Малгобека. Это — боевые сводки, описание частей, оборонявших город, материалы, опубликованные в периодической печати того времени. На базе этих документов в 2014 году Госархивом был издан сборник документов и материалов «Битва за Малгобек (сентябрь 1942 — январь 1943 г.)».

Отмечу, что эта кропотливая работа отнимает много времени, сил, нервов, но она того стоит. Многие родственники погибших, которые не знали о судьбе отца, деда или прадеда, когда мы доводим информацию через СМИ и наш сайт, приходят и благодарят. Это очень приятные и трогательные моменты.

— Еще одно важное направление — депортация нашего народа в феврале 1944 года в Казахстан и Среднюю Азию. Сколько человек там умерло от голода, холода, особенно в первые годы выселения. Тяжелая морально, но необходимая работа.

— По Казахстану работа велась, туда выезжала группа ученых, во главе с кандидатом исторических наук Лейлой Арапхановой, в числе которых был и сотрудник Государственного архива Иса Алмазов. Организовало поездку Министерство по внешним связям, национальной политике, печати информации в 2011 г. Было выявлено много ценных документов, имеющих непосредственное отношение к истории нашего народа, но, тем не менее, на сегодняшний день сказать с точностью, сколько погибло ингушей, невозможно. По различным оценочным сведениям, в том числе на основе официальных данных из документов НКВД, мы предполагаем, что общие потери составили не менее 40% от количества ингушей, депортированных в 1944 г. Это огромная цифра, свидетельствующая о масштабах демографической катастрофы для нашего народа.

Большой интерес представляют документы, по которым подробно прослеживается хозяйственно-трудовое устройство ингушей в специальном поселении, проблемы бытового устройства, отчеты по районам области и колхозам, дающие количественные характеристики больных, голодающих и погибших от холода, голода и болезней.

В 2000-х годах Комитетом по делам молодежи был запущен проект по сбору информации в семьях о погибших в депортации, музей Мемориала памяти жертв репрессий также проводил аналогичную работу. То есть нельзя сказать, что по этой трагической странице истории нашего народа работа не ведется, просто ее надо систематизировать, издать Книгу памяти в масштабах республики. Еще раз выехать в Казахстан и Киргизию, посетить кладбища, пообщаться с представителями ингушских диаспор. Думаю, что к этой актуальной теме мы вернемся в ближайшие годы.

— У нас традиционно сильна связь поколений, особенно в части, касающейся истории рода, фамилии. Но, как я заметил, в последнее время молодежь часто попадается на уловки тех, кто занимается мифотворчеством, в то же время мало видно серьезного подхода к изучению истории своего народа. У вас есть молодые сотрудники?

— Есть, но их, к сожалению, не много. Да, действительно, молодежь интересуется историей, но не в той степени, как хотелось бы. В Интернете много чего можно «нарыть», как говорится, но нужно уметь анализировать. Тем более, часто бывают и провокационные взбросы информации. Когда есть элементарные, базовые знания, человека труднее заставить поверить в байки. Поэтому, конечно, я рекомендовал бы молодежи почаще заходить на наш сайт, читать труды историков, пользоваться проверенной и документально подтвержденной информацией.

— Сколько человек работает в Государственном архиве и достаточно ли их?

— 32 человека, включая техперсонал. В структуре Госархива четыре отдела по основной деятельности: отдел комплектования ведомственных архивов, отдел обеспечения сохранности и государственного учета документов, отдел использования документов и научно-информационной работы и отдел автоматизированных архивных технологий и НСА. Нагрузка на отделы с каждым годом возрастает и людей, конечно, не хватает. Также не хватает нужного количества сторожей, учитывая, что на балансе Госархива находятся два административных здания с хранилищами документов. Но, повторюсь, сегодня не очень стабильная финансовая ситуация в стране в целом. Будут и лучшие времена, надеюсь, и штат мы расширим. Работы непочатый край, так что новые сотрудники нам необходимы.

— Успехов вам и спасибо за интервью.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости