Любовь Барахоева:

«Я считаю, что иду по правильному пути»

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0

Есть артисты, чье музыкальное дарование измеряется не столько званиями и наградами, сколько народной любовью и признательностью. Именно к этой плеяде известных имен, составляющих гордость и достояние певческого исполнительского искусства нашей республики, относится и Любовь Барахоева, удостоенная высокого звания народной артистки Республики Ингушетия.

На днях известная не только у нас, но и далеко за пределами республики артистка посетила гостиную редакции газеты «Ингушетия» и дала для наших читателей эксклюзивное интервью.

— Любовь Ахметовна, мы очень внимательно следим за твоим творчеством и знаем, что ты недавно вернулась из Италии, где принимала участие в работе ХХII Международного конкурса оперных певцов, который проходил с 15 по 17 июля на сцене театра Манчинелли города-курорта Орвието. Расскажи, пожалуйста, об этой поездке поподробнее.

— Во-первых, разрешите мне поблагодарить вас за такое внимание к моей персоне и сказать огромное спасибо всем журналистам газеты «Ингушетия», которые так широко освещают культуру на страницах своего издания. Поверьте, это дорогого стоит. Ведь культура — это главный рычаг развития человечества!

А если говорить о моей поездке в Италию, то я должна сказать, что это была моя личная инициатива. Никто меня туда, как, собственно, и на другие конкурсы, не направлял, и поэтому она носила частный характер и состоялась благодаря тому, что мне помогли неравнодушные люди, которые поддержали меня в финансовом плане. Если можно, я хотела бы озвучить их имена. Это Руслан Цечоев и Батыр Хаматханов. Когда эти ребята, на тот момент совсем незнакомые мне, узнали, что я испытываю определенные трудности, они решили помочь и оплатили большую часть моих расходов. Спасибо им за это!

А конкурс этот был очень солидный, участников было много, и каждый надеялся убедить строгое жюри, что петь умели не только во времена Марии Каллас, но и сегодня. Должна сказать, что попасть туда было нелегко. Дело в том, что этот конкурс в Италии проходит ежегодно, начиная с 1995 года, и является одним из самых престижных форумов солистов оперного пения всего мира. В этом году заявки для участия в данном мероприятии поступили из сорока стран мира, в числе которых была и моя заявка.

Жюри конкурса, в состав которого входили именитые певцы и работники культуры, очень жестко, строго и непредвзято относились к каждому участнику и судили всех по всей строгости закона высокого искусства. Конкурсанты подразделялись на свои возрастные категории и номинации, по которым и строились выступления.

Я повезла на этот фестиваль музыки пять популярных классических произведений из различных опер знаменитых композиторов, но спеть удалось только три из них. Это — вальс Мюзетты из оперы «Богема» Дж. Пуччини, ария Лауретты из одноактной оперы «Джанни Скикки» того же автора и «Болеро Елены» из оперы «Сицилийская вечерня» Дж. Верди. Для тех, кто не знаком с этими произведениями, хотела бы напомнить, что это очень красивые вещи, и поэтому советую их послушать хотя бы посредством Интернета.

Придерживаясь рамок других конкурсов за последние несколько лет, в которых мне представилась возможность принимать участие, я специально выбрала для Италии именно такие, более короткие арии, а на самом деле оказалось, что по меркам итальянской школы пения более удачными и респектабельными считаются длинные, лирические и протяжные партии.

По словам организаторов этого конкурса, я узнала также, что практикуется такой подход специально для того, чтобы исполнители за время выступления могли полностью раскрыться и показать, на что они способны. Но в следующий раз я буду знать, что да как, ведь на ошибках учатся.

Все три дня работы конкурса прослушивания продолжались до самой поздней ночи, но члены жюри, несмотря на усталость, очень внимательно слушали всех участников. Такая же безупречная была здесь и организация: все работали на износ, показывая образцовую дисциплину и неравнодушное отношение к своим обязанностям.

Дойдя до полуфинала, мне не удалось, к сожалению, продвинуться дальше из-за плохого итальянского, хотя пение моё им очень понравилось. Но я считаю, что пройти два тура такого престижного конкурса — это тоже своего рода победа, а то, что организаторы этого мероприятия предложили мне остаться в Риме для стажировки, иначе как везением не назовешь. Но для этого мне необходимо будет сдать экзамен в сентябре и спеть три арии из различных опер. Не знаю, что получится, но на сегодняшний день, как мне стало известно, число желающих стажироваться в Риме перевалило за тысячу, а мест всего восемь. Попаду я в это число счастливчиков или нет, покажет время, но всё-таки хочу испытать судьбу, может, она будет благосклонна ко мне хотя бы из-за того, что мне очень хочется воспользоваться такой уникальной возможностью учиться петь за границей.

После окончания конкурса несколько членов жюри на отдельном собеседовании признались мне, что слушали меня восторженно и были немало удивлены, узнав, из какого маленького городка я приехала.

— Очень часто приходится слышать, что итальянская школа пения предъявляет к конкурсантам слишком жесткие требования в плане знания языка. А ты непосредственно сама столкнулась с этой проблемой и убедилась, что правильное произношение в певческом деле — половина успеха. Так ли это?

— Да, именно так. Именно плохая дикция итальянского языка подвела меня и многих вокалистов из других стран на этом конкурсе. Выразив свой восторг от моих выступлений, члены жюри очень внятно объяснили мне, что в Италии не любят, когда поют на ломаном итальянском, и поэтому предложили учиться правильному произношению у них.

Понимаете, итальянская музыкальная культура во все времена предъявляла высокие требования к певцам, голоса которых отличались красотой и насыщенностью тембра. Из года в год исполнители совершенствовались в искусстве пения, колоратура использовалась в окончании арий и помогала певцам продемонстрировать степень владения голосом. С применением длинных линий музыкальных фраз, больших скачков, трелей, диапазонных пассажей постепенно увеличивалась выразительная палитра и отточенная красота виртуозного пения бельканто («красивое пение»).

Всё это вместе подразумевало способность исполнения протяжных мелодичных фрагментов на длинном дыхании с сохранением плавности звукоизвлечения на протяжении всей музыкальной фразы. Но широкий диапазон вокальных партий в серьезной опере расширил требования, которым должны были соответствовать оперные голоса.

И в первую очередь они касались правильного произношения текста арий. Если я раньше думала, как и многие, наверное, что итальянские певцы обращают внимание только на красоту звука и силу голоса, игнорируя дикционную ясность, то сейчас я уверена, что это не так. Будучи в Италии, я убедилась, что для этой страны характерна именно отчетливая, выразительная дикция. Более того, она является одной из основ грамотного пения, так как сама фонетика итальянского языка не допускает неясного и нечеткого произношения. Правильное произношение для всех театров Италии так же важно, как и точно соответствующее музыкальному тексту исполнение.

И если подумать, так оно и должно быть. В искусстве пения вокальные качества голоса и чёткое донесение смысла поэтического текста должны быть слиты воедино. Пение, при котором слушатель не может разобрать половины слов, не произведет должного впечатления. Поэтому произносить текст нужно так, чтобы зритель сразу же всё понимал.

В наше время значительного роста технического прогресса, ускорения темпа и изменения ритма жизни речь становится всё более поспешной, а оттого часто и неразборчивой. Это, к сожалению, негативно отражается на сценической речи драматических артистов. На каком бы языке артист ни пел, каждое слово должно стать хранилищем красоты! И разделять слова необходимо не только ради дикционно-смысловой ясности, а из художественных соображений.

В отличие от нас, итальянская школа пения придерживается именно таких стандартов. И на претворение в жизнь этих задач педагоги и концертмейстеры этой страны тратят огромные силы. Ведь в театрах Рима и других городов работают певцы из всех стран мира, для которых итальянский не является родным. Этим самым итальянцы стараются защитить свой язык от искажения, сохранить его чистоту и правильность. Хорошо бы и нам так же бережно относиться к своей родной речи!

— Какие впечатления остались у тебя от этого конкурса? Не обидно было возвращаться без главного приза, ведь ты, особенно в последнее время, можно сказать, разбаловала своих поклонников тем, что постоянно на подобных музыкальных форумах завоевываешь первые места?

— Нет, вы знаете, совсем не обидно, потому что я знала, куда я еду. Тем более, что не каждый артист местного значения отважился бы на такое! А я сумела. Ведь участие в таких масштабных мероприятиях — это тоже своего рода победа! Победа над собой!

Более того, именно здесь, в Италии, я поняла свое истинное предназначение. Если раньше я отдавала очень много времени и силы народному фольклору, эстрадным, лирическим и гражданско-патриотическим произведениям, то сейчас, после приезда оттуда, я твёрдо намерена заниматься только академическим вокалом. У меня даже появилась мечта и определенная цель идти дальше по этому пути. Я думаю, если Аллах дал мне такой сильный и красивый голос, который позволяет наравне с мировыми звёздами выходить на большие сцены, почему бы нет!

Только для того, чтобы стать звездой мировой величины, мне надо очень серьезно трудиться и брать уроки у хороших педагогов. Но в любом случае, эта моя вторая поездка в Италию (впервые Люба посетила эту страну в 2008 году в качестве участницы конкурса оперных певцов им. Маттео Коллуччи и заняла третье почетное место, — авт.) стала прочным трамплином в моей будущей серьезной творческой жизни. Я как бы прозрела и увидела то, что не могла увидеть у нас. Я имею в виду не только культурный уровень нашей республики в плане пропаганды классической музыки, но и столичные мегаполисы, которые также собирают конкурсы вокалистов оперного пения, только организация мероприятий и отношение к ним в России совсем другое. И поэтому мне сейчас необходимо усвоить одну вещь: надо соответствовать тому уровню, который предъявляется сегодня во всем мире к оперным певцам, и расти в этом направлении, отшлифовывая то, что уже освоено.

— Многие интересуются, а можно ли научиться петь так, как это делают профессионалы, и что для этого нужно сделать?

— У меня тоже многие спрашивают об этом, потому как я преподаю в музыкальной школе г. Карабулака. И за годы своей преподавательской деятельности я поняла, что даже при огромном таланте ничего у человека не выйдет, если он не будет трудиться над собой.

Также нужно просто отдавать себе отчет, что звезды первой величины загораются лишь при уникальном стечении многих обстоятельств.

Во-первых, это изначально заложенные природой профессиональные вокальные данные (тембр, сила голоса, яркость его звучания и т. д.). Далее, у каждого человека существует индивидуальная акустика рта, выносливость голосовых связок, сила мышц, скорость их тренировки и восприимчивость к обучению вокалу. И музыкальные способности, такие как слух, чувство ритма и т. д. тоже у каждого человека бывают разные.

Во-вторых, оперный певец должен обладать физически здоровым и выносливым организмом. Также очень важно соблюдение общей культуры, целеустремленность и умение не останавливаться на полпути. Не на последнем месте стоит и художественный вкус, которым должен обладать человек, занятый культурой. Помимо этого, огромную роль играет внутренний артистизм и харизма самой личности будущего певца.

Человек, обладающий всеми этими качествами, может при систематических упорных занятиях с хорошим педагогом сделать карьеру в этой области. Сроки обучения у каждого проходят индивидуально: от шести-семи месяцев до трёх лет. Но без серьезной мотивации здесь не обойтись.

Отсюда мы делаем вывод, что научиться петь может каждый. Только надо разумно сопоставить свои желания со своими возможностями.

— И в конце нашей беседы разреши задать тебе ставший уже традиционным вопрос о дальнейших творческих планах: какие они, и насколько выполнимые?

— Конечно, планы у меня есть, как и у любого творческого человека. Но насколько они выполнимы, покажет время. Другое дело, что я приложу все свои силы и возможности, чтобы осуществить их на деле.

Первое, что я ставлю сегодня перед собой, — это обучение в Италии и дальнейшая подготовка к сольной программе. Ведь у меня не было ещё ни одного сольного концерта, несмотря на то, что имею богатый репертуар, звания и все необходимые регалии.

Несомненно, учеба в Италии поможет мне не только в профессиональном росте, но и значительно укрепит мою гражданскую позицию. Также уроки у прославленных мастеров сцены подскажут мне, как строить свой дальнейший репертуар. Я очень надеюсь, что после такого повышения квалификации мне всё-таки удастся провести у себя в филармонии свой сольный концерт и показать поклонникам классической музыки всю красоту и непревзойденность живого голоса.

Должна признаться, что я ещё не думала о том, когда покину сцену, но твёрдо решила, чем я буду заниматься после завершения карьеры. Конечно же, воспитанием детей в плане обучения их музыке. У меня уже сегодня есть в классе несколько девочек, которые имеют хорошие перспективы. Но с ними надо очень серьезно работать, чем я собственно и намерена заниматься.

— От имени всех сотрудников газеты «Ингушетия» разреши поблагодарить тебя за такие интересные ответы и на прощание пожелать тебе всех земных благ и больших творческих успехов!
— Взаимно!

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости