Ахмед Мержоев:

«Надежда умирает последней»

0
Директор Государственного природного заповедника «Эрзи» Ахмед Мержоев

На Земле осталось совсем немного мест, которых не коснулась рука человека. Люди разумом понимают, что их влияние на планету из года в год становится все разрушительнее. Чтобы сохранить в первозданном виде Землю для будущих потомков, ее животный и растительный мир, создаются многочисленные парки и природоохранные зоны.

Природа подвергается загрязнениям уже не первую сотню лет. Но серьезно задумались об этом только в 1997 году. Именно тогда, 11 января, в нашей стране был учрежден День заповедников и национальных парков. Данная дата выбрана вовсе не случайно: в этот день в 1916 году в России был создан первый государственный заповедник — Баргузинский, на территории которого находится чудесное место — долина гейзеров.

В настоящее время существующая в России система особо охраняемых природных территорий (ООПТ создана в 1995 году отдельным законом) включает 103 федеральных государственных природных заповедника, 48 федеральных национальных парков, 64 государственных природных заказника федерального значения, 2261 государственный природный заказник регионального значения, 7745 памятников природы, 64 природных парка регионального значения. Кроме того, создано более 2300 ООПТ иных категорий регионального и местного (муниципального) значения.

Сотым по счету заповедником, созданным в России, стал Государственный природный заповедник «Эрзи», появившийся на карте страны, согласно Постановлению Правительства РФ от 21 декабря 2000 года, и раскинувшийся на сравнительно небольшой территории в живописнейшем уголке горной Ингушетии. Здесь уникальная экосистема со своеобразным микроклиматом, оригинальной флорой и фауной, неповторимыми ландшафтами. Чем сегодня живет и дышит ингушский заповедник — об этом мы беседуем с его директором Ахмедом Мержоевым.

— Ахмед, прежде всего хотелось бы вас спросить: не отразится ли на деятельности нашего заповедника недавняя демаркация административной границы между Ингушетией и Чечней?

— Надеюсь, что нет. Потому что в нашей стране уже существуют особо охраняемые природные территории, расположенные на территории нескольких субъектов федерации, и административные границы не мешают работе их сотрудников. Тот же Кавказский биосферный заповедник расположен в пределах трёх субъектов Российской Федерации — Краснодарского края, Республики Адыгеи и Карачаево-Черкесской Республики. Или, скажем, Южно-Уральский государственный природный заповедник, который расположен на территориях Республики Башкортостан и Челябинской области.

— Расскажите вкратце о своей деятельности.

— Основной задачей заповедника «Эрзи» является охрана редких и исчезающих растений и животных, экологическое просвещение и наука. Приоритетное же направление — научно-исследовательская деятельность. Так, в 2018 году заповедником проведены исследования по двум направлениям: изучение горных экосистем и экологический мониторинг, по которым было открыто произрастание более 50 споровых растений. Кроме того, составлен список видов, рекомендуемых нами для включения в новое издание Красной книги Республики Ингушетия, собран коллекционный материал, еще нуждающийся в определении и систематизации. По предварительным данным, выявлены новые виды, так как материал был собран в труднодоступных скальных местообитаниях, где редко ступала нога человека.

В начале этого года двоих сотрудников отдела науки мы направили в Москву и Санкт-Петербург для определения мелких видов растений и животных, так как эта работа требует наличия специального дорогостоящего оборудования.

Сотрудники заповедника приняли участие во многих конференциях и совещаниях, в том числе и в 14-м съезде Русского ботанического общества, конференции «Ботаника в современном мире» на базе Дагестанского научного центра РАН, который проводится в пять лет один раз. В результате научно-исследовательской работы выпущены статьи в сборниках «Хищные млекопитающие горной Ингушетии», «Материалы к изучению переднеазиатского леопарда в условиях Республики Ингушетия», «Материалы к изучению прыткой ящерицы в условиях Республики Ингушетия», «Материалы к изучению гадюковых змей Республики Ингушетия», «Макромицеты (мхи) заповедника «Эрзи», «Изучение редких и малочисленных видов долгоносиков Таргимской аридной котловины», «Систематическая и географическая характеристика листостебельных мхов Республики Ингушетия», «Новые находки листостебельных мхов в Республике Ингушетия» и т. д.

Отдельно хотелось бы отметить, что на территории заповедника были обнаружены следы переднеазиатского леопарда, который считается исчезнувшим (категория 0), а также был найден черепной скелет переднеазиатского леопарда.

— Поездки и обмен опытом — это, конечно, здорово. А к нам в республику ездят ваши коллеги?

— Естественно. К примеру, в рамках совместной научно-исследовательской работы природоохранных и научных организаций, являющейся важным моментом в работе всех заповедников. В прошлом году наш заповедник посетили четыре доктора биологических наук и два кандидата биологических наук. Это ведущий специалист Сочинского национального парка и заведующий сектором филиала Сочинского национального парка в г. Кисловодске доктор наук Константин Лотиев, заместитель директора по науке Сочинского национального парка доктор наук Борис Туниев, доктор биологических наук Михаил Игнатов, научный сотрудник московского Ботанического института имени Комарова доктор наук Галина Дорошина, руководитель Кисловодского сектора научного отдела Сочинского национального парка кандидат наук Виктор Слепых, ученые из многих других научных центров. Сотрудниками заповедника в свою очередь была проведена работа в других заповедниках Кавказа.

В рамках ежегодного планирования научных работ нами подготавливаются, издаются и направляются в Минприроды России книги «Летопись природы» — итоговый документ работы заповедника за год.

— Сегодня необходимость сохранения нетронутых человеком участков планеты осознается всеми. Однако это понимание сходит на нет из-за ненасытного потребительства, когда в погоне за ростом благосостояния человек «высасывает» из недр планеты все ее соки. Как остановить этот губительный бег?

— Конечно же, здесь без политической воли лидеров развитых стран ничего изменить не получится, и наша планета продолжит катиться к пропасти. Единственное, что еще способно изменить эту апокалипсическую ситуацию, это если каждый на своем месте предпримет спасительные действия. В этой связи немаловажную роль в деятельности заповедника занимает эколого-просветительская деятельность. Сотрудниками отдела каждый месяц проводятся совместные мероприятия со школами с целью просвещения учащихся в области охраны природы. Так, за 2018 год нами было вовлечено в эту работу более 11000 школьников, волонтеров и жителей республики.

— Охраняется ли территория заповедника, скажем, от тех же браконьеров?

— К счастью, браконьеры особых хлопот нам не доставляют. Другое дело — мусор, который оставляют посетители. С этим, впрочем, у нас везде проблема — не только на территории заповедника. Вообще, охрана территории заповедника осуществляется вахтовым методом. Патрулирование территории осложняется тем, что заповедник расположен в горной местности. В результате охранной деятельности в прошлом году было составлено 18 протоколов за нарушение заповедного режима. В весенне-летний период мы проводим противопожарные учения в горной местности, ежемесячно очищаем территорию заповедника, в том числе и поймы рек от мусора, проводим ремонт беседок и комплектующих, устанавливаем навигационные таблички с указанием редких видов деревьев. Недавно мы дополнительно приобрели лесопожарную автомашину, и в настоящее время заповедник имеет на балансе две единицы специализированной техники на базе УАЗ.

— Какие еще проблемы существуют в заповеднике?

— Одна из проблем связана с реализацией федеральной программы по репродукции переднеазиатского леопарда, находящейся под патронажем Президента России. Однако в связи с тем, что на территории Ингушетии отсутствует фенологическое наблюдение, нас в рамках данной программы не финансируют. А ведь территория республики является историческим местом обитания переднеазиатского леопарда, и его миграция проходит с территории Грузии на территорию Республики Ингушетия и далее на территорию Северной Осетии через гору Цей-лоам и Солнечную поляну. Очень надеемся на организацию содействия в этом вопросе с целью проведения научно-исследовательских работ по выявлению обитания в Ингушетии переднеазиатского леопарда. В частности, нам крайне важен допуск на территорию пятикилометровой пограничной зоны для установления фотоловушек и проведения фенологического наблюдения.

Другая, не менее острая проблема связана с постановлением правительства Ингушетии от 12 сентября 2012 г. № 211, согласно которому в схему территориального планирования республики внесены изменения. В результате этого была изменена конфигурация заповедника «Эрзи». При этом площадь земельных участков заповедника сохранена в пределах установленных правительством России, все землеустроительные работы были проведены за счет средств республиканского бюджета. Однако Минприроды России не признало данные изменения, и в настоящее время в Арбитражном суде Республики Ингушетия, Апелляционном суде (г. Ессентуки) и в Кассационном суде (г. Краснодар) находятся на рассмотрении исковые обращения Территориального управления Росимущества в Республике Ингушетия по восстановлению границ ФГБУ «ГПЗ «Эрзи». Пока что этой правовой коллизии не видно конца. Но, опять же, надеемся, что разум восторжествует.

В общем, как говорится, надежда умирает последней. В конце концов, все упирается в один вопрос: сохраним мы девственный оазис природы на территории республики или же нет? И вопрос этот отнюдь не праздный и не простой.

Добавить комментарий

Новости